Черные археологи перебираются из России в Казахстан и Монголию

05 Апреля 2017 16:04

Ужесточение российского законодательства в сфере охраны культурного наследия может негативно отразиться на Казахстане.

Депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Алексей Ковалев в рамках международной научно-практической конференции «Сарайшык: история великого города» проинформировал казахстанских коллег: «Многие бандиты, торговавшие археологическими находками на территории России, после ужесточения федерального Закона «Об объектах культурного наследия» пошли в Казахстан и Монголию. И уже на территории сопредельных стран, где нет жестких условий, занимаются незаконными раскопками с использованием местного населения, а затем продают найденные культурные ценности через интернет-аукцион».

Казахстанские археологи, в свою очередь, подтвердили: такая проблема действительно существует.

«Как только в России стало много запретов, все черные археологи хлынули в казахстанские степи. Они используют местное население, проводят археологические раскопки, а потом эти вещи сплавляют за рубеж. В России, к примеру, запретили металлодетекторы, а в Казахстане они активно используются. Скажу больше, в колыбель Золотой Орды, один из самых древних памятников Казахстана – Сарайшык, постоянно приезжают люди из соседних стран, и из России тоже, собирают монеты тысячами, а то и тоннами, и вывозят из страны с целью продажи», - прокомментировал доктор исторических наук Зайнолла Самашев.

Доказать трудно, отобрать невозможно!
Отметим, в настоящее время в Казахстане действуют два закона: «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия» и «О культуре». Согласно статье 40 первого документа, из страны запрещен вывоз только тех материалов и находок, которые были получены в результате лицензированных археологических исследований. Однако про находки, полученные в результате незаконных раскопок и поисков, в законе ничего не говорится. Значит ли это, что так называемые черные копатели могут спокойно вывозить культурное наследие из страны на правах собственника? Тем более, практически невозможно доказать, получен объект культурного наследия в наследство от бабушки или добыт путем незаконных раскопок. Этот вопрос регулируется статьей 35 Закона «О культуре», в которой говорится, что вывоз культурных ценностей разрешен только в целях временной экспозиции, гастрольной деятельности, реставрационных работ, научных исследований, презентаций, выставок и проведения международных культурных мероприятий, и на срок не более 6 месяцев.

Несмотря на то, что казахстанские археологи уверены в силе своего законодательства, все же не считают его идеальным. А с учетом того, что даже для России, несмотря на ужесточение федерального законодательства, проблемы разграбления археологического наследия и незаконного оборота археологических предметов до сих пор продолжают оставаться актуальными, специалисты и вовсе озаботились вопросом повторного изучения законодательства в целях выявления так называемых дыр. И попросили российских коллег проконсультировать в этом вопросе.

Алексей Ковалев предложение принял, но заметил при этом: закон принять – полдела, главное, чтобы он на практике работал. И тут же привел примеры из своей страны, где федеральный закон до сих пор борется с черными копателями только на бумаге. К примеру, курган «Царево городище». По словам эксперта, он давно превратился в свалку, но продолжает манить «искателей древностей». Или же шоссе Волгоградской области, где процветает торговля найденными на курганах монетками, подвесками, изразцами в качестве туристских сувениров. Он отметил, что инициативными людьми даже предлагается создание геоинформационной системы по городищам Золотой Орды Поволжья, чтобы человек пришел туда и по GPS-навигатору на своем смартфоне мог определить, в какой части городища находится, где там дворец или усадьба.

«Это делается для того, чтобы каждый с металлоискателем мог туда прийти и при этом точно знать, где надо копать, где можно больше награбить. Другой цели я не вижу. Если мы такие проекты поддерживаем, сначала мы должны обеспечить административную физическую охрану этого места, чтобы туристы туда приходили только посмотреть археологический памятник, но никак не с металлоискателем. Я понимаю, возле каждого памятника охрану с ружьем не поставишь и тем более каждый памятник не музеефицируешь, особенно это относится к объектам захоронения, но бороться с незаконными раскопками и незаконной торговлей нужно начинать именно с этого», - отметил российский эксперт.

Законы, такие законы!
Депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга также отметил: изменить российское законодательство по культурному наследию было не так уж и просто. Институт археологии Российской академии наук, который является инициатором изменений и главным борцом с черными копателями, до сих пор ощущает огромное сопротивление со стороны незаконных искателей древних предметов.

«У них есть свои идеологи, философы и даже юристы, которые как надо подведут идеологическую и юридическую базу под все их беззаконные действия. Например, они говорят, зарегистрированные памятники надо охранять, а если вещь найдена где-то в степи, пусть даже это древнее поселение, но государство этого не зарегистрировало, значит, государству и отвечать, а не тому, кто эту вещь нашел и продал. Они говорят, вот зарегистрируйте все памятники, поставьте возле каждого табличку, как в Англии, и мы будем знать, где копать можно, а где – нет. В другом случае это свобода, туризм, приобщение к прошлому. И таких философов у нас предостаточно. Но охраняемых памятников у нас, к сожалению, меньшинство в сравнении с миллионами еще не исследованных археологических объектов. Конечно, наша задача их регистрировать, но мы не можем при этом разрешить грабить незарегистрированные памятники», - объясняет эксперт. 

