Дополнительный триллион

14 Ноября 2017 16:11

Построить 79 новых предприятий и модернизировать 80 действующих предлагает Минсельхоз.

Новые карты развития приоритетных направлений агропромышленного комплекса представило министерство сельского хозяйства на заседании правительства во вторник. Как заявил первый вице-министр сельского хозяйства Кайрат Айтуганов, 10 карт развития уже разработаны и еще две находятся на стадии разработки.

Так, в рамках карты агропереработки министерством определены девять приоритетных видов переработки, которые представлены 435 предприятиями. Это переработка молока, мяса, шкур и шерсти, масличных и зерновых культур, плодов и овощей, сахарной свеклы и картофеля. По оценке Минсельхоза, из-за низкой эффективности переработки сельхозсырья по этим направлениям отрасль ежегодно недополучает продукцию на сумму порядка триллиона тенге. Поэтому в планах действующие предприятия дозагрузить, построить 79 новых предприятий и модернизировать 80 действующих. 

«Финансирование карты будет осуществляться за счет обеспечения доступности кредитов через удешевление процентной ставки по кредитам.

Общая потребность бюджетных средств на четыре года составит 112,1 миллиарда тенге. При этом общая сумма налоговых отчислений увеличится дополнительно на 171 миллиард тенге. Реализация карты позволит увеличить производство продукции переработки с 1,9 до трех триллионов тенге и создать 7000 рабочих мест», – заявил г-н Айтуганов.

Отдельная карта разработана для технического переоснащения. В Минсельхозе проанализировали состояние имеющегося парка сельхозтехники, и цифры не радуют: срок эксплуатации 65% тракторов и 46% комбайнов превышает 17 лет, при этом 20% тракторов не работает, а 26% подлежит списанию. Аналогичная ситуация и по комбайнам. Между тем использование изношенной техники приводит к увеличению затрат на ремонт и ГСМ в среднем на 20% и, главное, к недополучению порядка 14% валового сбора, или порядка 200 миллиардов тенге.

«При этом 20 отечественных производителей сельхозтехники загружены не выше 30%, а импорт более чем в два раза преобладает над производством.

Если заместить импорт мощных комбайнов и тракторов потребует время, то нам вполне по силам изменить ситуацию по так называемой малой механизации – почвообрабатывающей и кормозаготовительной технике. Только их импорт составляет порядка 60 миллионов долларов в год», – констатировал г-н Айтуганов. 

Поэтому сейчас Минсельхоз предлагает три новшества для решения вопроса. Это введение программы льготного кредитования на сельхозтехнику отечественного производства с конечной ставкой до 5%; изменение механизма инвестиционного субсидирования с выплатой субсидии не покупателю, а заводу-изготовителю; льготы по НДС для отечественных заводов при ввозе машинных комплектов и реализации сельхозтехники. В целом, по представленным расчетам, до 2021 года на льготное кредитование потребуется 217 миллиардов тенге, за счет возвратности средств планируется обеспечить оптимальный уровень обновления парка сельхозтехники.

Для развития семеноводства также разработана своя карта. Вице-министр констатировал, что в текущем году «удалось выправить ситуацию в семеноводстве и увеличить долю использования элитных семян с 4,4% (в 2016 году) до 6,3%». Однако ревизия показала, что по основным культурам доля используемых сортов со сроком более 10 лет составляет от 60% до 85%.

«От использования таких сортов недополучаем порядка 3,5 миллиона тонн продукции. Более того, эти сорта еще и субсидируются. Также не соблюдается оптимальное соотношение сортов по спелости, из-за которого недополучено порядка 200 тысяч тонн зерна», – посетовал г-н Айтуганов. 

Поэтому Минсельхоз предлагает отказаться от субсидий на сорта со сроком обращения более 10 лет, что позволит высвободить три-четыре миллиарда тенге ежегодно. При этом сельхозпроизводителям планируется обеспечить равный доступ к импортным сортам в случае отсутствия отечественного аналога. Благодаря этому, подчеркнул вице-министр, будет осуществлен переход к использованию в товарных посевах семян не ниже первой репродукции за счет увеличения доли посевов элитными и оригинальными семенами с 7% в 2018 году до 13,5% в 2021 году.

