Поставки комплектующих для автопроизводителей являются имиджевыми

15 Мая 18:05
Фото: bnews.kz

Такие поставки практически не приносят прибыли, но позволяют продавать аккумуляторы на вторичном рынке по более высокой цене.

Об этом abctv.kz рассказал генеральный директор ТОО «Кайнар-АКБ» Серикбай Ажмагамбетов.

- Серикбай Куанышевич, какова в настоящее время ситуация на предприятии?

- Как крупное промышленное предприятие мы тоже испытывали трудности, несли определенные финансовые потери. Но произошла девальвация, и благодаря ей мы начали восстанавливать свои позиции. На сегодняшний день наше производство увеличилось практически в два раза. Если в кризисный 2015 год мы выпустили чуть более 1 млн аккумуляторов, то в этом году мы планируем выпустить около 2 млн. Из них больше половины уйдет на экспорт. У нас появились новые покупатели на рынках СНГ, в Грузии, в Армении, в Украине. Даже в городе Луганске, который считается спорной территорией, есть один покупатель. Существует большой российский рынок, который потребляет основную долю выпускаемой продукции. Благодаря поддержке правительства РК мы получаем финансирование, субсидирование, получили в свое время гранты на приобретение современного оборудования и инновационных технологий. Все это позволило снизить себестоимость продукции, стать конкурентоспособными, завоевывать новые рынки и отвоевывать свою долю на отечественном рынке у зарубежных конкурентов, которые во время кризиса развили здесь очень бурную деятельность и нашу долю, практически, свели к нулю.

- Каковы были объемы импорта аккумуляторов в Казахстане до последней девальвации?

- Импорт у нас всегда доминировал. Даже психология у потребителей такая: все, что импортное, лучше. На внутреннем рынке соотношение было такое: 40% - отечественные производители – мы и еще один небольшой завод рядом с нами, 60% - импорт. В 2014 году наш завод сделал около 400 тыс. аккумуляторов, а импорт доходил до 800 тыс.  

- А в 2015 году?

- После проведенной в 2015 году девальвации импорт резко снизился, потому что курс тенге к российскому рублю выровнялся. Ведь наши основные конкуренты - это российские производители. Раньше при курсе 180 тенге за доллар аккумулятор за 30 долларов в розничных сетях стоил 8 тыс. тенге, а потом его стали продавать за 12 тыс. тенге и выше. Мы за это время подняли цены на 20% - максимум 30% по некоторым типам аккумуляторов.

- Из-за удорожания сырья?

- Да. За счет того, что некоторые виды сырья мы импортируем. Это полипропилен, свинец – мы его покупаем с привязкой к доллару, хотя берем его в Казахстане у «Казцинка», это биржевой товар.

- А во сколько оценивается рынок б/у аккумуляторов в Казахстане?

- На своем предприятии мы перерабатываем от 1 до 2 тыс. тонн б/у аккумуляторов в месяц. Чтобы не подпадать под утилизационный сбор, мы должны утилизировать не менее 30% от того, что сами производим. Мы эту норму соблюдаем. Сколько всего аккумуляторов утилизируется в Казахстане я не могу сказать, но большая часть вывозится в Россию, особенно с приграничных областей. И закуп россияне производят дороже. Если мы покупаем, условно говоря, по 250, то они - по 260-270 тенге за килограмм. Эти 10-20 тенге мы проигрываем, но у россиян есть острый дефицит, потому что у них нет таких производящих и перерабатывающих производств, как наш «Казцинк». У них есть мелкие производители, которые тоже сидят на вторичном сырье, делают из него готовый свинец и продают его тем же аккумуляторным заводам. А кто-то сам построил завод и себя обеспечивает вторичным сырьем, как Тюменский завод, то есть он на стороне почти ничего не покупает, разве что полипропилен, но и тот тоже в России берет.

Нам ситуация с девальвацией и введенным утилизационным сбором сильно помогла, потому что все эти импортеры аккумуляторов пришли к нам. Они начали брать нашу продукцию, и внутренний рынок за счет этого активизировался. У нас выровнялся паритет между внутренними и внешними продажами – сейчас это где-то 50 на 50. Раньше мы в квартал подавали на возмещение по НДС сумму до 100 млн тенге, сейчас же сами ежеквартально платим в бюджет НДС в размере 30-50 млн тенге. Я понимаю, что девальвация - не самое лучшее явление, но такие возможности она нам дала.

