Кто выиграет от реформы пенсионной системы

Национальный банк инициирует реформу пенсионной системы. Он предлагает вернуть на игровое поле компании по управлению пенсионными активами (КУПА) и дать вкладчикам самим выбирать управляющих исходя из стратегий инвестирования.

Дополнительно крупные вкладчики, имеющие на пенсионных счетах сверхдостаточную сумму (какую именно, регулятор не уточняет – ее предстоит посчитать), получат право самостоятельно решать судьбу этого сверхвклада, доверив его уже другому управляющему – частной управляющей компании (ЧУК). Сам Национальный банк продолжит игру, оставаясь управляющим для неопределившихся граждан, так сказать «молчунов».  Дополнительно владельцам пенсионных активов оставляют возможность покупки аннуитета и перевода накоплений в компанию по страхованию жизни.

От изобилия вариантов кружится голова. Наконец-то после трех лет забвения вспомнили о вкладчиках, подумали о том, что пенсионные деньги – не только источник ликвидности для государственных целей, в том числе погашения нефтяных шоков, но также личные пенсионные планы, где за каждой суммой стоит надежда конкретного человека на сытую старость. Вместе с тем информация, озвученная Национальным банком на встрече с журналистами в середине марта, рождает вопросы, без ответа на которые реформа попросту забуксует. 

Вкратце предложенная схема выглядит следующим образом. Частью активов будут управлять КУПА и Национальный банк. К сверхнакоплениям допустят ЧУК. ЕНПФ останется статистом (его портфелем продолжит управлять Национальный банк). Пряником для ЕНПФ станет позиция учетного центра с дополнительной функцией консультанта вкладчиков по выбору КУПА. На долю пирога смогут рассчитывать страховые компании с пенсионными аннуитетами, – доложилась на мартовской встрече заместитель председателя Национального банка Дина Галиева.

Квазиуправляющий, он же смотрящий
Новая схема более эффективна, так как из нее уберут недостатки, утверждает представитель регулятора.  Недостатком она называет учет пенсионных активов непосредственно НПФ, что напрямую привело к финансовым потерям. Учет останется в государственных руках, что сделает контроль над КУПА более пристальным.

Главная же проблема – конфликт интересов, возникающий при управлении государством частными пенсионными накоплениями, – будет решена возрождением частных КУПА. Но, судя по всему, конфликт исчерпан не будет. Согласно заявлениям, Национальный банк оставляет за собой функцию управляющего активами, а значит, не будет устранен «институциональный дефект», о котором говорил президент страны в ноябре 2015 года, обращаясь с посланием к народу Казахстана.

Более того, пока идет дискуссия, на каких условиях допустить к управлению частные компании, государство закрепляется на рынке управляющих. В октябре 2016 года, встречаясь с журналистами, начальник управления пенсионными активами департамента монетарных операций Национального банка Нуржан Турсунханов заявил, что Национальный банк как доверительный управляющий пенсионными активами продолжит работу по дальнейшей диверсификации пенсионного портфеля, увеличив валютную составляющую путем внедрения индексного управления активами. На 1 октября 2016 года доля активов, номинированных в иностранной валюте, составляла 20%. В 2017 году показатель хотят увеличить до 23%, а в среднесрочной перспективе – до 25-30%. А это огромные деньги, сейчас, например, 1,5 трлн тенге. Доля валютных активов с учетом поступления в систему новых денег и полученного инвестиционного дохода будет возрастать.  Соответственно, будет увеличиваться инвестиционный портфель, управляемый Национальным банком.

Национальный банк можно понять. «Убив» НПФ и пообещав с неба звезду, государство в лице нового управляющего столкнулось с теми же проблемами, что и частные фонды. А именно, что доходность инвестирования зависит от ситуации на финансовом рынке и от стоимости финансовых инструментов и что Национальный банк точно так же осуществляет инвестиции на местном рынке, в тех же условиях и в тех же пропорциях, что и частные НПФ. 

