Пока студенты кормят вузы

18 Октября 11:10

ПГУ решил удерживать студентов с помощью дорогих иностранных профессоров, в том числе, обучающих бизнесу.

Павлодарская область – регион, где ежегодно наблюдается большой отток местных студентов в ВУЗы России. Один из главных высших учебных заведений -  Павлодарский государственный университет (ПГУ) пытается повысить качество обучения и свою конкурентоспособность привлекая иностранных профессоров и их переводчиков. Стоят ли эти потери бюджетных средств? Директор департамента международного сотрудничества ПГУ Акмарал Каирбаева, уверена, что да.

- К сожалению,  преподаватели,  студенты не могут максимально эффективно воспринять тот курс, который читают западные преподаватели.  И все же, без интеграции никуда. Казахстан вошел в единое европейское пространство, подписав Болонскую конвенцию. Если закроемся и будем вариться в собственном соку, далеко не уйдем. Посмотрите на мир – интеграция во всем. Да, языковой барьер присутствует, не случайно в школах вводится полиязычие с 1 класса. А чтобы подготовить сильных преподавателей, их, по системе «Болашак», будут отправлять за границу  на обучение, прежде всего, из сельских школ. Все это займет время, но результат того стоит.

- Кто финансирует привлечение иностранных преподавателей в вуз?

- Программу  финансирует министерство образования. У всех вузов суммы разные. В последние годы, к сожалению, в связи с кризисом, она  стала меньше. Самое большое, что мы получали – это 72 млн тенге в год.

- Сколько на эту сумму можно пригласить преподавателей?

- Цена у всех разная. Россияне, естественно, дешевле.  Мы достаточно тесно сотрудничаем мощными сибирскими  вузами – Томск, Новосибирск, Омск. Это уже, скорее, партнерские отношения. Когда приглашаем ученых из США, Великобритании, Швеции – цена иная. Она зависит от различных критериев, например, от рейтинга вуза. Ученые из Оксфорда, Кембриджа, Колумбийский университет, входящие в мировую десятку, несомненно, дороже.

- Хорошо, тогда, насколько западные преподаватели, скажем, лучше российских?

- Дело не в том, хуже или лучше. Просто, в западных вузах иная форма обучения, сама система образования. Это само по себе интересно, прежде всего, для наших студентов.

- Какие науки преподают такие профессора?

- Мы покрываем практически все предметы, у нас мультидисциплинарный  университет.

- Бизнесу учите?

- Да. Сейчас у нас преподает Алексей Крол эксперт из США, работающий в Кремниевой долине, он читает целый курс по основам предпринимательства, доведения идеи до стартапов.  Наш ректор Арын Орсариев познакомился с Алексеем, будучи в США и пригласил его к нам.  Наш ректор нацелен на совмещение классического образования  с предпринимательским уклоном. Задача, которую поставил ректор - чтобы каждый преподаватель и студент имели свое дело, пусть и маленькое, но оно бы давало доход.  Особенно классно, если этот бизнес связан с профессиональной деятельностью. Для примера, у нас студентка изучала стекло на факультете, ее это заинтересовало и в итоге она открыла свое дело, изготавливает сувенирную и другую продукцию из битого стекла.  Доход получает.

- Акмарал Канатбековна, во что обходится бюджету этот американский эксперт?

- Я не могу озвучить эту цифру, но это достаточно дорогой преподаватель.  Это и не удивительно, то, что получает наш профессор за час работы и западный, несопоставимо.

- Они того стоят?

- Несомненно. Студенты видят другой формат преподавания. Это хороший опыт. Они приобщаются к образцу западного образования. Не секрет, что там иная система образования, очень высокого качества. Там серьезная конкуренция среди вузов, преподавателей, интегрированная наука, там формируются исследовательские школы. Если у нас преобладает бакалавриат, то у них магистратура и аспирантура.  Наш университет в десятке базовых вузов, которые финансируются  в рамках программы индустриально-инновационной  развития. Мы  готовим студентов по двум направлениям – металлургия, нефтехимия, а с этого года теплоэнергетика и охрана окружающей среды. Это идет отдельное финансирование, данная программа рассчитана  до 2019 года.  Так вот, в рамках этой программы мы посетили Лундский университет в Швеции, поразило то, что у них вся профессура сидит на крупных финансируемых проектах. Причем, там ученые со всего мира. Большая наука и большое финансирование. У них профессура получает зарплату не как у нас - стандартный ежемесячный оклад, а от реализации проектов. Западный профессор материально заинтересован в реализации проектов, заработанных денег ему хватает даже на оплату работы своих докторантов.  А еще у каждого факультета несколько своих мини-заводов, где докторанты проводят свои исследования, работу. Я была поражена, насколько у них хороша лабораторная база.

