«Елочка, гори! Тенге, расти!»

24 Декабря 2016 10:12

Что скрывает белая борода Деда Мороза? Кто он, этот материализовавшийся новогодний дух? Много ли мы знаем о трудном и увлекательном ремесле «дедушки по вызову»?

Актер государственного академического русского театра драмы имени Горького Сергей Маштаков – мастер перевоплощений. В театре он играет и героев-любовников, и воинов, и простаков, а в комедии «Примадонны» у него сложная роль мужчины, который изображает женщину. Но Деда Мороза в этом стройном молодом человеке заподозрить трудно. Тем не менее, Сергей Маштаков уже 12 лет работает Дедом Морозом – в сезон елок и новогодних корпоративов, как многие актеры.

- В самом театре я Деда Мороза не играю, у нас есть ребята покрупней. Но вообще я начал студентом, в 16 лет, еще когда учился в Степногорске, в филиале кокшетауского колледжа культуры.

- Но Дед Мороз – это такой мощный старик, который разговаривает басом… Как вы добиваетесь соответствия образу?

- Само собой, в ход идут толщинки и прочие ухищрения… В 16 лет, конечно, было тяжело. Для детей хватало того голоса и фактуры, что у меня есть. А с вечерними ресторанными заказами были проблемы. Люди говорили: «Боже, что он такой худой? Он же молодой совсем!». Как ни загримируйся – все равно видно, что ты слишком молод для Деда Мороза.

- Интересно, сколько весит костюм Деда Мороза со всеми этими толщинками?

- Кто ж его взвешивал-то?  Но тяжелый. Под костюм еще старую куртку приходится надевать, чтобы выглядеть покрупнее. Я работаю тремя футболками: отработал заказ – поменял футболку.

- Промокает?

- Насквозь!

- Ваша программа меняется с годами? С каким текстом вы начинали?

- Это были какие-то стандартные простые конкурсы… Надо сказать, часовая программа была! Сейчас уже часовых Дедов Морозов не бывает.

- Почему?

- Жизнь стала быстрее. Люди хотят побольше увидеть за вечер. Если они начинают корпоратив в восемь часов вечера, то до двенадцати должны выступить фокусники, балеты, шоу голубей, лазерное шоу… Программа Деда Мороза длится максимум двадцать минут. Потому что ну не хотят люди всех этих конкурсов: засовывать в бутылку гвоздик, привязанный на веревочке к поясу, и так далее…

- А я думала, Дедушка Мороз до такого жанра не опускается!

- С детьми – конечно нет. Но взрослых тоже надо как-то развлекать. Не скажешь же: давайте встанем в хоровод, рассказывайте стихотворения…

- А может быть, Дед Мороз как раз и должен обращаться со взрослыми так, будто они пятилетние дети?

- В некотором роде, да. В Новый год взрослые хотят на время вернуться в детство, когда они верили в этого персонажа. Поэтому им очень нравится, когда говоришь: «Здравствуйте, друзья мои, детишки, девчонки и мальчишки!». Я вижу, что с годами Дед Мороз возвращается к тому образу, который изначально был в голове у всех нас. А лет пять-шесть назад пытались делать Деда Мороза, например, в коротких шортиках, какого-то такого сексуального… Ужас что было! Я видел таких Дедов Морозов, на которых было стыдно смотреть. В одном нижнем белье и с бородой. Правда, это было в ночных клубах.

- А вы не были сексуальным Дедом Морозом?

- Нет! Конечно, понятно, что это работа. Но я все-таки актер, мне было бы неприятно, чтоб меня так видели – даже если никто тебя не узнает под бородой и кучей грима. А еще было время, когда появились Санта-Клаусы. Они выходили и не знали, как себя вести: одетые в костюм Санта-Клауса, начинали вести дедморозовскую программу… К счастью, сейчас людям это приелось: все хотят настоящего Деда Мороза. Всегда спрашивают: «У вас длинная шуба? А борода длинная?». Но в этом году у нас будет новшество: в честь года Петуха Дед Мороз на Петухе появится. Я уже много лет работаю с кабаре-шоу «Viva», эту программу мы готовим для ресторанов. Но и детские заказы тоже берем.

- Вы работаете со Снегурочкой?

- Да, конечно. Моя Снегурочка – это актриса нашего театра Наташа Лысенко.

- Что входит в программу визита Деда Мороза к ребенку? Поздороваться, подарить подарок, выслушать стишок - или есть еще варианты?

- В нашу программу входит еще одна игра, максимум – две, но коротенькие. Все зависит от обстоятельств. Бывает, что в доме очень маленькие дети или, наоборот, большие. Некоторые дети сразу готовы встретить Дела Мороза, а некоторые закрыты, и ты все эти 15-20 минут пытаешься найти контакт. Бывает, что Дед Мороз вообще выходит из комнаты, а работает только Снегурочка. Потому что дети пугаются.

- Бывало такое, чтобы при виде вас ребенок пугался и плакал?

- Да, много было таких случаев. Маленькие дети, которые сидят дома с мамами, запросто пугаются, когда вдруг видят большую куклу-снегурку и огромного дядьку с бородой, да еще с таким голосом! Конечно, для квартирных заказов Снегурка не делает каких-то больших ресниц, яркого макияжа. И я говорю намного тише, чем, когда выступаю в ресторане… Мое первое образование – педагог-организатор досуга детей и подростков по интересам, уже потом я окончил факультет актерского искусства КазНУИ. Меня учили работать с детьми. А все эти детские игры – они могут просто мгновенно рождаться в голове!

- Значит, вы импровизируете?