Национальный банк, по словам Нуржана Турсунханова, планирует в будущем нарастить долю акций, именно они обеспечивают высокую доходность.

«Мы хотим, чтобы доли распределялись следующим образом: порядка 30% – акции, 70% – облигации».  Отметим, что акции изначально были не в чести у управляющего регулятора, и доля акций казахстанских компаний на январь 2017 года составила 1,9%, иностранных – 0,3%. По итогам февраля, цифры практически те же.

Мало того, понимая свою ответственность за сохранность активов, Национальный банк намерен улучшить качество управляемого портфеля и пересмотреть его структуру. В частности, приобретать активы с инвестиционным рейтингом уровня «AAA» и «BBB», которые могут дать доходность в 3-5% годовых в валюте.

Это выше ставок по валютным депозитам большинства наших банков. И круче долгового и инвестиционного рейтингов многих казахстанских компаний, которые не могут априори быть выше суверенного рейтинга страны, который на данный момент «BBB» с прогнозом «стабильный».

Частные КУПА обяжут показывать доходность на уровне некоего бенчмарка. И при недостижении показателя – возмещать разницу из собственных средств. Скорее всего, бенчмарком станет некая усредненная доходность, отражающая концепцию «риск – доходность».  

Сам Национальный банк вряд ли будет управлять портфелем иностранных акций из-за отсутствия достаточной квалификации. Акции полностью отдадут во внешнее доверительное управление западным организациям, поставив перед ними эталонный индекс. Интересно, что валютные покупки будут оплачиваться новыми деньгами – ежемесячными поступлениями и средствами, вырученными после погашения бумаг в текущем портфеле.

На октябрьской встрече представители Национального банка отмечали, что раздача мандатов частным управляющим «будет зависеть от инструментов, от того, к какому стратегическому распределению активов мы подойдем». Разрисовка мандатов начинает проясняться. 

За собой Национальный банк намерен оставить управление портфелем государственных ценных бумаг (ГЦБ). Так как не видит смысла платить комиссию сторонним управляющим в условиях наличия собственной команды, которая может делать это самостоятельно. Сейчас портфель ГЦБ занимает 44% пенсионных активов, или 2,9 трлн тенге. Точно так же отсутствует здравый смысл оплачивать посредников при размещении активов на депозиты банков, ведь это не активные операции. Тем более что доля депозитов в совокупном пенсионном портфеле невелика: всего 8,8%, или 592 млрд тенге. Иными словами, свыше 3 трлн тенге проходят мимо счетов КУПА.

Конкретно частные управляющие могут рассчитывать на 2,5 трлн тенге, вложенных в бумаги казахстанских компаний, из которых 2,4 трлн тенге – облигации, причем преимущественно банков и квазигосударственных компаний. Получив текущие активы ЕНПФ, частники должны будут сформировать для них ликвидный рынок.  Каким образом – большая загадка, так же как механизм определения справедливой стоимости финансовых инструментов, планируемых к передаче КУПА.

Однобокий багаж и небольшое по сумме наследство зафиксируют КУПА, по крайней мере на первых порах, в рамках консервативных инвестиционных стратегий. Иными словами, частные компании обеспечат вкладчикам хлеб.  Масло и икру заработает в прямом смысле этого слова государственный управляющий, инвестируя на мировых рынках и мысля масштабами глобального фонда. Это еще один тезис к вопросу исчерпания конфликта интересов.

Теперь про условия возрождения УК
Передача части денег частным управляющим – бесспорно, позитивный шаг: за последние несколько лет пенсионные деньги практически не участвовали в рыночных размещениях. 

Однако регулятор, проводя прогрессивные и назревшие преобразования, почему-то обставляет их одному ему понятными условиями. Так, сразу заявили, что КУПА будет не так много, что им поставят жесткие условия по выходу на рынок, прежде всего за счет капитала, а главное, деньги доверят вновь образованным – более капитализированным компаниям.

