«Атамекен» за БЕЗболезненное медстрахование

02 Ноября 2017 12:11
Фото: Мария Матвиенко

Председатель комитета фармацевтической, медицинской промышленности и медицинских услуг президиума НПП «Атамекен» Джамбулат Сарсенов – об обязательном медицинском страховании и реформах.

Частный бизнес поддерживает внедрение обязательного социального медицинского страхования, но этот процесс требует детальной проработки. Причем бизнес-сообщество подчеркивает: сфера здравоохранения касается каждого человека, сообществ и коллективов, поэтому очень важно не допустить здесь даже малейших недочетов.

– Министерством здравоохранения озвучено, что принято решение об отсрочке перехода на обязательное медстрахование. На Ваш взгляд, считаете ли Вы правильным отложить внедрение ОСМС до 2020 года?

– Не только для частного бизнеса, но и для государства, и для всех граждан считаю правильным решение отложить внедрение ОСМС до 2020 года. В пользу такого решения говорят сразу несколько важных составляющих. Поскольку ОСМС затрагивает интересы как минимум трех сторон – государства, бизнеса и граждан, предлагаю рассмотреть внимательно позиции каждой из них. Почему перенос на 2020 год наиболее оптимален для государства? Ключевыми для такого решения, на мой взгляд, являются несколько важных факторов. Именно к 2020 году должна завершиться реализация некоторых государственных и отраслевых программ, а также стартовать новые, которые неразрывно связаны с ОСМС.

Например, у нас на 2020 год запланировано всеобщее декларирование доходов, которое в настоящее время обязательно для госслужащих.  По его результатам мы будем точно знать, кто сколько платит и кто стоит в стороне. А это как раз тот момент, о котором говорил глава государства, чтобы мы все платили и все участвовали в системе ОСМС.

Кроме того, к 2020 году завершатся мероприятия, заложенные в государственной программе развития здравоохранения «Денсаулык». В идеале это фактически новая система управления здравоохранением, ее децентрализация, приоритет первичной медико-санитарной помощи, внедрение корпоративного управления, минимизация бюджетных дотаций, перевод на экономически обоснованные международные стандарты организации медицинской помощи. Все это – новые инструменты для нашего здравоохранения, но без них невозможно выстроить эффективную систему медстрахования. Хочу отметить, что именно на последние годы реализации программы заложено 100% цифровизации здравоохранения, внедрение электронного паспорта и информационной системы, то есть тех вещей, которые являются крайне важными элементами ОСМС.

Механизм ГЧП до сих пор не работает, и от него пока нет никакой практической пользы. Почему так происходит, наверное, тема целого отдельного материала. Но я хочу подчеркнуть, что ключевым словом в термине ГЧП является «партнерство». То есть это улица с двусторонним движением. И, пока бизнес не поймет, кто или что является долгосрочным гарантом инвестиций, дело не пойдет.

Полагаю, что надо сначала завершить начатое и понять точно, что мы имеем в сфере здравоохранения, и уже затем начинать внедрять новые механизмы. Вот несколько ключевых с точки зрения государства моментов, которые  говорят, что перенос сроков на 2020 год – это разумно.

Моя точка зрения, как гражданина и налогоплательщика. Я готов платить взносы в систему ОСМС. Но, раз я плачу деньги, я должен иметь элементарное право выбора. Вы не можете по объективным причинам мне предоставить право выбора в системе ОСМС, поскольку тогда произойдет перекос. Например, все захотят лечиться в медицинских организациях Алматы или Астаны. Хорошо. Но тогда дайте мне право выбора. Так или иначе, я заплачу деньги, и они пойдут в сектор здравоохранения. Но я буду сам принимать решение, кому и за что я плачу. А то, что есть сейчас с обязательной регистрацией, очень похоже на «крепостное право», где все решения принимаются без учета моего мнения. И это если еще не брать во внимание технические моменты.

Принципиально важный момент – это готовность информационных систем. В настоящее время все еще не решен вопрос интеграции информационных систем медицинских организаций с подсистемами единой информационной системы здравоохранения (ЕИСЗ). В результате из-за отсутствия интеграции между различными порталами ЕИСЗ в настоящее время организациям здравоохранения, участвующим в оказании медицинской помощи в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи, приходится работать в нескольких информационных программах. Это порядка 20 порталов. Медработникам приходится вносить одни и те же данные в несколько порталов. Это приводит к ненужным физическим и временным затратам.

– Но как раз вопрос информационных систем сегодня прорабатывается в рамках того же прикрепления к организациям здравоохранения. Вы считаете, что не успеют это проработать?

– А давайте посмотрим, как идет это прикрепление. Мы у себя провели опрос своих сотрудников по прикреплению. Оказалось, что из 500 опрошенных 80 зарегистрированы в тех местах, где они в жизни не были. Люди, работающие в Алматы, оказались прикреплены к поликлинике Шымкента или Тараза. И это состояние информационной системы. 

Здравоохранение касается всех нас без исключения. И крайне важно отработать абсолютно все, до малейших нюансов, чтобы не допустить такого же коллапса, который возник при регистрации граждан по месту жительства в начале года. И мы уже неоднократно предлагали отработать ЕИСЗ в пилотном режиме на одном городе, в идеале – в моногороде. Сразу будут видны все проблемы и недостатки. 

Кроме того, это важно и с позиции финансирования организаций здравоохранения, поскольку средства будут выделяться по количеству прикрепленного населения, и деньги должны идти за пациентом, где он фактически будет получать медицинские услуги.

– Получается, у нас все делается неправильно?

– У нас делается недостаточно. Сам принцип медицинского страхования нужен, он эффективен. Но нельзя такую серьезную реформу провести всего за полгода. Международный опыт (Польши, Китая, Японии и так далее) свидетельствует о необходимости наличия достаточного подготовительного и организационного периода для эффективного внедрения страховой медицины. В Польше этот период, например, занял семь лет.