И тут же приводит в пример ситуацию на Украине, где законодательство раазрешает частный оборот археологических древностей, в случае если нет доказательств, что они происходят из зарегистрированных памятников. Благодаря этому, по словам Алексея Ковалева, бывшему президенту Украины Виктору Ющенко удалось собрать большую в мире коллекцию керамики трипольской культуры.

«Сейчас ее выставляют в Национальном музее без зазрения совести. Откуда взялась коллекция вся эта? Естественно, из незаконных раскопок огромных трипольских поселений. А возможно, даже и зарегистрированных, но мы никогда не сможем доказать, то ли он на улице нашел, то ли из зарегистрированного поселения выковал. Благодаря вот этому свободному обороту западные рынки сегодня заполнены украинскими ювелирными изделиями и средневековыми предметами, изделиями скифского времени. Не совру, если скажу, что на Украину с охраной на вертолетах прилетают целые группы копателей и вывозят из курганов предметы, чтобы потом продать», - уверяет эксперт.

Нашел клад? Добровольно отдай государству!
Казахстанские археологи солидарны с российским коллегой, что все предметы, независимо откуда они происходят, должны априори признаваться государственной собственностью. То есть все, что находится на земле, под землей и под водой, не может стать собственностью какого-либо физического или юридического лица, а должно быть незамедлительно передано государству. К примеру, в России даже клад возвели в понятие археологической находки, и теперь за это не только не полагается вознаграждения, но и грозит тюремный срок за ее утаивание. Более того, россияне полностью запретили поиск культурных ценностей с металлодетекторами. Причем изменения были внесены не только в Закон «Об объектах культурного наследия», но также в административный и уголовный кодексы. Теперь любой ущерб культурному памятнику, пусть даже незарегистрированному, вторжение в него с целью поиска археологических предметов является уголовно наказуемым деянием с конфискацией всех найденных предметов и орудий преступления.

По словам российского эксперта, сегодня такая практика применяется во всем мире, кроме некоторых европейских стран, как Англия и Дания. Впервые официально об этом заявил в 1547 году Рим, после чего такие же требования были применены в законодательствах Италии, Латинской Америки, Ближнего Востока. К примеру, в законодательстве Сирии или Ирака уточняется, что собственность на землю не дает никаких прав на те археологические ценности и находки, которые находятся в этой земле, и все это – собственность государства. Более того, согласно их законам, понятие «собственность» не распространяется на найденные предметы. А Европейская конвенция об археологическом наследии основывается не на древности предмета, а на его информационной ценности, только когда оно является невосполнимым источником знаний древних цивилизаций.

«Сегодня нам говорят, да как же так, люди в других странах хотят приобщиться к нашей культуре, почему бы нам не ослабить законы на пути ввоза и вывоза культурных ценностей? Пусть эксперт нам напишет, что с его точки зрения такая ценность не очень то и ценна, и ее можно спокойно вывозить. Но знаете, если ценность стоит миллион долларов, то эксперт за 100 тысяч долларов подпишет вам что угодно, к примеру, что икона ХV века не имеет никакого значения для культуры Российской Федерации. И никто не докажет потом, что он был не прав. Поскольку я знаю, что у вас, в Казахстане, также рассматриваются вопросы облегчения вывоза национального достояния из страны, хочу предупредить, что вы тоже можете с такими доводами столкнуться», - предупредил археолог казахстанских коллег.

История на всех одна, но у каждого она разная!
В разговоре с корреспондентом abctv.kz Алексей Ковалев высказал свои предложения по дальнейшему развитию археологической деятельности на территории двух государств. По его мнению, любой инвестиционный совместный проект должен быть также и совместным археологическим проектом. То есть проекты по транспортной инфраструктуре, воссозданию Великого Шелкового пути или в сфере энергетики должны обязательно сопровождаться обследованием на предмет археологических памятников, причем специалистами обеих стран.

«Культура и история наших народов во многом связаны с этими археологическими памятниками. Мы не можем однозначно сказать, что вот здесь видим предка казахского народа, а вот здесь башкирского или русского. Это неразличимо, потому что люди смешивались, переходили с места на место. Все, что исследуется на территории Казахстана, представляет большой интерес для российской науки, и наоборот», - отметил он.

К примеру, Золотая Орда, по словам археолога, являлась одним из истоков российской государственности. А выдающиеся находки, памятники скифского времени были сделаны в Оренбургской области, совсем недалеко от границы Казахстана, что, по словам российского археолога, свидетельствовало о стертых границах. Это могильники Прохоровка и Филипповка, которые были не просто местом захоронения элиты сарматского общества V века до нашей эры, но и местом ритуалов. О чем свидетельствуют найденные в курганах предметы ритуальных подношений, кладов, золотых предметов. Аналогичная культура была распространена и на территории Казахстана.