- Вы сказали, что 2 млн аккумуляторов произведете в этом году. А куда и сколько планируете поставить?

- 1,2 млн заберет внешний рынок. Это вся Средняя Азия, Украина, Грузия, Армения. На Грузию и Армению мы только начинаем поставки, договоры подписываем. В этом месяце у нас запланировано производство и отгрузка. На Украину на одного потребителя уже отгрузили. Сейчас будет вторая поставка в Луганск. Еще на нас вышел харьковский покупатель, договор уже подписали, выставили счет – поставка будет в конце месяца. Плюс – Россия. Если мы в прошлом году поставили в Россию чуть более 400 тыс. аккумуляторов, то в этом планируем поставить 850 тыс. Это основной игрок, потому что у них есть дефицит. Российский внутренний рынок составляет до 12 млн аккумуляторов, а поставки туда всех производителей, включая наши, составляют около 8 млн. Все остальное - дефицит. Но сейчас Россия тоже наращивает объемы производства. У них работает программа импортозамещения.

- А Средняя Азия сколько потребляет?

- Точно не могу сказать. Оставшиеся 350 тыс. аккумуляторов распределятся на Среднюю Азию, Украину, Беларусь.

- А там поставки на первичный рынок или на вторичный?

- На первичный рынок мы практически не поставляли ни внутри страны, ни за рубежом. Но сейчас восстановили свои отношения с «Камазом» и с июня планируем начать туда поставки.

- Это в Кокшетау?

- Нет, на кокшетауский «Камаз» мы поставляем. Мы мелких производителей особо и не считаем. Кокшетауский «Камаз» и два костанайских предприятия берут небольшие объемы. Приезжали представители «АвтоГАЗа» - Горьковский автомобильный завод, они хотят до 100 тыс. аккумуляторов брать. С ними все на стадии заключения соглашения, потому что надо пройти технический аудит. Их специалисты должны приехать после майских праздников, скорее всего летом, будут проводить аудит. Почему мы стали востребованы? Потому что у нас самая низкая цена и качество потребителей тоже устраивает. Наши заводские марки «Барс», «Уникум» достаточно известны на внутреннем и внешнем рынках. В России у нас есть стабильная доля рынка где-то в 5-7%. Мы ее практически не теряли. В этом году, наоборот, будет прирост.

- А когда рубль был дешевым по отношению к тенге, тоже делали поставки на российский рынок?

- Да, но в ущерб себе.

- То есть, чтобы только сохранить долю рынка?

- Да. Когда шла отгрузка курс был один, когда деньги заходили - уже другой. Там же по предоплате только сейчас начали работать, потому что есть дефицит, нужны батареи, а мы по цене самые привлекательные на рынке СНГ, если не брать Украину. Украина исторически всегда ниже всех по цене была.

- Почему тогда Украина начала закупать казахстанские аккумуляторы?

- Там один внутренний производитель вообще закрылся и перенес производство на Курский аккумуляторный завод – это корпорация Westa. Второй – Ista – вроде работает, но больше был ориентирован на госзаказы, на военку. Третий игрок – это «Мегатекс», который, в принципе, много и не производил. За счет того, что крупный игрок «схлопнулся», «Мегатекс» все поставляет на внутренний рынок, поэтому ему особо внешний рынок и не интересен сейчас.

- Раньше вы выходили на китайский рынок. Успешно?

- Мы столкнулись с определенными барьерами при ввозе аккумуляторов в Китай. Нельзя ввозить аккумуляторы в вагонах с электролитом, их можно ввезти только автотранспортными средствами или контейнерами, это более дорогая перевозка и удорожание в цене. А у них своих заводов в то время было очень много. Там аккумулятор делают как одноразовую вещь – год попользовался, выкинул. Китайские производители завышают техпараметры батарей, ставят низкую цену, поэтому стандартная батарея им не нужна.

- То есть для Китая нужен немного другой продукт?

- Не другой продукт. Нужно устранение барьеров. Мы пытались с нашим правительством этот вопрос решить, но не может наше правительство. Поэтому в Китай пока не поставляем, но планируем. Там потребность есть, есть готовые партнеры.

- По цене сейчас вы туда проходите?

