«Меняется парадигма использования автомобиля»

04 Октября 2016 17:10

Генеральный менеджер Uber в странах СНГ Алексей Стах об аренде автомобилей на короткий срок - каршеринге и том, что Uber делает с рынком такси.

Поминутная или почасовая аренда автомобилей – каршеринг как альтернатива общественному транспорту начал набирать популярность в Европе в конце 90-х годов, когда автомобили стали оснащать GPS навигацией. Сервис каршеринга позволяет взять автомобиль в одном из пунктов обслуживания и вернуть в другом, для пользования сервисом клиент проходит регистрацию и получает специальную карту, такие сервисы работают и в Казахстане. Uber реализует услугу каршеринга в некоторых городах через мобильное приложение: сдать свой автомобиль или арендовать чужой можно через приложение, без привязки к пунктам обслуживания. Расчеты также производятся онлайн через банковскую карту.

- Что представляет собой каршеринг в США и в странах СНГ?

- Каршеринг для граждан – возможность дополнительно использовать свой актив – автомобиль. В Америке это можно делать без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, просто в рамках определенной лицензионной структуры платежей.

Одно из необходимых условий работы каршеринга в странах СНГ – регистрация в качестве индивидуального предпринимателя, потому что это все-таки извлечение систематического дохода и потом, абсолютно гибкая система работы на платформе. Обязательного количества часов нет, ограничений по времени тоже нет. Каждый сам себе босс, каждый сам определяет, сколько ему пользоваться платформой, чтобы компенсировать часть денег, которые он вложил в свой автомобиль.

- Как в странах СНГ решается вопрос со страхованием автомобиля, использующегося по каршерингу?

- Вопрос решается очень легко. Механизм страхования в этом плане работает очень хорошо и предусматривает случаи нанесения ущерба автомобилям, которые используются по каршерингу.

- Uber планирует сотрудничать с автопроизводителями. Как может выглядеть это сотрудничество?

- Фактически, есть производитель, есть физическое лицо, и есть платформа. Мы говорим физическому лицу: хочешь извлекать доход посредствам Uber и получить автомобиль – иди сначала к производителю, который дает беспроцентный кредит на автомобиль и иди на платформу зарабатывать деньги, чтобы отбивать стоимость автомобиля и зарабатывать на жизнь.

Кредитование или лизинг – это уже детали того, как это будет устроено, в любом случае самое главное – чтобы человек зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя, иначе он на платформу не попадет, потому что он извлекает доход, а значит должен платить налог.

- Кто чаще всего сдает автомобили по каршерингу?

- В кризисное время люди больше задумываются о том, как извлечь дополнительный доход из того, что у него есть. Фактически, мы видим колоссальный спрос среди людей, которые не имеют работы, но имеют машину и желание зарабатывать. За два месяца в Казахстане у нас зарегистрировались порядка пятисот предпринимателей, для того чтобы работать на платформе.

- Такисты жалуются на сервисы, подобные Uber. Как вы на это смотрите?

- Мы смотрим на ситуацию так, что мы не конкуренты такси, а органичное дополнение к транспортной инфраструктуре. Мы даем альтернативный способ передвижения тем людям, которые не хотят пользоваться такси. Среди наших пользователей много тех, кто никогда не пользовался такси в силу либо дороговизны, либо плохого качества, либо недоверия, либо в силу еще каких-то причин, но начинают пользоваться нашей платформой. В результате, как это ни парадоксально, когда Uber приходит, рынок перевозок растет для всех. Фактически, когда повышается планка сервиса, цены становятся более конкурентными, все подстраиваются. В итоге спрос растет – текущие игроки приближают цены к реальным, и, когда это происходит, больше людей начинают пользоваться услугой. В итоге рынок растет для всех.

- То есть в город приходит Uber, и рынок такси начинает расти?

- Я не видел данных, чтобы было иначе. Мы постоянно слышим об этой эмоции, за которой не видим цифр. При этом мы наблюдаем рост рынка перевозок и видим то, что когда наш пользователь не может вызвать машину в час-пик, но уже привык пользоваться Uber, делает то, что вызывает такси. Получается, что одно дополняет другое, а не противоречит. А за счет того, что мы улучшаем сервис, делаем более привлекательными цены, в итоге выигрывает потребитель.

Меняется парадигма использования автомобиля. Начинает меняться сознание потребителя, он задумывается над тем, зачем ему вообще собственный автомобиль. Когда это происходит, у него освобождается, условно, десять поездок в неделю, и вместо того, чтобы совершать их на личном автомобиле, он пользуется платформой, а личный автомобиль может отдать в пользование по каршерингу.

К сожалению, мы не всегда можем удовлетворить спрос. Тогда спрос может удовлетворить такси, то есть мы комплементарный элемент, который дополняет рынок,  а не как антипод, как все привыкли считать.

- Каковы ваши планы в Казахстане?

- Мы глобальная платформа и мы успешны везде, где бы мы ни стартовали. На сегодняшний день мы - одна из самых быстрорастущих компаний в мире, и это оценивают наши инвесторы. Менее чем за пять лет мы начали работу более чем в пятистах городах. Такой скорости масштабирования бизнеса история еще не знала. В Казахстане у нас такие же планы, как и везде: мы востребованы везде, мы это видим, и наша платформа постоянно обретает новых пользователей.

Артур Мискарян