«Я думаю, наши ученые должны совместно исследовать эти памятники. Предположим, на территории нынешней России был сакральный центр, а население, которое приходило сюда совершать обряды, находилось на территории Казахстана. Получается, границы раньше не было, люди свободно перемещались. А раз для них этой границы не существовало, значит, и мы должны изучить весь регион без учета нынешней границы. Возможно, тогда мы поймем, какая часть населения переместилась на юг, создав в дальнейшем арийскую цивилизацию в Персии и Иране. Родина этих народов – Казахстан, ведь именно на вашей территории были найдены ранние памятники андроновского круга. Династия Ахеменидов, Мидов происходит именно отсюда», - уточнил специалист.

Более того, по мнению Алексея Ковалева, все археологические исследования в рамках каких-либо инвестиционных проектов должны проводиться только за счет инвесторов. Отметим, первые проекты такого рода проводились в США еще в 1930-х годах, когда они начали национальную программу строительства водохранилищ. Тогда за счет инвесторов исследовалась не только археология, но и этнография. На эти цели затрачивалось около трех процентов от общей стоимости проекта, а это были огромные, неподъемные деньги для археологии. Сегодня это уже мировая практика. Нет такой страны в мире, в которой охранные раскопки не проводились бы за счет инвесторов. Алексей Ковалев отметил: к этому должны привыкнуть все, кто собирается что-то делать на территории России и Казахстана.

До некоторого времени в России была существенно ослаблена статья федерального закона, касающаяся археологического исследования территории, отметил эксперт. Причиной тому послужил сильный лоббизм серьезных структур, которые категорически не хотели выделять деньги на археологические обследования. Не работавшая с 2007 года статья была в полном объеме восстановлена в 2014 году.

«Речь идет о том, что любой участок, по которому нет данных о нахождении объектов археологии, подлежит сначала археологическому обследованию, а затем только строительным раскопкам. Ведь наша главная задача – сохранить наследие. Я знаю, что в Казахстане также сейчас идет давление на государственные органы со стороны ассоциаций и бизнесменов, которые добиваются, чтобы обязательное археологическое обследование территории не проводилось. Они говорят так: если государство выявит памятники археологии, зарегистрирует их, тогда мы будем давать деньги, а если нет, значит, это проблема государства, пусть оно и платит. Наверное, это можно сказать в какой-нибудь стране типа Англии или Швеции, где зарегистрировано много памятников археологии. Но мы же понимаем, что небольшое число памятников, зарегистрированных в Казахстане или России, это не следствие того, что у нас их нет, просто этим десятилетиями никто не занимался, да и денег на это выделяется немного. Поэтому платить за это сегодня должны инвесторы», - разъяснил он.

Отметим, археологические скандалы время от времени возникают в Казахстане. К примеру, в 2011 году при строительстве трассы Западная Европа – Западный Китай казахстанские археологи заявили, что строители снесли культурный слой древнего городища Хурлуг в сторону Южного Казахстана. В прошлом году строительство дороги к горнолыжному комплексу под Алматы могло стать причиной разрушения древнего городища Талхиз (Талгар), что грозило Казахстану исключением из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО сразу всех исторических памятников Великого Шелкового пути.

Единый союз – единый закон!
Российский эксперт по охране объектов культурного наследия на вопрос abctv.kz, может ли в будущем идти речь о каком-то едином законе в сфере культуры Казахстана и России, ответил положительно. И при этом напомнил, что казахстанское законодательство в сфере культуры было основано на модельном подзаконном акте СНГ об охране культурного наследия. Алексей Ковалев содействовал подготовке этого документа. На основе него он написал ныне действующий Закон РФ 73-ф3 «Об объектах культурного наследия», который 6 лет не принимали в Госдуме, из которого после многочисленных поправок ушли многие нормы подзаконного акта СНГ, но со временем были восстановлены.

«Когда в 2002 году вышел вот этот акт за федеральным законом об объектах культурного наследия, в это же время Ассамблея стран СНГ приняла модельный акт об охране памятников. К сожалению, в казахстанском законе об охране памятников культуры многие положения этого правового акта СНГ не были учтены. В том числе очень важные нормы, касающиеся археологии. Это государственная собственность на все объекты археологического наследия, это проведение предварительных археологических исследований, норма о том, что разрешение на раскопки выдается на конкретный памятник, конкретный район и конкретному лицу, после чего проводится исследование рецензии его отчета, на основе которого выдается следующее разрешение. В Казахстане, к сожалению, сейчас выдается общая лицензия на все памятники разом, и проследить, как археолог работает и работает ли он вообще, фактически невозможно. Это важный момент», - заметил он.

Сейчас, по словам Алексея Ковалева, в подзаконный акт СНГ об охране культурного наследия через межпарламентскую ассамблею готовятся поправки. Казахстанские специалисты также задумываются о совместной работе в этом направлении.

Алина Альбекова