Новые стандарты не помогли аудиту

06 Ноября 2017 14:11
Фото: Мария Матвиенко

Государственный аудит продолжает работать формально.

Система государственного аудита по-прежнему далека от совершенства. Несмотря на принятые законы, внедрение международных стандартов в работе госаудита, качество его работы никак не изменилось. Разобраться в ситуации пытались депутаты мажилиса вместе с министром финансов Бахытом Султановым на «правительственном часе».

Глава Минфина считает, что эффективность госаудита в стране повысилась. Так, по его данным, за девять месяцев 2017 года проведено проверок на сумму 1,4 трлн тенге, на 40% от этой суммы выявлены нарушения. При этом повышается и устранение выявленных нарушений: если в 2015 году устранение на одного ревизора составляло 285 млн тенге, то в текущем году одним аудитором устранено почти 0,5 млрд тенге.

Впрочем, министр признал, что проблемы остаются. Так, министерством в текущем году проведен контроль 34 аудиторских отчетов. Результаты этого контроля показали, что аудиторы «все еще исследуют лишь отдельные вопросы, к тому же аудиторские действия поверхностные, а недостатки документирования не дают возможности квалифицировать выявленные нарушения и существующие проблемы».

«Аудиторские мероприятия служб внутреннего аудита в большинстве случаев до сих пор ориентированы не на предупреждение нарушений, а на выявление и констатацию фактов нарушений. То есть, по сути, проводился последующий контроль», – констатировал г-н Султанов.

Глава Минфина заметил, что и снижение показателей страны в Глобальном индексе конкурентоспособности Всемирного экономического форума связано в том числе и с имеющимися проблемами в госаудите. Напомним, что по направлению «Необоснованное расходование бюджетных средств» снижение произошло на 13 пунктов, «Расточительность государственных расходов» – на 24, «Совершенство стандартов аудита и отчетности» – на один пункт.

«Главными причинами снижения рейтинга, на наш взгляд, являются факты громких коррупционных задержаний, которые имели место в отношении всех органов аудита, и нескоординированность деятельности», – сказал г-н Султанов.

И тут же поспешил заверить, что вопрос предотвращения коррупции в органах внутреннего государственного аудита находится на постоянном контроле министерства. В отношении должностных лиц незамедлительно принимаются меры реагирования. Только за 2016-2017 годы 15 руководителей наказаны в виде предупреждений о неполном служебном соответствии и выговоров и замечаний.
По словам министра, «правоприменительная практика показывает, что наиболее подверженной коррупционным проявлениям остается сфера строительства в государственных закупках, где причины массовых отклонений заявок в основном связаны с проектно-сметной документацией».

«Так, конкурсные документации требуют представления неоправданно большого количества подтверждающих документов и содержат устаревшую технику. В этой связи в целях снижения коррупционных рисков министерством ведется работа по упрощению требований к потенциальным поставщикам по закупкам в сфере строительства. Соответствующие поправки включены в законопроект, в ближайшее время мы планируем внести его на ваше рассмотрение. В частности, будут исключены требования по обладанию материальными и трудовыми ресурсами, так как они будут подтверждаться наличием лицензии на проведение строительно-монтажных работ. При этом упор будет сделан на положительный опыт (репутацию), коэффициент налоговой нагрузки», – заверил г-н Султанов.

Депутатов такая ситуация удивляет. Председатель комитета мажилиса по финансам и бюджету Гульжана Карагусова напомнила, что в стране с 2015 года действует новая система государственного аудита, прописанная в законе.

«Однако, несмотря на то, что закон действует уже почти два года, к сожалению, методы работы органов госаудита пока не изменились. По-прежнему, органы госаудита осуществляют комплексную ревизию по итогам исполнения бюджета, то есть когда средства уже использованы, и выявляются уже совершенные нарушения. Информации о количестве и суммах нарушений предостаточно, как в отчете правительства об исполнении бюджета, так и в заключении счетного комитета к нему. Однако в отчетах, к сожалению, очень мало аналитической информации о причинах неосвоения бюджетных средств. Представляются только факты: сколько выделено средств, сколько потрачено, в лучшем случае указано, на что потрачены средства. Но нет данных о конечных результатах», – констатировала депутат.

По сути, органы госаудита «вместо оценки и анализа эффективности использования бюджетных средств и активов государства проводят только аудит соответствия, то есть насколько объект государственного аудита соблюдает нормы законодательства Республики Казахстан».

До сих пор фактически не работает и единая база данных по госаудиту, которую должен администрировать счетный комитет. Эта база должна была предоставить возможность предупреждать нарушения, принимать превентивные меры. Однако ни о каком предупреждении пока и речи нет.
«Более того, несмотря на наличие базы, имеет место проведение неоднократных проверок на одних и тех же объектах. Причина – отсутствие четких критериев отбора объектов для проведения проверок органами госаудита. Кроме того, в утвержденные годовые перечни объектов органов внешнего госаудита многократно вносятся изменения. Только в текущем году изменения вносились 177 раз! Это говорит об отсутствии системного подхода при отборе объектов госаудита», – заявила г-жа Карагусова.

Ирина Севостьянова