По банковскому счету

В Казахстане рассматривают возможность открытия API банковских клиентов для финтех-компаний.

12 Апреля 2018 08:36 Автор: Татьяна Батищева
По банковскому счету

Вслед за Европой, где с января этого года банки обязаны (с разрешения клиента) открывать API (банковские интерфейсы) третьим лицам, благодаря чему финтех-компании получили доступ к клиентским данным и через них – возможность предлагать альтернативные интернет-банкинги и финансовые приложения, казахстанские банки также решились на отмену «банковского рабства».

Создана рабочая группа, в которую вошли представители банков, Нацбанка, АФК и финтех-компаний, первая встреча назначена на конец апреля. Группа займется включением в правовое поле openAPI и доступом на банковский рынок новых игроков.

В Европе таковыми выступают компании, развивающие платежные сервисы, агрегаторы финансовой информации, а также приложения по управлению личными финансами. Последние, в частности, анализируют состояние счетов клиента и дают советы, куда лучше «пристроить» средства, сравнивают тарифы и комиссии, предоставляя информацию по условиям инвестирования.

«Создание рабочей группы – большой плюс. Сейчас, имея карту Visa, вы можете в любом интернет-магазине оплатить свой товар. Имея же карту отдельного банка, вы должны воспользоваться банкингом только этого банка, – рассказывает глава Ассоциации казахстанского интернет-бизнеса (АКИБ) Константин Горожанкин. – Задача Нацбанка в том, чтобы освободить потребителей от обязанности пользоваться интернет-сервисом только одного банка. Это может привести к появлению большого числа финтех-проектов, которые сделают удобным мобильный банкинг и интернет-банкинг. Клиент может пользоваться услугами своего банка, используя удобные для себя IT-решения».

Эксперт указал, что некоторые банки динамично осваивают электронную коммерцию как первый шаг по входу в IT-пространство. В 2017 году стала особенно видна связь между банками и электронной коммерцией. К примеру, Kaspi Bank сделал проекты маркетплейс, в которых платежные операции проводятся исключительно картами этого банка. Банк выстроил решение, которое позволило «забрать» рынок бытовой техники у ритейла. В 2017 году свыше 70% товаров бытовой техники в Интернете продавали через Kaspi Bank.

«Это был серьезный сигнал для рынка, и многие банки стали думать, что же с этим делать. «Казком» реанимировал свой homeshop – магазин с широким ассортиментом товаров и услуг. Народный банк перезапустил Homebank Orange – приобретение товаров в рассрочку, «Хоум Кредит Банк» пишет свой проект. Возникает жесткая конкуренция между банками и игроками интернет-ритейла. Используя ресурсы, банк становится местным «Амазоном», подминая под себя классический офлайн-рынок», – резюмировал Константин Горожанкин.

В последнее время казахстанские банки становятся все более проактивными и все больше начинают «влезать» на поле финтех-компаний, разрабатывая диджитал-продукты. Развернулась борьба за технологическое лидерство. Банк уже не ожидает активности от клиента, а напоминает ему о себе сам. Как следствие, данные Нацбанка показывают растущее использование карт в качестве средства расчета. Так, в феврале 2018 года объемы транзакций с использованием платежных карточек казахстанских эмитентов составили 1,3 трлн тенге (рост по сравнению с февралем 2017 года 44,6%). При этом рост количества и суммы безналичных платежей составил 128,5% и 122% соответственно. Через Интернет прошло 41,5% платежей, их объем достиг 49,4%.

Заместитель директора белоруской компании «Системные технологии» Сергей Кравченко считает, что регулятор в обязательном порядке должен создать правила игры, а банки – к ним адаптироваться. Есть несколько слов потребителей и поставщиков информации, к которым нужно предъявить требование во избежание возможных проблем, в том числе связанных с использованием банковской тайны.

Информационный API (например, открытый доступ к списку банкоматов и другое) и платежный, когда третья сторона допускается к информации по банковскому счету клиента. Платежный API несет в себе определенные риски, поскольку работает с таким понятием, как банковская тайна, когда не каждый клиент банка будет рад тому, что его персональная информация уходит на сторону. Мировая практика открывает доступ к API лишь с согласия клиента. Тем не менее, есть также риски кибермошенничества и утечки данных. По этой причине разговор регулятора и банков будет серьезным и похоже, что долгим.

Банки получают дополнительный доход от работы с финтехом в виде синергии от новых продуктов, а также гибкость при использовании диджитал каналов продаж.

