Лимит на наличные

10 Октября 2017 20:59
Лимит на наличные

Менеджмент Bank RBK ввел частичные ограничения на снятие клиентами своих денег.

АО Bank RBK ввело частичные ограничения на снятие денег как розничных, так и корпоративных клиентов. Об этом abctv.kz сообщили в колл-центре банка.

В частности, под ограничение попали операции по снятию денег с кассы, а также посредством банкоматов. Причем если розничным клиентам в Алматы на руки выдается лишь до 100 тысяч тенге, то в Астане этот порог составляет миллион тенге. Все, что выше, будет выдано в три-пять дней по предварительной заявке. Лимит на изъятие денег посредством банкомата – до 50 тысяч тенге в сутки. Ограничение не затронули безналичные операции по картам банка.

Попали ли под лимит аналогичные операции корпоративных клиентов, в колл-центре не уточнили, отметив, что будут комментировать ситуацию только самим клиентам. В здании самого банка в Астане один из корпоративных клиентов, представляющий МСБ, сообщил корреспонденту abctv.kz, что запрет затронул его, назвав установленный для него лимит в 2,2 миллиона тенге. Впрочем, объективности ради стоит добавить, что средства он снимать отказался.

Официальных комментариев со стороны банка относительно причин возникновения такой ситуации пока не было. В колл-центре банка введение лимита связывают с техническим сбоем, произошедшим в конце минувшей недели. В Национальном банке на момент написания материала также не прокомментировали abctv.kz ситуацию с Bank RBK.

История вопроса

Проблемы Bank RBK обнажились после ухода тенге в свободное плавание в 2015 году. Напомним, только в августе того года, когда нацвалюта обвалилась на 26,7% к доллару, объем ссудного портфеля Bank RBK вырос на 10%, до 510,5 млрд тенге, что, помимо возможной кредитной активности, может отражать большой объем валютных займов в своем портфеле.

По факту на 1 ноября объем просроченной задолженности вырос почти в шесть раз (112 млрд тенге), до 135 млрд тенге. Объем неработающих займов с просрочкой свыше 90 дней на 1 ноября также вырос в 1,5 раза ( на 5 млрд тенге), до 14,5 млрд тенге.

Однако стоит признать, что доля неработающих кредитов осталась на относительно приемлемом для сектора уровне в коридоре 6-7% (на 1 сентября 2017 года – 8,14% при секторальном показателе в 12,8%).

В январе 2017 года банк пережил значительный отток вкладов. В частности, общий депозитный портфель банка сократился на 9% (69 млрд тенге), до 705,6 млрд тенге. Основной отток обеспечили корпоративные клиенты, чьи вклады не подпадают под гарантию – на 10,5% или 59,3 млрд тенге, до 505 млрд тенге.

Более того, наряду с бегством вкладчиков упало качество кредитного портфеля. Объем просрочек за месяц вырос в 2,5 раза – на 135 млрд, до 217,3 млрд тенге. Это цифра сопоставима с 28,9% от ссудного портфеля. На 1 сентября этого года эта цифра упала до 18%. В январе акционеры Bank RBK докапитализировали его на 12% (на 11 млрд тенге), до 93,3 млрд тенге.

Тогда же совладелец корпорации KAZ Minerals Владимир Ким подал заявление в Национальный банк с просьбой дать ему статус крупного участника банка (КУБ). Тем временем ситуация с ликвидностью у банка начала обостряться.

Слабый портфель и поддержка регулятора

Банк имеет размещенный депозит в размере 11,14 млрд тенге в Delta Bank, который также испытывает существенные проблемы в виде почти полностью неработающего кредитного портфеля, который в большей степени обеспечен активами, поступающими в будущем. Возможно и зерновыми расписками.

Риски, как говорится, налицо. Например, в текущем году Генпрокуратура в ходе проверки недосчиталась зерна в элеваторах страны на порядка семи миллионов тонн. Много это или мало, даст простой факт, что урожай 2017 года ожидается на уровне 20-21 миллиона тонн.

К слову, регулятор в текущем году не раз акцентировал, что аналогичная проблема присуща целому ряду банков, обтекаемо связывая происходящие в банках фокусы с «отсутствием системы риск-менеджмента». А на деле, если говорить по-простому, шла банальная выдача средств вкладчиков под залог активов, поступающих в будущем и имеющих к тому же много отлагательных и других условий, позволяющих уходить от исполнения обязательств.

Если верить промежуточной отчетности Bank RBK, из кредитного портфеля в 846  млрд тенге на конец первого полугодия 2017 года обеспечено недвижимостью, денежными средствами, транспортом и прочими активами было лишь 34,3%, или на 290 млрд тенге.

Кредиты под залог активов, поступающих в будущем, гарантиями третьих лиц и товарами в обороте (и/или поступающими в будущем) составляли 62,3%, или на 527,2%. На конец полугодия на 22 крупных заемщика банка приходился 41% ссудного портфеля (345 млрд тенге). Крупных депозиторов в банке восемь, на которых приходятся вклады на 221,1 млрд тенге.