Отдельные карты разработаны для кормопроизводства, животноводства и даже развития агронауки. При этом в целом по АПК Минсельхоз рассматривает возможность сокращения субсидирования за счет удешевления кредитов. «В рамках второго этапа повышения эффективности мер государственной поддержки АПК – вопрос перехода от субсидий к доступному кредитованию.

Предварительно определены 15 видов субсидий для замены кредитами. При этом ежегодно будет высвобождаться 24 миллиарда тенге», – рассказал г-н Айтуганов, добавив, что это предложение сейчас активно обсуждается с бизнес-сообществом. 

Агробизнес, впрочем, своим мнением поделился тут же. Так, глава агрофирмы «Родина» Иван Сауэр, отметив, что Минсельхоз проделал огромную работу, обратил внимание на проблемы, которые станут препятствием в реализации этих карт. 

«Очень часто мы слышим, что 70-80% продукции животноводства производится личными подсобными хозяйствами. На самом деле этот рынок совершенно нерегулируемый, закона о личных сельских хозяйствах у нас нет. Там много спорных вопросов, которые нужно, в конце концов, расставить. Не знаю, по какой причине этот закон и вообще принятие его слишком у нас в обществе заполитизировано, рассматривается чуть ли не как посягательство. Речь не идет о том, что их нужно обложить налогами, но то, что нужно ввести в легальное поле, однозначно», – считает он. 

Г-н Сауэр привел примеры. Сегодня в селах существуют стада на 70-90 голов, однако они не отнесены ни к какому «статусу» – ни индивидуального предпринимательства, ни крестьянского хозяйства владельцы этого поголовья зачастую не оформляют. 

«Кредиты дали – поголовье увеличилось, – напомнил он. – А в каком поле работает, никто не отслеживает. И в итоге, если мы бы разобрались, в конце концов, с частным предпринимательством на селе, наши показатели существенно сразу бы выросли, с самозанятыми и многими другими. Не секрет же, что человек, который имеет огромный табун скота, нередко числится самозанятым, и государство платит ему пенсию. Надо с этим разобраться». 

Известный аграрий обратил внимание, что необходимо проработать изменения и в земельное законодательство страны. С одной стороны, сегодня частному бизнесу никто не мешает, и это, безусловно, плюс, считает Иван Сауэр. Но с другой стороны, оставлять этот сектор совершенно без госконтроля тоже неверно. 

«Надо возвращаться к практике. Мы забыли про цифру – изъятие продукции со 100 гектаров сельхозугодий. Каким образом мы будет это регулировать? Землю взяли – дальше ничего. Красивых обещаний наговорили, взяли землю на 49 лет – дальше ничего. Потому что пайщик войти в ТОО, АО, ПК может, а выйти не может. Нужно упростить процедуру, чтобы там, внизу люди разбирались. И я понимаю, о чем говорю, сам в таком же положении нахожусь. Но если люди не будут давить на тех, кто узурпировал землю, считай, пожизненно, мы не наведем там порядка. Этот механизм надо включать. И чем быстрее, тем лучше», – убеждён он. 

Не торопиться и с переводом денежных потоков от субсидирования на кредитование предложил глава «Родины». Напомнив, что сегодня в холдинге «КазАгро» и его дочерних структурах есть 20% проблемных заемщиков, г-н Сауэр заметил, что половина выделяемых на субсидирование средств уходит на оздоровление агропредприятий. 

«Оздоравливают тех, у кого был доступ к кредитам, и недорогим. Нельзя этого повторять, надо четко понять, что наличие кредитных средств и производство продукции - это не одно и то же. Вот хотелось бы, чтобы здесь горячих решений не принимали», – обратился он к премьеру. 