- Да, проходим. Цены у нас сейчас низкие за счет девальвации. Но, в принципе, мы особо не горим желанием в Китай поставлять. Внутренний рынок сильно активизировался, как и внешние рынки СНГ. У нас сейчас очередь стоит за аккумуляторами. Мы большую часть продукции – около 70-80% поставляем по предоплате. Какой-то импорт все равно останется, но он сократится. Если раньше соотношение собственное производство/ импорт было 40/60, то сейчас, возможно, станет 90/10, потому что импорт дорогой сам по себе.

- Объем производства планируете наращивать? Какова проектная мощность производства?

- Проектная мощность завода с тем оборудованием, которое на нем существует, до 3 млн аккумуляторов в год. Запас есть, но мы планируем выпустить 2 млн, потому что столько мы железно продадим, и тем же госзакупом, без проблем.

- «Азия Авто» и «Агромашхолдинг» с вами работают?

- «Азия Авто» не работает, «Агромаш» и «Сарыаркаавтопром» работают, но они работают по грузовой технике.

- Это IVEKO?

- Да, по российским каким-то брендам. Они более повернуты к нам лицом, чем «Азия Авто». «Азия Авто» говорит: «ну, вы же видите, мы выпускаем мировые бренды - это все надо согласовывать с брендодержателями». У них же приходит готовый машинокомплект, у них полного цикла сборки нет, поэтому.

- Но там ведь «АвтоВАЗ» хочет строить завод на 120 тыс. автомашин в год. Там таких больших требований не будет?

- Почему? Для вхождения на первичный рынок для какого-то производителя очень строгие требования. Я не знаю, как у западных компаний, но мы сталкивались с тем же «АвтоГАЗом». Они приезжали на первичное знакомство и очень много сделали замечаний в плане того, что завтра требования будут такие, поэтому давайте подтягивайтесь. И на «АвтоВАЗе» они такие же. Соответственно, на крупных мировых брендах автопроизводителей вообще будут, наверно, какие-то неимоверные условия.

- Но вы не исключаете возможность, что зайдете со своей продукцией на Усть-Каменогорск?

- К этому надо стремиться, будем это отрабатывать. Мы готовы к этому прийти и сотрудничать. Главное, чтобы мы завтра нашли взаимопонимание с этим автопроизводителем. Потому что у них есть свой, карманный производитель, который долгое время поставляет на Тольятти - компания «АКОМ».

- То есть, скорее всего, он и будет поставлять аккумуляторы?

- Возможно. Но рынки-то у нас сейчас открыты, поэтому мы тоже будем пытаться зайти.

- А в Узбекистане где берут аккумуляторы?

- У них свой производитель есть – называется UzExide. Узбекское правительство построило этот завод с помощью американских технологий. Exide – это крупный американский производитель, один из пяти крупнейших в мире.

- А как обстоят дела с поставками для российских автопроизводителей?

- Сейчас мы возобновляем поставку. Там 60 дней отсрочка. Взяли по самой низкой цене. Нам выгоднее продавать собственным партнерам, которые забирают по предоплате, чем этим отдавать, но это имиджевые поставки.

- Но вы все равно поставляете? Хоть небольшая прибыль есть?

- Нет, там вообще ноль. И также по всем другим автопроизводителям. Мы же с «АКОМом» работаем, который поставляет на «АвтоВАЗ», он тоже говорит, что они на «АвтоВАЗ» в ноль поставляют. Они поставляют на «АвтоВАЗ», калужский «Фольксваген», поставляли и на «Форд» в Шушарах.

- Но там же объемы гораздо больше...

- Но они говорят, что в ноль поставляли, а на западные компании вообще в минус. Зато им очень большую маржинальность дает вторичный рынок. У них аккумуляторы действительно хорошего качества за счет того, что они выдерживают все эти внешние и внутренние требования, которые автопроизводители предъявили, и за счет этого у них на вторичном рынке самые высокие цены. Это «АКОМ», который для «АвтоВАЗа» делает, и Tubor, который для «ГАЗа» делает. У них самые высокие цены и качество.

- Почему тогда «АвтоВАЗ» решил с вами работать? Решили сэкономить на закупе аккумуляторов?