Возникает вопрос, зачем нужна затея с образованием новых специализированных управляющих, когда уже сейчас лицензию на управление активами имеют 23 небанковские инвестиционные компании, из которых все-таки можно выбрать достойных претендентов?

Статус КУПА потребует значительных вложений: расходов на рекламу, маркетинг, содержание региональной сети и другое. Не все новые компании смогут привлечь значительное количество вкладчиков, позволяющее содержать соответствующую инфраструктуру. Ситуация может привести к тому, что для бенефициаров КУПА проект по их созданию может стать нерентабельным достаточно длительное время, что поставит вопрос о целесообразности отвлечения их средств на данный проект.

Далее. До 2013 года выбор вкладчиков пенсионного фонда основывался на исторических показателях управления. Теперь, когда индустрия КУПА начинается с очередного чистого лица, на какие критерии должен обращать внимание вкладчик? И о каких плюсах новых КУПА расскажет вкладчикам ЕНПФ, выполняя функцию консультанта и советчика?

По прошествии 19 лет накопительной пенсионной системы, до сих пор большинство вкладчиков не обладают необходимыми знаниями и опытом для анализа предлагаемых инвестиционных стратегий. Учитывая менталитет большинства граждан и отсутствие результатов у вновь создаваемых частных КУПА, привлечение будет не только затратным, но и займет длительное время.    

В идеале, считают участники фондового рынка, реформу следует начинать не с создания новых КУПА, а с передачи отдельных и отзывных мандатов на управление пенсионным портфелем работающим управляющим. Этот шаг позволит наработать инвестиционное имя и дальше на рыночных условиях привлекать вкладчиков. При этом важно передать в управление КУПА не часть, а все пенсионные активы, чтобы насовсем исключить конфликт интересов.

Немного о ЧУК 
Национальный банк правильно делает, предлагая не чесать под одну гребенку «бедных» и «богатых» вкладчиков, у которых различные взгляды на управление их накоплениями. Он предлагает «богатым» вкладчикам альтернативу аннуитетам – индивидуальные стратегии инвестирования.

Как пояснила представитель Национального банка Дина Галиева, сверхдостаточными накоплениями сейчас считается сумма свыше 40% от средней заработной платы за весь трудовой стаж вкладчика. Все, что сверх этой суммы, вкладчик может перевести в ЧУК, а инвестиционный доход с этих средств использовать по назначению, например положить на депозит в банке.

«Если вкладчик выходит на пенсию при достаточности средств, он их использует без ограничений. Но тогда государственная гарантия не распространяется на деньги, переведенные в ЧУК», – уточнила представитель Национального банка.

На самом деле не понятно, может ли вкладчик вывести заработанный ЧУК доход с финансового рынка и купить, к примеру, квартиру, поехать в отпуск, полечиться? Или же эти деньги обязательно должны остаться в финансовом обороте? Еще вопрос – регулирование ЧУК. Будут ли их инвестиционные декларации либеральными или же останутся слабой тенью КУПА?

И уж совсем неясны перспективы привлечения пенсионных средств компаниями по страхованию жизни. Если раньше они отдавали вкладчику на руки, при покупке им аннуитета, до 70% и даже до 90% накоплений, и в их офисах был аншлаг, то сейчас, когда закон разрешил выплачивать вкладчику максимум 30%, поток ходоков к страховщикам иссяк. Давая ход ЧУК, регулятор не предложил ничего взамен страховому рынку. Каким образом планируется развитие накопительного страхования жизни – вот в чем вопрос.

Подбиваем итоги. Реформа пенсионного рынка позитивна и своевременна. Будем ждать детализации предложений и надеяться, что рынок и регулятор услышат друг друга. Вкладчикам очень важно, чтобы, в конце концов, параллельное существование старых и новых инвестиционных институтов не утяжелило экономику управления пенсионными активами, не дублировало функции и не повышало риски.