«Рынок падает, а мы даем рост производства – это круто!»

08 Января 2017 08:01

Президент Ассоциации казахстанского автобизнеса Андрей Лаврентьев рассказал abctv.kz об итогах 10 месяцев на авторынке и о своих прогнозах на будущий год.

По итогам десяти месяцев текущего года, опубликованным АКАБ, официальные дилеры продали 36 599 новых автомобилей. Лидер рынка, по версии АКАБ – Toyota, продано 6 743 автомобиля японской марки. На втором месте Lada – продано 6 579 единиц авто, а замыкает тройку лидеров Renault – своих покупателей нашли 3 210 авто. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года, продажи выросли на 15,4%.

- Как итоги десяти месяцев текущего года соотносятся с показателями прошлого, и какие у вас прогнозы?

- Надо разделить рынок на две части: автомобили, собираемые внутри страны, и автомобили импортные. Общие продажи за десять месяцев составили тридцать шесть тысяч автомобилей. Если сравнивать с прошлым годом, то да, падение есть. Но это падение было предсказуемым и абсолютно очевидным. Потому что с учетом девальвации российского рубля, за период в 5-6 месяцев завезено триста восемнадцать тысяч автомобилей, что в два раза превышает объем казахстанского рынка. Отложенный покупательский спрос закончился в середине этого года, а до этого на рынке продолжалось падение. Только в августе прошлого года мы вернулись к паритету рубля и тенге. Естественно, никто не приобретал здесь автомобили – покупателям это было невыгодно. Те, кому машины были нужны, и те, кому они нужны не были – все купили автомобили в России, даже про запас. Теперь эти люди не приходят – машины они купили впрок.

Поэтому, когда мы говорим о том, что падение рынка сохранялось, не нужно переживать. Это было предсказуемо. Мы считаем, какую долю в структуре продаж казахстанского авторынка занимает отечественное производство. Мы видим рост: объем производства в этом году, по сравнению с прошлым – 15%. До конца года мы хотим дать 30-40% по сравнению с прошлым годом. В связи с этим резко увеличивается рыночная доля казахстанских компаний в структуре общего рынка. Если в прошлом году это было 18-20%, то в этом году 30% в июне, а до конца года это будет 30-40%. То есть если раньше мы говорили «Каждый пятый автомобиль произведен в Казахстане», то скоро каждый второй автомобиль будет произведен в Казахстане. Для устойчивой модели нам нужно иметь долю 50% рынка, тогда мы сможем выполнить требования по локализации производства.

Общий рынок стабилизировался, падения с середины года мы не наблюдаем. Дно рынка, мы считаем, пройдено. Объем казахстанского производства в структуре рынка вырос практически в два раза. Наш прогноз продаж в следующем году – 55 тыс. автомобилей.

- Это будет рост за счет сокращения импорта, или наращивания производства в Казахстане?

- Это будет взаимное движение. Во-первых, изменился рынок: если раньше больший сегмент занимали автомобили стоимостью 15-20 тыс. долларов, то теперь более 50% рынка составляют автомобили, стоимостью ниже 10 тыс. долларов. Я даже не назову сейчас импортный автомобиль, стоимостью ниже 10 тыс. долларов. Может, некоторые модели Renault. А основные модели этого ценового сегмента производятся в Казахстане. У нас нет шансов не обеспечить локализацию 50% производства: Автомобили Lada и JAC производят в Казахстане. Скоро начнется сборка автомобилей еще одного бренда.

- А что это будет за бренд? Из какой страны?

- Не скажу. Пока просто не могу – скован обязательствами о неразглашении. Пока мы обсуждаем это в правительстве. В ближайшее время мы сообщим.

То есть три бренда будут создавать общую основу для роста сегмента автомобилей дешевле 10 тыс. долларов. Они займут пятидесяти процентную долю рынка. Потому что другого просто нет – вы не сможете прийти и купить автомобиль импортного производства дешевле 10 тысяч. К тому же существует сегмент корейских и европейских автомобилей, которые также производятся в Казахстане. Поэтому я очень уверенно смотрю на следующий год.

- Денег по льготному кредитованию станет больше?

- Будет. Сейчас у нас 26 миллиардов тенге, из них порядка миллиарда тенге уже вернулось револьверно. На следующий год мы ожидаем где-то 5-7 миллиардов «револьверных», и так в последующие годы сумма будет возвращаться. К тому же мы вышли с инициативой в правительстве, профинансировать 15 миллиардов тенге на 2017 год и 15 миллиардов тенге на 2018 год. Я склоняюсь к тому, что нас все-таки поддержат, потому что показатели говорят о том, что программа дает реальный эффект. Наше главное мерило – объем производства. Мы наращиваем объем производства – значит, программа работает. Если мы сокращаем объем – значит, программа не работает. У нас, очевидно, программа работает: по коммерческой технике, по легковым автомобилям только за десять месяцев рост 15%, это в условиях падения рынка. Рынок падает, а мы даем рост производства – это круто! Думаю, что правительство поддержит, потому что инвесторами были выполнены все инвестпланы, появились новые бренды. Эффективных, развитых отраслей экономики не так много, более того, деньги, которые нам дают – возвратные. Банки несут за них ответственность и обеспечивают гарантию.

- Могут эти деньги стать дешевле?

- Не получается, потому что это фондирование Нацфонда, БРК, должен заработать сам банк, который несет риски. Банк берет деньги, в этом же объеме их возвращает, но за это он должен иметь свою маржу, которая, на самом деле, жестко ограничена правительством 3%. Я не знаю страну в мире, кроме Америки, где кредит на автомобиль выдается по ставке ниже 4% в местной валюте.

- Многие дилеры сейчас начали работать по системе трейд-ин. Это рентабельный бизнес, или они, таким образом, инвестируют в будущее?

- Сейчас все работают по трейд-ин. Это обусловлено конкуренцией. Например, Toyota – супер бренд, в этом году он занимает почти 20% местного рынка. Вы можете себе представить: 20% - премиум-бренд? В Казахстане очень любят Toyota, но не потому, что это хороший автомобиль, хотя это так. У них действует своя кредитная программа, они продают автомобили в кредит по 4%, правда, в валюте. Плюс у них действует трейд-ин меняют любой старый автомобиль на новый. Они хотят сохранить свою рыночную долю, понимая - какую долю рынка они себе сейчас, на падающем рынке очертят, та у них и останется. Они, таким образом, работают не на маржу, а инвестируют будущее. Это вообще стратегия Toyota. Капитализация этой компании – одна из самых высоких в мире.

- В период кризиса некоторые бренды сворачивают производство в России. Есть такая же угроза в Казахстане?

- Скажу прямо. Выход инвесторов с российского рынка обусловлен, прежде всего, не экономической ситуацией, а санкционной войной. Из России ушли General Motors и несколько других брендов – это санкции. С точки зрения экономики, у производителя всегда есть запас прошлых периодов, накопленные инвестиции, прибыль. Поэтому, мы должны понимать, что просто так уйти с рынка, потеряв рыночную долю и инвестиции в стране, ни какая компания не сможет. Даже в кризис есть меры, когда снижается уровень производства, локализации, снижается или повышается стоимость автомобилей – все это связано с экономикой. Российский вариант напрямую связан с санкционной войной, и нам в Казахстане это не грозит. Более того, у нас расширяется список инвесторов, потому что есть возможность недорого зайти на рынок, когда импортеры теряют свою рыночную долю, а инвестиции в производство оправданы. Мы видим тенденцию – в этом году несколько глобальных игроков заинтересовались производством в нашей стране.

Артур Мискарян