Попадет ли Казахстан в сирийский капкан?

23 Декабря 2016 15:12

Астану признали идеальной площадкой для разрешения сирийского кризиса.

Все явственнее прорисовываются перспективы проведения межсирийских переговоров в Астане. 21 декабря один из лидеров сирийского «Народного фронта за перемены и освобождение», представитель «московской группы» сирийской оппозиции Кадри Джамиль сообщил, что во второй половине января 2017 года столица Казахстана может принять важный раунд переговоров по разрешению кризиса в Сирии.

Ранее президент России Владимир Путин заявил, что договорился с  главой Турции Реждепом Тайипом Эрдоганом о предложении конфликтующим сторонам в Сирии продолжить процесс мирных переговоров на новой площадке в Астане. По его словам, новая площадка должна дополнить женевский формат, к тому же президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в ходе телефонных переговоров с  Владимиром Путиным и Эрдоганом также поддержал данную инициативу и подтвердил готовность Астаны выступить в качестве площадки для переговоров. Сообщается, что министр иностранных дел России Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри в ходе телефонного разговора обсудили ситуацию в Сирии, и г-н Лавров обратил внимание на приглашение Казахстана организовать в Астане встречу представителей Дамаска и сирийской оппозиции.

«Лавров обратил внимание на планируемое заключение соглашения между правительством САР и отрядами вооруженной оппозиции и на поддержку приглашения Казахстана организовать после этого в Астане переговоры сторон такого соглашения, посвященные началу процесса политического урегулирования. Это станет стимулом к ускорению диалога под эгидой ООН в Женеве, который долгое время остается в тупике из-за ультимативных требований оппозиционеров-эмигрантов», - сообщил российский МИД.

Удобное и идеальное место
Бывший заместитель генерального секретаря ООН, председатель совета по международному сотрудничеству при Общественной палате РФ Сергей Орджоникидзе заявил, что Казахстан является самым удобным и идеальным местом проведения такого рода мероприятий. В то же время Назарбаев известен серьёзным дипломатическим опытом, способностями к урегулированию проблем и на международной арене, и по внутриполитическим вопросам. Поэтому роль Назарбаева может быть очень большой, отметил он.

Если переговоры в Астане в январе состоятся, то это будет уже третья встреча заинтересованных в урегулировании сирийского конфликта игроков в Казахстане. Первые две, хоть и сгладили некоторые противоречия, но фундаментальных проблем так и не решили. Правда, на новую встречу, эксперты возлагают особые надежды. Дело в том, что в этот раз предполагается формат, в котором будут участвовать не только представители официальной сирийской власти и оппозиции, но также три ключевых игрока - Россия, Иран и Турция.  

Казахстан не заинтересованная сторона
Политолог Максим Крамаренко считает, что, по всей видимости, договоренность о том, что Казахстан станет посредником в переговорах по сирийскому урегулированию, состоялась раньше, чем было объявлено в телефонных разговорах трех президентов. Потому что такой вопрос не решается спонтанно. Астана в данном случае выбрана не случайно. Во-первых, потому, что Казахстан не сторона конфликта, и не выступал с публичной поддержкой, как правящего сирийского режима, так, и так называемой, умеренной оппозиции. Во-вторых, Казахстан является одновременно как союзником России по ЕАЭС и ОДКБ, так и союзником Турции по тюркской интеграции. Соответственно, и для Москвы, и для Анкары Астана является партнером, заслуживающим доверие. В-третьих, у Казахстана и лично Нурсултана Назарбаева есть опыт посредничества, хотя бы недавняя история с передачей им российскому руководству письма с извинениями президента Турции. Эта акция резко улучшила климат отношений между Россией и Турцией. В-четвертых, Казахстан сам заинтересован быть посредником миротворческих переговоров, результатом которых в перспективе может стать прекращение гражданской войны в Сирии. Это будет и имиджевый выигрыш страны, и забота о собственной безопасности, ведь с окончанием войны будет «потушен» и один из очагов терроризма, который привлекает к себе казахстанцев, подчеркнул г-н Крамаренко.

Правда, по его словам существуют силы, незаинтересованные в успехе этого переговорного процесса. Он заметил, что можно с большой долей вероятности говорить о том, что убийство российского посла Андрея Карлова в Анкаре, которое произошло 19 декабря, есть предупреждение этих сил о том, что они в силу своих возможностей будут мешать миротворческому процессу, прибегая к методам террора.