Банки покупают сервисы у разработчиков, это помогает банкам сократить время выхода на рынок с продуктом, средний срок которого может составлять три-шесть месяцев. Важное направление для финтехов – платежный шлюз между европейскими банками с банками на постсоветском пространстве. Поскольку европейские банки фактически работают лишь со счетами клиентов, тогда как растущие в Европе диаспоры из бывших советских стран предпочитают для перевода денег карты.

В Европе создана единая платежная зона SEPA, сервис которой доступен для 34 стран. Банки, входящие в зону, оперируют банковскими счетами. Зона определяет единые стандарты платежей. К ним относятся: единые сроки транзакции (согласно техническому регламенту онлайн-транзакция должна проходить в течение 10 секунд), единые тарифы, а также простые реквизиты транзакции (достаточно лишь номера счета). Смысл создания зоны – в борьбе с монополизацией глобальных платежных систем, поскольку стоимость перевода в SEPA в три-четыре раза ниже.

Кроме того, Сергей Кравченко пояснил, когда банку выгодно самостоятельно разрабатывать IT-решения, а когда привлекать к работе вендоров. По его словам, главный вопрос кроется в бизнесе, который у банков, стартапов и финтех-компаний отдельный и который они хотят самостоятельно развивать. И всегда сложно решать, на каких условиях банк может поступиться своей комиссией, маржой, клиентами и какой дополнительный доход финтех даст банковскому бизнесу.

По мнению спикера, банки отличаются друг от друга не наличием какого-то продукта, а сервисом. Купленные у вендоров решения всегда следует доработать, ведь нельзя же серьезно рассчитывать, что решения по умолчанию будут адаптированы к сервису.

«Часто в решениях, разработанных третьей стороной, процедуры индивидуальны и заточены на внутренние бизнес-процессы, на отдельные процедуры безопасности и другое. Если вы получите точно такое же IT-решение в свой банк, не факт, что вы повторите все процедуры. А если и повторите, не маловажную роль в этих процессах играют люди, воспроизвести которых вы вряд ли сможете», – объясняет Сергей Кравченко.

Поэтому на Западе сложился тренд, что в той части, которая касается демонстрации клиентского сервиса, банки стараются использовать подходы, связанные с эджайлом (ускоряющая методология создания проекта). Наиболее подготовленные к эджайлу банки выходят в технологический прорыв и становятся лидерами.

Он также пояснил, что европейские банки в особенных случаях выделяют в отдельные поля проекты по цифровому банкингу или новому банкингу. Это связано с вопросом позиционирования аудитории. Клиенты в возрасте 18-25 лет и 55 и выше различны. Кто первым пройдет такое диджитал-сегментирование аудитории и подготовит трансформацию, которая позволит персонализировать общение не с одним клиентом, а с категорией клиентов, которые к тому же по-разному потребляют услуги, тот выиграет конкуренцию.

Как отметил глава IT-департамента ДБ «Альфа-банк Казахстан» Андрей Собынин, спрос на синергию банков и финтехов исходит от обеих категорий игроков.

«Грань и линия демаркации между тем, что делает банк, и тем, что банк готов аутсорсить, состоит в том, насколько уникальный программный продукт или приложение может предложить вендор. И всегда взвешиваются на одной чаше весов те усилия, которые нужны для самостоятельной разработки (трудозатраты и деньги), с другой – те плюсы, которые внешняя разработка несет, такие как некие уникальные и недоступные рынку и другим конкурентам возможности. Например, процессинговую систему большинство банков покупают, так как разработка с нуля, сопровождение и поддержка – крайне трудоемкая задача для отдельного банка, – уточнил представитель ДБ «Альфа-банк Казахстан».

Когда речь идет о цифровых каналах самообслуживания, Интернете и мобильном банке, здесь каждый банк хочет выделиться и сделать продукт лучше конкурентов. Многие банки стремятся развивать собственную разработку в данном направлении. Каждый раз решение принимается отдельно, но в целом вопрос в том, готова ли компания-вендор предложить продукт с уникальными возможностями, который банку нецелесообразно создать самому по стоимости».

Таким образом, можно резюмировать, что вендоры предлагают не столько уникальный, сколько удобный продукт. Банки же формируют команды разработчиков под конкретные продукты, которые будут уникальны. Директор по развитию бизнеса компании Oulix Systems Александр Арабей полагает, что банки просто обязаны выходить за рамки финансов. Хотя и оговаривается, что не все банки готовы и могут экспериментировать, ведь многое в IT зависит от инновационной культуры банка.

Татьяна Батищева