Еще при обсуждении концепции внедрения ОСМС НПП «Атамекен» и отдельные субъекты бизнеса неоднократно отмечали, что предложенная Минздравом модель кардинально не меняет уже существующую, а только пытается обосновать необходимость дополнительного источника финансирования в виде налога с работодателей и работников. В модели отсутствуют расчеты финансово-экономических показателей системы страхования, обосновывающие размер дополнительного налога; недостаточно внимания уделено администрированию взносов, осуществлению выплат и управлению собранными средствами; отсутствует пакетный (программный) принцип предоставления медицинских услуг.

– Сегодня далеко не все частные организации здравоохранения выразили желание работать в ОСМС. Да и те, кто заключил договоры с фондом медстрахования и даже начал кампанию по прикреплению, уже «закрыли двери» для желающих. Например, «Медикер» уже отказывает в прикреплении к педиатрическому отделению. Почему?

– Отказывают, потому что уже заполнены все имеющиеся мощности. Частная клиника прикрепляет ровно столько, сколько она может качественно обслужить. Иначе это будет не работа с пациентами, а бардак. И, по сути, частные клиники уже давно работают по прикреплению, четко учитывая свои возможности по количеству пациентов и виду оказываемых услуг. 

И в запущенной системе прикрепления к организациям здравоохранения этот аспект – очень серьезная проблема, поскольку фактически отсутствует механизм реализации услуг поставщиками медицинских услуг по регулированию количества желающих прикрепиться граждан к выбранным медицинским учреждениям.

Например, если большинство граждан города при свободном выборе поликлиники выберут одну определенную, где работают наиболее квалифицированные врачи, то как будет реализовано их равное право на выбор поликлиник? А выбор врача вообще нереализуемое право. Судите сами: если к одному врачу прикрепилось уже 1500 человек, а желающих 2500, как будет реализовано право выбора врача для остальных 1000 человек? Вопрос открыт. 

Другой пример – большинство граждан в одном районе, заболевшие пневмонией, выберут для лечения отделение областного стационара, где работают лучшие врачи области. Как тогда будет реализовано право свободного выбора клиники? Готовы ли клиники одномоментно принять всех желающих, осуществляющих своевременно оплату в фонд ОСМС? Эти вопросы не проработаны.

При этом напомню, что в соответствии с действующими правилами прикрепления граждан к организациям первичной медико-санитарной помощи прикрепление граждан к организации ПМСП осуществляется по месту постоянного или временного проживания, работы, учебы, с учетом права свободного выбора врача, медицинской организации в пределах одной административно-территориальной единицы. Исключение составляют граждане, проживающие на приграничных территориях, которые по праву свободного выбора медицинской организации прикрепляются в близлежащую поликлинику, расположенную на другой административно-территориальной единице. Но никакой правоприменительной практики реализации этой возможности, наличия какой-либо информационной кампании и перечня медицинских организаций и врачей, из числа которых можно сделать выбор, у нас нет. 

– Получается, что и в рамках ОСМС принцип «деньги следуют за пациентом» фактически также не находит своего воплощения?

– Да, именно так. Если деньги за пациентом идут, пациент должен быть идентифицирован. Сейчас это три составляющих: когда получают деньги от государства, при наличии добровольной медицинской страховки – от страховой компании плюс напрямую из кармана пациента. 

Именно поэтому, перед тем как внедрять ОСМС, нам необходимо внедрить по опыту развитых стран электронный паспорт здоровья пациента. В паспорте должны отражаться все врачебные записи, лабораторные исследования, динамика заболеваний, лекарственные препараты и так далее.

В самом фонде нужно установить информационную систему, позволяющую отслеживать принцип «деньги следуют за пациентом». И информационными системами должно быть охвачено 100% поставщиков медицинских услуг, и все они должны быть интегрированы в единую информационную систему здравоохранения. 

То есть фактически все денежные потоки конкретного пациента должны быть сконцентрированы непосредственно на нем – на его страховой карточке, на его ИИН. Вот тогда мы увидим выбор, тогда любой гражданин сможет выбрать, в какую клинику идти. И эти записи будут доступны самому гражданину через «Личный кабинет» и его врачу, к которому он пришел на прием. Система станет прозрачной. ФОМС сможет контролировать оказываемые услуги и их качество. Деньги пойдут за пациентом.

Поэтому позиция бизнеса здесь однозначна – необходимо отработать все эти составляющие и только после этого внедрять ОСМС. Мы просто не имеем права в этой системе делать ошибки и дискредитировать реформу техническими недоработками.

– На заседании правительства министр здравоохранения г-н Биртанов заявил о переносе ОСМС на 2020 год. Но для того, чтобы это было реализовано, нужны изменения в законодательстве, поскольку пока действуют положения закона, по которым система должна начать работу с 1 января 2018 года…

– Совершенно верно. Как нас проинформировали, 19 октября Минздрав внес соответствующие поправки в мажилис. И в настоящий момент документ рассматривается рабочей группой мажилиса парламента Республики Казахстан. Представители национальной палаты в ней участвуют.

Хотелось бы отметить, что в ходе IV съезда НПП РК «Атамекен» было озвучено обращение к правительству Республики Казахстан с предложением отложить введение реформы ОСМС до 2020 года с целью доработки.

Главой государства 4 сентября на открытии третьей сессии парламента РК шестого созыва было дано поручение дополнительно проработать вопрос внедрения ОСМС, в связи с тем что имеются вопросы по участию в системе самозанятых граждан, и население может быть недовольно тем, что кому-то придётся самому платить за медстрахование, когда кто-то будет получать услуги за счёт государства.

Саян Абаев