Депозиты юридических и физических лиц на 1 сентября составляли 588 млрд тенге. При этом валовые обязательства банка составляют 920 млрд тенге. Разницу в 332 млрд представляют фондирование от ЕНПФ (49 млрд тенге), займы Нацбанка (150,7 млрд тенге), ФРП «Даму» (13 млрд тенге), Банк развития Казахстана (10,7 млрд тенге) и Аграрной кредитной корпорации (10,4 млрд тенге).

Здесь следует сделать небольшое отступление и сказать, что 30 июня 2017 года, в канун промежуточной отчетности, регулятор предоставил банку заём специального назначения без всякого обеспечения в рамках мер по оздоровлению банка, который будет сопровождаться ограничением операций с высокой степенью риска. Спустя месяц регулятор дал официальное согласие на приобретение г-ном Кимом статуса КУБа.

Участие в программе поддержки от Нацбанка

Летом Национальный банк презентовал общественности программу повышения финансовой устойчивости банковского сектора общей ориентировочной стоимостью в 500 млрд тенге. Множество технических деталей регулятор не раскрыл до сих пор. Но Bank RBK первым «вслух» вызвался в ней участвовать.  

В рамках программы банки будут выпускать 15-летние субординированные облигации по льготной ставке 4% годовых. Затем вырученные средства, как стало известно abctv.kz, они будут инвестировать в ноты Национального банка. Доходность новых нот не раскрывается, но то, что она будет выше, чем ставка по облигациям банков, не отрицается.

Поскольку участие в программе предполагает солидарное участие акционеров из соотношения два к одному, где наибольшую часть оказывает регулятор, можно резонно предположить, что доходность нот будет как минимум вдвое выше облигаций банков, участвующих в программе.

Другими словами, за счет доходности по нотам вдвое выше от той, что выплачивается по своим облигациям, банки получат от регулятора денежный подарок, размер которого в идеале будет соответствовать размеру докапитализации со стороны акционеров. Однако, что получит регулятор за такую щедрость по факту, большой вопрос.  

5 сентября агентство Standard & Poor’s сообщило, что Bank RBK может освоить до половины выделяемых (а фактически напечатанных) средств, а именно 245 млрд тенге. Плюс ожидается докапитализация со стороны акционеров на 39-45 млрд тенге до 2019 года. Однако эти суждения, которые легли в основу рейтингового действия, не помешали аналитикам S&P снизить долгосрочный и краткосрочный рейтинги банка с «В-/В» до «ССС+/С» с «негативным» прогнозом.

«Мы полагаем, что эти средства будут использованы для формирования значительных дополнительных резервов, а не для существенного повышения способности абсорбировать убытки в долгосрочной перспективе», – констатируют в агентстве.

Агония или временные трудности?

В данном контексте введение ограничений на снятие денег клиентами и вкладчиками банка отражает сохранение острого дефицита с ликвидностью у банка. И это не может вызывать логичного вопроса: а что стоит ждать завтра?

Bank RBK не носит статус системно значимого игрока, но входит в топ-10 банков по активам, занимая в этом рэнкинге девятое место. Депозиты физических лиц составляют на 1 сентября около 206 млрд тенге. Кроме того, банк продал ЕНПФ своих облигаций на 46 млрд тенге, а еще 3 млрд тенге пенсионных средств лежат на депозитах банка.

Одним из крупных акционеров банка (20,47%) является ТОО «Фонд-Инвест», которое, в свою очередь, принадлежит частному фонду «Фонд Первого президента Республики Казахстан – Елбасы». Соответственно, проблемы с банком могут эхом затронуть имидж руководства страны.

6 октября совет директоров покинули крупный акционер Фарид Лихудзяев (10,24% акций на 1 октября), Игорь Мажинов (владеет 5,93% простых акций банка), Николай Радостовец, Нургуль Ертаева и Данияр Туганбай. В обновленный состав совета директоров вошли Марпу Жакубаева (председатель), Болатбек Жайназаров и Анвар Сайденов. Другие крупные акционеры пока остались, что вселяет луч надежды.

4 октября 2017 года на внеочередном общем собрании совета директоров было принято решение созвать на 7 ноября внеочередное собрание акционеров (ВСА) для решения вопроса об участии в программе господдержки, определения срока полномочий совета директоров, избрания его членов и досрочного прекращения их полномочий.

Не исключено, что, как и в случае с Казкоммерцбанком, регулятор в очередной раз придет на спасение. И статусность акционеров будет играть банку только на пользу. А пока на поверхности остаются открытыми лишь два вопроса: каков будет размер господдержки и будут ли спасать банк своими вливаниями текущие и будущие (в лице г-на Кима) акционеры.

Султан Биманов