- Сейчас производственники, бизнесмены жалуются на то, что выпускники вузов не имеют практических навыков профессии.

- Нашу систему всегда за это критиковали. Разрыв между образованием и рынком имеется. Сейчас много делается, чтобы интегрировать науку в производство:  сотрудничаем с крупными предприятиями, наши студенты проходят на них практику. Оттуда привлекаем специалистов для ведения курсов. У нас эти связи налажены и они работают. Например, ПНХЗ подарил нашим химикам хорошую лабораторию.

- Практика начинается с первого курса?

- Наш ректор настаивает на том, чтоб практика была каждый семестр. Причем, чтобы студент проходил ее не менее, чем на трех предприятиях.

- Российские вузы ушли дальше казахстанских в образовательном процессе?

- Скажем так, они идут своим путем. Сейчас там разработана государственная программа ТОР 5 – 100.  Сначала у них была задача попасть в число 800 лучших вузов мира и несколько российских вузов туда вошли. Престижно быть в этом списке. А еще есть ТОР-100, это вузы более высокого уровня, с инновациями, так вот российское образование поставило цель, чтобы к 2020 году 5 российских вузов вошли в ТОР-100.

- Те, кто не получил грант на обучение в казахстанский вуз, стоит перед дилеммой: за образование в какой стране лучше платить? Многие склоняются в пользу российский вузов.  Это означает, что казахстанское образование менее престижно?

- Ответ не может быть однозначным. Российские вузы сегодня активно выделают гранты на бесплатное образование. Особенно это касается уровня магистратуры и аспирантуры. И, если Казахстан перестраивается под европейскую модель образования, то у них своя. Гранты, проживание в общежитии, стипендия – это все привлекательно для студентов. В связи с этим наблюдается большой отток, особенно, хороших.

- Как удержать их или не стоит?

- Грант на обучение – главный козырь и, если его предоставляют, человек за это ухватится. Даже при нашей не столь уж высокой оплате за обучение – 340 тысяч тенге в год, т.е. в месяц 40 тысяч тенге для среднестатистической семьи это ощутимо на фоне всех остальных трат. Сейчас многие выбирают качество. Удержать можно только этим. Если мы улучшим качество образовательных программ и войдем в мировые рейтинги, то молодежь сделает выбор сама.  Сегодня ПГУ входит в ТОР – 5 казахстанских многопрофильных вузов. Это привлекательный фактор.

- В последние годы ПГУ нацелен на привлечение студентов из других регионов, в том числе, из-за рубежа. Насколько знаю, в этом году вы активно приглашали молодежь из Монголии?

- Да, но пока они слушатели, учатся на подготовительных курсах.

- Это способ заработать деньги?

- Там есть и гранты. Но, да, к сожалению, мы пока не можем не зависеть от студентов. От них зависит наше финансовое благополучие. В той же Швеции вузы не зависят от количества обучающихся. У нас же около 90% - доходы от наших студентов. С другой стороны, таким образом, мы вышли на международный уровень. Сейчас семь студентов из Нигерии хотят у нас учиться. Их привлекает низкая стоимость обучения. Для нас, чем шире география, тем лучше. И россияне сейчас на это ориентированы.

- Как «боретесь» с языковым барьером?

- Мы сейчас разрабатываем специальную программу, понимая, что будут еще желающие. У нас есть полиязычные программы – 30% на английском, столько же на русском и 40% - на казахском.

- А как насчет отправки ваших преподавателей на чтение лекций в другие вузы, хотя бы казахстанские?

- В казахстанской системе образования «минус» - это разрозненность вузов. Нет внутренней мобильности. К слову и внешняя, когда наши преподаватели  выезжают куда-то преподавать, хромает.

- Не приглашают?

- Знаете, можно было бы организовать, но для этого необходимо решить много организационных вопросов. У нас этот механизм не развит, если честно. Если внутренняя мобильность студентов, и она относительно развита, а то, что касается преподавателей, то, увы.  Даже профессура столичных вузов по регионам не выезжает.

- В этом есть необходимость?

- Считаю, что да. Особенно это важно для периферийных  вузов. Когда в регионы приезжают маститые профессора прочитать курс лекций, думаю, это было бы здорово. В этом плане Европа, как большая деревня, там большая мобильность между вузами всех стран. Коль скоро мы взялись перенимать западный опыт, его не обходимо переносить на свою почву широко, не ограничиваясь лишь приглашением специалистов для проведения курса лекций.

Марина Попова, Павлодар