- Чаще всего – именно импровизирую. Невозможно работать по сценарию. Тем более со взрослыми, они любят интерактив. Взрослые не хотят просто сидеть за столами и смотреть спектакль, они хотят быть участниками действия. Ты им одно слово, они тебе – другое, ты цепляешься за их реакцию, и так далее: идет полная импровизация.

- Это похоже на stand-up comedy?

- Да, своего рода. Другое дело, что stand-up открыт во все стороны, а у нас одна тема – новогодняя. Вообще-то, я знаю пять детских игр, которые точно «заведут», и три взрослых конкурса, которые сто процентов понравятся. Ты приходишь и сразу понимаешь, в каком состоянии люди, что они смогут сделать, а чего не смогут. Есть подвижные игры, а есть застольные, для людей, которых не нужно поднимать – иногда и правда лучше этого не делать… И есть просто хоровод, в котором можно начать какую-нибудь танцевальную импровизацию. А вообще, как правило, чем дороже ресторан, тем скромнее люди.

- В каком смысле «скромнее»?

- Как сказать… Бывает, что люди абсолютно ноль внимания на тебя. Это пугает. Это тяжело очень: тебе надо с ними работать, а они сидят так, как будто не знают, для чего пришли. Или с таким выражением: «ну давайте, развлекайте нас». Но так бывает очень редко. Вообще-то, у нас люди любят отдыхать.

- Наверняка, бывает, что приезжаешь – а гости уже набрались и ведут себя неадекватно?

- Да. Но в последние несколько лет я заметил, что на корпоративах стали меньше употреблять алкоголь. Мне кажется, это стало немодно.

- Деду Морозу предлагают выпить-закусить, или это стереотип?

- Предлагают, и очень часто. Очень многие хотят выпить с Делом Морозом. Но есть такой хитрый ход. В ресторане заранее предупреждаешь официантов: если что, несите мне яблочный сок, как будто это виски. А на квартирных заказах я просто объясняю, что за рулем. И Снегурка тоже за рулем: мы с ней чередуемся, один день я на машине, другой – она. Это удобнее, чем искать таксистов и платить им бешеные деньги, чуть ли не всё, что успел заработать. У меня был такой случай: я был без машины, и пришлось отдать таксисту 20 тысяч за одну точку, чтобы он меня час подождал. Но это был очень важный вызов, очень важные люди… И я понимал, что меня там ждет куча детей, человек 15. Они мне очень обрадовались.

- А 31 декабря вы тоже работаете или останавливаетесь?

- Работаю! Для меня в последние десять лет нет Нового года. Все говорят: «Как же так, Новый год надо праздновать дома, с семьей!». Но моя жена работает в том же кабаре-шоу администратором. Так что в Новый год мы дома не бываем, встречаемся 1 января в пять или в шесть часов утра. Съесть какую-то закуску и сидеть в телевизор залипать – это, наверное, прикольно, но я не привык к такому. Для меня 31 декабря – это, во-первых, очень хороший день, когда можно неплохо заработать, потому что цена в этот день двойная. А во-вторых, мне нравится этот быстрый темп, адреналин.

- Когда у вас начинается новогодняя страда?

- С 19 декабря. Конечно, к 31 декабря устаешь, но понимаешь, что это последний день, и второе дыхание открывается. Плюс – встречаешь Новый год с разными интересными людьми, со звездами. У нас здесь в Новый год работает очень много звезд! Приезжаешь куда-нибудь – Пельш ведет, «Серебро» поет… Один раз с Бьянкой Новый год встречали.

- А бывают корпоративы в новогоднюю ночь?

- Конечно, бывают. В последние несколько лет я встречал Новый год то в Rixos, то в Radisson. На LED-экране включается прямой эфир канала «Хабар», в 12 часов президент поздравляет, все чокаются, и… мы едем дальше работать! В прошлом году, когда я приехал домой, уже светало. Но зато 1 января я не страдаю от похмелья, как другие люди.

- А 1 января все, наконец, заканчивается?

- Да, 1 января спишь… примерно до 2-го. Потом начинаешь стирать бороду, сдавать костюм… После Нового года, как правило, дедморозовской работы уже нет. Иногда бывает работа на Старый Новый год – но это уже развлекуха, где-нибудь в клубе.

- Мы пережили несколько волн кризиса и девальвации, это как-то сказалось на количестве заказов или на запросах клиентов?

- Я ничего такого не ощутил. На Деде Морозе люди не экономят. Может быть, они не зовут каких-то звезд или урезают меню - не знаю. Но Дед Мороз есть всегда. И когда едешь 1 января по городу – пересекаешься с Дедами Морозами. Останавливаются рядом две машины: в одной ты - Дед Мороз, и в другой - тоже Дед Мороз за рулем. Вот так люди работают! К сожалению, сейчас пооткрывалось очень много непрофессиональных event-агентств. Они ставят минимальные цены и работают, прямо скажем, отвратительно.

- Вы вставляете в свою программу шутки на злобу дня? Про политику или экономику?

- Про политику нет, а про экономику – да, еще как! В прошлом году мы шутили про курс. В одном ресторане был по случаю года Обезьяны тематический вечер – «остров». И в финале мы устроили ритуальные танцы. Под барабаны кричали: «Курс, расти! Бензин, дешевей!».

- Супер! Кто это придумал?

- Я придумал. Просто заехал на заправку, увидел цены на бензин и подумал: «Да сколько ж можно?!». Это была чистая импровизация. А потом я повторял это в каждом ресторане. Был полный восторг. По двести человек стояли в кругу, били ногами в пол и орали: «Тенге, расти! Доллар, дешевей!».

- И помогло?

- По-моему, да. Вроде жизнь наладилась.

- А в этом году будете что-то такое устраивать?

- Ну надо посмотреть, что еще произойдет…

Ксения Татаринова