Экономика смерти

30 Ноября 2016 15:11

Международные эксперты посчитали, сколько мир теряет из-за терроризма и войн. 

Опубликованный Лондонским институтом экономики и мира глобальный индекс терроризма (The Global Terrorism Index) проливает свет на то, какие экономические издержки несут страны от радикальных группировок и вооруженных конфликтов по всему миру. Индекс был разработан международной группой экспертов Сиднейского университета. Расчетная часть выполнена на основе информации из глобальной базы данных о терроризме Национального консорциума по изучению терроризма при университете штата Мэриленд - крупнейшей в мире статистической базы, содержащей информацию о более чем 100 тысячах случаев террористических актов за последние десять лет.

Экономическое воздействие терроризма в 2015 году сократилось в сравнении с 2014 годом  на 15%, до 89,6 млрд долларов. Хотя это значительная сумма, но экономическое воздействие терроризма в целом не столь значительное по сравнению с другими основными формами насилия. Эта сумма составляет всего один процент от общего числа  глобального экономического воздействия от других форм насилия, которое достигло 13,6 трлн долларов в 2015 году. Только в условиях интенсивной террористической деятельности, такой как в Ираке, экономические издержки от терроризма становятся ощутимыми. Ущерб от терроризма для иракской экономики эксперты оценили  в 2015 году до 17% от ВВП. Вклад туризма в ВВП в два раза больше в  странах, где не происходит террористических актов по сравнению с теми, где они случаются.

Глобальное экономическое воздействие насилия в 2015 году снизилось на 2%, что эквивалентно 246 млрд долларов. Общее экономическое воздействие насилия в мире в 2015 году на душу населения составило 1,876 трлн долларов или по 5 долларов в сутки на каждого жителя планеты.  Прямые издержки от насилия в 2015 году в 30 раз превысили сумму, которую международные организации потратили на цели развития ООН. Снижение  издержек от насилия всего на 10% от нынешнего уровня могло бы привести к росту общих глобальных доходов на 136 трлн долларов, это равносильно сумме мирового экспорта продуктов в 2014 году. Расходы на построения мира все еще гораздо более скромные, чем дивиденды, которые получают правительства различных стран мира и радикальные группы от провоцирования гражданских конфликтов и проведения акций устрашения и террора. Расходы по поддержанию мира представляют собой лишь два процента глобальных потерь от вооруженных конфликтов в 2015 году.

Глобальные военные расходы в 2015 году оценивались на уровне 616 трлн долларов, при этом они  сократились на 10% в течение последних трех лет. Соединенные Штаты и Китай – больше всего в мире тратят на военные расходы.

Глобальное экономическое воздействие  вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке в 2015 году составило 742 млрд долларов, стоимость конфликта для каждого жителя этих регионов обошлась в 464 доллара.

Миролюбия стало меньше
Экономическое воздействие смертности от внутренних вооруженных конфликтов в мире увеличилось в четыре раза по сравнению с уровнем 2007 года и в настоящее время составляет

133 млрд долларов. Между тем, экономическое воздействие на внешние силы, принимающие участие в локальных конфликтах за последние девять лет сократилось на 70% из-за сокращения численности коалиционных сил в Ираке и Афганистане.

Эксперты отметили, что есть убедительные доказательства того, что насилие и страх насилия  могут коренным образом изменить стимулы для бизнеса. Например, анализ 730 объектов предпринимательства в Колумбии с 1997 по 2001 год  показал, что  в период роста агрессии почти все создаваемые новые предприятия теряли клиентов и были вынуждены в скором времени закрыться. Каждый доллар, который идет на акты устрашения и приносит прибыль преступным группам по факту изымается из экономики того или иного государства и не идет на развитие предпринимательства.

Между тем, в мире фиксируется  ухудшение глобального показателя миролюбия, что во многом связано с увеличением актов терроризма,  новым уровнем конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке, увеличением числа беженцев. Расходы на обеспечение безопасности, содержание полиции сокращаются по всему миру. В частности, это произошло в России и Казахстане и в целом в странах Евразии. В России наблюдается очень значительное снижение внутренних расходов на обеспечение безопасности из-за плана по сокращению бюджета Министерства внутренних дел более чем на 10%. Срезы непосредственно связаны с экономическим спадом страны. Регионально, военные расходы показали некоторые компенсационные тенденции, уменьшаясь больше всего в Европе, Северной Америки, странах Африки к югу от Сахары. В противоположность этому, военные расходы увеличились в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Азии.  Увеличение военных расходов в Азиатско-Тихоокеанском регионе является следствием наращивания военного потенциала Китая, который увеличил военный бюджет примерно на 10% в 2015 году.