«Начатый процесс ратификации соглашения Москвы и Анкары о «турецком потоке» указывает на то, что Турция и Россия должны быть заинтересованы в скорейшем прекращении конфликта в Сирии. Именно поэтому эти переговоры стали актуальны сейчас, когда после нормализации отношений между турецкой и российской стороной возобновилась многие экономические проекты, которые могут стать основой для дальнейшего сближения двух стран, и изменения баланса сил в регионе. Изменение позиции США по сирийской проблематике пока трудно прогнозировать, так как, окончательно победивший Дональд Трамп с одной стороны, в предвыборный период заявлял о том, что его страна должна вместе с Россией бороться с терроризмом, но при этом, он говорил и о том, что американская внешняя политика должна стать непредсказуемой. Прогнозы можно будет делать, только увидев первые практические шаги администрации нового президента США на Ближнем Востоке», - подчеркнул Максим Крамаренко.

Может быть интереснее, чем раньше
Научный сотрудник Института российской Академии наук, политолог Александр Караваев заметил, что инициативы Нурсултана Назарбаева в разных диалоговых и переговорных форматах не новость для международного сообщества. С точки зрения укрепления международного имиджа Казахстана это хорошо, однако, с позиции действительной эффективности, в смысле каких-то обязывающих документов - по аналогии с тем, что дают переговоры в Женеве или в Минске по Украине, от этого астанинские встречи далеки.

«Собственно встречи по Сирии в Астане начались в мае 2015 года, за полгода до начала российской операции. Но состав участников не выходил за рамки проасадовской управляемой оппозиции. Поэтому вес такого формата для западного сообщества, включая Турцию, незначительный. Если нынешняя инициатива Назарбаева выйдет за рамки прежнего состава участников, то это будет гораздо интереснее, возможно принесет результат и будет интересна Анкаре», - подчеркнул.

Вместе с тем, эксперты предупреждают, что одним из рисков участия Казахстана в межсирийских переговоров является невольное втягивание в сознании радикальных групп Астаны в конфликт, и в этом кроется определенная опасность с точки зрения внутренней безопасности, считают аналитики.

Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев заметил, что возникает вопрос - насколько серьезным игроком на международной арене выступает сам Казахстан. Одно дело предоставление площадки и декларирование миротворческой позиций, другое – личное участие и выработка конкретных путей выхода из кризиса. Практически всегда Казахстан лишь предоставляет площадку и возможности для переговоров, не предлагая конкретных механизмов по разрешению проблем, сказал он. Эксперт напомнил и о таком факторе как вовлеченность большого количества игроков в сирийский конфликт, так как это не классическая история противостояния только двух противоборствующих сторон. Между режимом Башара Асада и формально признаваемой сирийской оппозицией есть группы радикалов-исламистов, интересы крупных мировых держав, таких как Иран, Саудовская Аравия, страны западного блока. Также нельзя забывать, что именно сирийский конфликт стал детонатором для роста могущества Исламского государства, сказал он.  Г-н Сатпаев подчеркнул, что, даже косвенно вовлекаясь в сирийскую проблематику, Казахстан должен помнить, что в рядах группировки ИГ воюют граждане как минимум 70 государств мира и реакция радикалов на усилия Астаны может быть неоднозначной. Он вспомнил теракты в Австралии, во Франции, где прослеживался след ИГ, и одним из мотивов была месть за участие в сирийской войне западных стран. И включаться в этот процесс в условиях, когда террористические риски растут, рискованно, считает политолог. Он приводит наиболее вероятные очаги возможной террористической активности. Это северокавказское бандподполье, туркменско-афганская граница, каспийский регион, Синьцзян-уйгурский автономный округ.

С хорошим накопленным багажом
Между тем депутат парламента РК Айкын Конуров убежден, что Казахстан сможет обеспечить должный уровень безопасности, гостеприимства и дипломатических контактов в роли независимого арбитра. К тому же казахстанская внешняя политика и дипломатия имеют достаточный авторитет в мировом сообществе. Инициация СВМДА, которая является фактически единственной переговорной площадкой в Азии, активная работа в ОИС, где авторитет Казахстана довольно высок, тому подтверждение, заметил он. К тому же непостоянное членство в Совете безопасности ООН как нельзя, кстати согласуется с инициативами по поддержанию мира в Сирии.