- Да, экономят. Российский производитель не гнется, цену не снижает, он завален заказами на дефицитном рынке. И зачем ему «АвтоГАЗ», когда с руками и ногами забирают эти аккумуляторы. Те произодители цены не снижают – они к нам приехали. Хотят, чтобы у них было несколько поставщиков. К ним Курск должен зайти и мы. Но нам надо все требования выполнять, которые они выставляют, и делать качественный продукт, а потом уже идти на этот рынок.

- Это подразумевает модернизацию производства?

- Это подразумевает все. Бережливые технологии, «кайдзен», выстраивание системы управления на производстве. Там очень много моментов.

- Насколько это дорого? И как отразится на себестоимости продукции?

- Есть поддержка государства. Государство приглашало западные консалтинговые компании. Мы платили мизер, остальное оплачивало государство. Закупив оборудование, часть затраченных на его приобретение средств мы получили обратно от государства в виде грантов.  Проценты по займам, которые мы взяли у банков второго уровня, тоже стабильно субсидируются, никаких проблем нет. Свободный склад в этом году еще действует, импортное сырье ввозится беспошлинно, мы не платим ни пошлину, ни НДС, оно сразу заходит на производство.

- Что касается ваших отношений с ТОО «Оператор РОП» и утилизационного сбора или расширенной ответственности производителя (РОП) на аккумуляторы…

- Мы подпадаем под утилизационный сбор, но не так, что нам надо будет платить его, а они (ТОО «Оператор РОП») планируют заключать либо в этом, либо в следующем месяце договор, приехать с кураторами из министерства энергетики, комитета экологии. Мы покажем производство, на котором будет производиться утилизация, и потом уже будем заключать договор.

- Закон вступил в действие в конце января…

- У нас это оборудование, производство работает с 2011 года. На государственный грант мы приобрели эту технологию и с того времени занимаемся сбором отработанных аккумуляторов и переработкой.

- Любых?

- Да. То есть это и есть та самая утилизация. Поэтому у нас в принципе эта работа была, есть и продолжается. Если какие-то официальные бумаги с РОПом надо оформить – они приедут.

- То есть они будут частично субсидировать утилизацию аккумуляторов?

- Вопрос с субсидированием пока не решен, то есть сколько именно они будут нам выплачивать.

- Сколько составляет размер утилизационного сбора по аккумуляторам?

- По аккумуляторам 147 тенге за килограмм. Это готовый аккумулятор вместе с корпусом, электролитом и всем, что внутри. Берется просто общий вес. То есть: ввозят новые аккумуляторы. Весит, условно, вагон аккумуляторов 60 тыс. кг. Берут, умножают их на 147 тенге и, соответственно, это составляет сумму выплаты для утилизационного сбора.

- В России вы платите утильсбор на ввозимые аккумуляторы?

- В России ввели, но там немножко по-другому. В России это не наша проблема, а наших дистрибьюторов. Они ее решают.

- Но даже с этим утильсбором у вас проходная цена?

- Да. После девальвации наши аккумуляторы самые дешевые.

- Собственное российское производство составляет 8 млн аккумуляторов, 12 млн – потребность российского рынка. Теоретически, вы можете на проектную мощность в 3 млн выходить.

- Могут возникнуть проблемы со сбором дебиторской задолженности. Россия большая – там, там раздал. Менеджер, который работает с нами и является одним из дистрибьюторов в России, практически не сидит на месте. Он ездит по всем дебиторам и занимается сбором денег. Там дебиторят по-страшному.

- В РФ нет крупных сетей, которые брали бы оптом?

- Они сосредоточены только в тех регионах, где есть большие деньги. Это центральный и южный федеральные округа и нефтегазовые. Крупные сети практически все сидят на импорте. Они от безысходности переходят на отечественную продукцию, а так у них потребители, которые брали только импортные автомобили. У них тенденция такая же – потребители берут то, что подешевле, потому что доходы упали. Единственное исключение – это Москва. Она как импорт переваривала, так и переваривает. Может быть, не в тех же объемах, что раньше, но импорт там востребован.

- Этот год мы начали с курсом пять тенге за рубль. Если ситуация сохранится, какие объемы экспорта могут быть в 2017 году?

- Я думаю, не ниже, чем в 2016 году. Планируем наращивать, но все заявки на 2017 год к нам будут поступать в течение ноября-декабря 2016 года. Тогда и увидим.

Жанболат Мамышев