В то время как мир пережил небольшой рост насилия в прошлом году, экономические последствия насилия  пошли в противоположном направлении и снизились на два процента. Существенный вклад в экономическое воздействие  насилия в 2015 году оказали расходы граждан на внутреннюю безопасность, на долю которых пришлось 26% от общей суммы. При этом,  количество убийств в 2015 году выросло на 13%, а экономические последствия от убийств составили примерно 1,79 трлн долларов. Экономические издержки, возникающие в результате умышленных убийств, оказались больше, чем от какой-либо другой категории преступлений. Косвенные издержки убийств в мире высоки, так как жертвы более не могут иметь никакого положительного влияния на производительность, в отличие от других преступлений, где потерпевший может быть в состоянии внести свой вклад в экономику после выздоровления.

Экономические последствия от бытового и сексуального насилия в три раза меньше, чем влияние убийств. В 2015 году потери от насильственных и сексуальных преступлений составили 545 млрд долларов или 4% глобального экономического воздействия от насилия.

У страха издержки велики
Высокий уровень преступности накладывает социальные издержки за счет увеличения объема государственных расходов на здравоохранение, уголовное правосудие. Преступления также снижают экономическую активность и  негативно сказываются  на бизнес-климате. Вооруженные конфликты имеют негативное экономическое воздействие, которое перетекает в соседние страны. За период с 2012 по 2014 год реальный рост ВВП Ливана сократился на 2,9% из-за гражданской войны в Сирии. Общие потери бюджета Ливана из-за сирийской войны составляют более 5 млрд долларов. Косвенно стоимость конфликта включает в себя потери производительности в результате утечки государственного и частного капитала из производственной деятельности в деятельности, связанные с конфликтом.

Экономическое воздействие страха перед преступностью или отсутствия безопасности в 2015 году было оценено на уровне 120 млрд долларов. Эти расходы включают в себя изменения в поведении физических и юридических лиц, такие как сокращение потребления и производства,   уменьшения количества бизнес-операций и низкий уровень доверия в обществе.

Хотя смертность от терроризма выросла в девять раз, начиная с 2000 года - эта категория составляет лишь один процент от общего  экономического эффекта от насилия. Экономический эффект от перемещения населения, выраженный в количестве беженцев и вынужденных переселенцев составил 175  млрд долларов или один процент от экономических последствий насилия в 2015 году. При этом для самой Сирии гражданская война за последние два года стоила 54% от ВВП. Экономические последствия насилия в 2015 году для десяти наиболее пострадавших стран мира обошлись им более чем в 25% от ВВП.  Это такие страны как Сирия, Ирак, Афганистан, Южный Судан и Центральная Африканская республика. Затронутые конфликтами страны в большей степени нуждается в инвестициях в миротворчество, чтобы гарантировать, что они не будут снова втянуты в конфликт.

Террор бьет по экономике точечно
В целом во всем мире с середины 1960-х по 2000 год отрицательное влияние террористической деятельности на подушевой ВВП не превышало 0,04%. Однако террор и насилие могут оказывать значительное воздействие на конкретные отрасли экономики. В Париже по­сле атак исламистов для поддержания заполняемости гостиниц на прежнем уровне владельцам пришлось снизить ценники в среднем на 35–40%. В 2001 году пассажирооборот аэропортов Нью-Йорка снизился на 16%, а в целом глобальная авиаиндустрия недосчиталась тогда 90 млн пассажиров после терактов с башнями-близнецами.

События 11 сентября 2001 года, которые унесли жизни 2 996 человек, нанесли ущерб  США в $100 млрд, а котировки на NYSE вернулись к уровням, предшествовавшим атакам, всего че­рез два месяца. В то же время начатая в ответ  операция в Афганистане и Ираке стоила с 2003 по 2014 год жизни 7 тыс. только американских военных, а стоимость, как самих военных действий, так и обеспечения их ветеранов оценивается в $3–5 трлн.

Таким образом, цена военных операций, предпринимаемых в ответ на террористические акты, в 20–50 раз превосходит реальный экономический ущерб, нанесенный стране террористами.

Стоит отметить, что в семи развитых азиатских странах в 1980–2005 годах эффект терактов был близок к нулю, тогда как в 35 развивающихся один тер­акт в расчете на миллион жителей обеспечивал экономический спад на 1,4%.

Эксперты подчеркнули, что терроризм является  концентрированной формой насилия и в основном  атаки совершаются в небольшой группе стран ограниченным числом радикальных ячеек. На  страны,  больше всего страдающие от терроризма –  Ирак, Афганистан, Нигерия, Пакистан и Сирия, приходится 72% всех случаев  смертности от атак. Аналогичным образом только четыре группы были  ответственны за 74% всех этих смертей. Это ИГИЛ, «Боко Хаарам», «Талибан» и «Аль-Кайеда». Хотя терроризм – это глобальное зло, но, как показывает статистика, ведущиеся государствами вооруженные конфликты  являются причинами куда больших смертей, чем таракты. Санкционированный государствами  глобальный уровень убийств в 15 раз превышает  уровень смертности от терроризма.

Аскар Муминов