Коллега Ивана Сауэра, председатель союза фермеров Карагандинской области и глава крестьянского хозяйства «Шанс» Игорь Жабяк также отметил с одной стороны актуальность предлагаемых карт, с другой указал на проблемы. В частности, в рамках карты интенсивного технического перевооружения АПК целесообразно «оставить действующий механизм инвестсубсидий, когда субсидии получает сельхозпроизводитель, а не завод».

«В противном случае отечественные сельхозпроизводители будут ограничены в выборе при приобретении высокоэффективной и экономически обоснованной сельхозтехники», – считает г-н Жабяк. 

«Я еще являюсь и семеноводческим хозяйством. И для меня карта семеноводства, вы знаете, у меня мурашки по коже бегают, – признался фермер, выступая перед правительством. – Когда Кайрат Капарович доложился и когда он озвучил те семена пшеницы, которым свыше 10 лет, и сегодня мы их выведем из реестра... А что мы завтра будем сеять? Мы так быстро не перевооружимся. Когда принимали программу до 2021 года, мы как раз с Минсельхозом и обсуждали, что всем семеноводческим хозяйствам нужно дать срок три года, чтобы мы сделали перевооружение. А после этого сделать аккредитацию – кто сделал, кто делает сегодня, выращивает качественные семена, тот и остается на этом рынке. Кто не успел, опоздал, другие на его место пришли. Я считаю, что здесь сегодня нужно как-то подумать и повременить с этим. Надо дать время семеноводческим хозяйствам перевооружиться. На замену этим семенам какие придут другие семена? Есть ли они у нас?»  

Депутат мажилиса и глава союза машиностроителей Мейрам Пшембаев считает необходимым ввести налоговые льготы для производителей сельхозтехники. Он напомнил, что в настоящее время именно производители облагаются налогами, в отличие от импортеров. 

«Сложилась ситуация: в рамках ликвидации льгот по свободным складам сегодня, с января 2017 года, если ты в Казахстане произвёл технику, ты облагаешься налогом 12% НДС. Если ты завозишь по импорту – импортер освобожден от НДС. Чтобы дать стимул и импульс развитию сельхозмашиностроения, мы предлагаем на пять лет облагать отечественных сельхозмашиностроителей по нулевой ставке НДС. В этом случае потери бюджета будут всего 2,5 миллиарда тенге. Но мы сможем за эти пять лет нарастить как минимум 100 миллиардов тенге отечественного производства, и этот НДС потом будет составлять 15 миллиардов тенге», – заявил он. 

Заместитель премьер-министра – министр сельского хозяйства Аскар Мырзахметов заверил, что законопроект о личных подсобных хозяйствах разрабатывается, вопрос по выходу пайщиков из состава юрлиц также прорабатывается. Что касается всего остального, у главы Минсельхоза жесткая позиция. 

«Нам надо открыто и четко заявить: если мы хотим развивать отечественное сельхозмашиностроение, есть только один путь – путь, который предлагается в этой карте, – твердо заявил он. – Да, наверное, в какой-то степени будут ущемляться интересы тех сельхозтоваропроизводителей, которые захотят купить дорогую импортную технику. Но если на это постоянно оглядываться, то мы никогда не сможем развить у себя это производство. Поэтому преднамеренно мы говорим: будем развивать отечественное сельхозмашиностроение». 

При этом он подчеркнул, что субсидии «преднамеренно» планируется направлять заводам.

«Потому что нам нужно еще параллельно решать второй вопрос – как будем обеспечивать эти заводы оборотным капиталом. И, направляя инвестсубсидии заводам, мы решаем вопрос обеспечения отечественных заводов оборотным капиталом. Поэтому мы на это преднамеренно идем», – объяснил глава Минсельхоза. 

Что касается семеноводческих хозяйств, он подчеркнул, что в картах речь и не идет о единомоментном переходе – предполагается поэтапное уменьшение семян второй и третьей репродукции. При этом «никто не говорит, что их нельзя использовать». Просто Минсельхоз постепенно откажется их субсидировать. 

Ирина Севостьянова