«Кроме политических дивидендов мне видятся и экономические, которые можно рассмотреть в плане возможного роста цен на нефть при сокращении или прекращении поставок на рынок контрафактной нефти с Ближнего Востока. Касательно команды нового президента США, то думаю, что пока рано делать выводы, ведь зачастую бывает, что предвыборные обещания так и остаются обещаниями. Наглядный пример - ситуация по Тайваню и изменение риторики Трампа по России. Можно предположить, что война в Сирии перешла в изматывающую фазу для всех сторон, что подтолкнет закулисных игроков к диалогу. Тогда можно ожидать хороших результатов на площадке в Астане», - сказал Айкын Конуров.

Эксперт в области внутренней и внешней политики, обороны и безопасности  Григорий Трофимчук заметил, что Казахстан всегда готов помочь в урегулировании сложных ситуаций, и не раз это доказывал на практике. Астана не может оставаться в стороне от сирийской проблематики, так как война на Ближнем Востоке также коснётся всех, только по-разному и с разной очерёдностью, а борьба с террористами – это то, с чем сталкивается в последнее время сам Казахстан, поэтому его роль в подавлении «игилоподобных» организаций крайне важна.

«Астана, как и Минск, предлагают свои площадки для проведения важнейших переговоров, и было бы странно, если бы они этого не делали. Предложения партнёров и союзников должны быть рассмотрены со всей тщательностью. Само собой, в случае с переговорами по Сирии возникает вопрос, – а как на это посмотрит Вашингтон. Но, во-первых, Вашингтон, сам уже почти год не знает, как подойти к переговорному процессу, а, во-вторых, его обязательно пригласят к переговорному столу, причём в числе первых. К тому же, здесь надо учитывать позицию Анкары. Если Турция как лидер тюркского мира готова вести переговоры на казахстанской площадке, тогда многое возможно. Без Турции – конечно, разговаривать на эту тему было бы рискованно во всех отношениях. Так что чисто теоретически всё это вполне возможно. Тем более с учётом того, что пока что нет, физически, никаких переговоров, а есть только консультации столиц, зондирование международной почвы по этому вопросу. Что касается возможной реакции религиозных радикалов на эту инициативу, то они и без неё не слишком благосклонно относятся и к Казахстану, и к России, и к Азербайджану, и ко всем остальным представителям этого пространства. Поэтому отсутствие Астаны в этой теме любви террористов к ней не добавит. Да и нужна ли она, такая любовь», - сказал Григорий Трофимчук.

Эксперт заметил, что Казахстан может предложить сторонам конфликта, по крайней мере, спокойную атмосферу для трудных переговоров. На большее он и не претендует, как, например, и Минск не претендует на какую-то свою «долю» в результате успеха минских соглашений по Донбассу. Хотя, успех переговоров в Астане мог бы усилить вес страны в глобальном масштабе, и стать новой площадкой на уровне  Вены и Женевы. 

«Приход новой американской администрации в Белый дом, естественно, внесёт коррективы во все мировые процессы, включая сирийскую войну. Но ждать этого прихода и потом ещё соответствующей проявленной позиции означает для других, не самых маленьких, стран признать свою полную зависимость от США и полную подчинённость им же. В то же время, Дональд Трамп будет вступать в ту мировую ситуацию, которая сложится на момент его прихода, и ориентироваться уже в ней. Ситуация с Пальмирой в данном случае ничего не меняет, так как вопрос можно поставить и по-другому: новый формат переговоров по Сирии рассматривается на фоне полной очистки Алеппо от террористов», - подчеркнул г-н Трифимчук.

Стоит отметить, что переговорные позиции Казахстана хорошо известны в мире. В 90-ые годы Казахстан был одной из сторон, которая смогла умиротворить Армению и Азербайджан во время обострения конфликта в Нагорном Карабахе. В рамках Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии, Казахстан  внес свою лепту в разрядке напряженных отношений между Индией и Пакистаном.  В 2013 году, в Алматы прошло два раунда переговоров по иранской ядерной программе, который положили начало к отмене санкций с Исламской республики.

Кстати, в отношении разрешения конфликта в Сирии действует декларация, которая была принята именно в Астане, которую подержали 22 из 27 членов сирийской оппозиции, представленной на последних переговорах. Тогда представитель курдского движения Сирии Наби Сарбаст отмечал, что это был первый прецедент, когда стороны смогли достичь такого документа и представить основополагающие принципы для развития последующего представления сирийского вопроса.

Аскар Муминов