Радиационные издержки сбрасывают в бюджет

20 Апреля 2017 18:04

Бизнесмены Риддера недовольны экологическими доплатами, вызванными близостью к территории Семипалатинского ядерного полигона.  

Экологические выплаты и дополнительные отпуска приводят к удорожанию себестоимости продукции предприятий ВКО более чем на 41 млрд тенге в год. Предпринимателям приходится постоянно платить не только за взрывы, которые гремели в советское время на Семипалатинском ядерном полигоне, но и за навоз и топку бани. Такие данные озвучили в ходе круглого стола в восточно-казахстанском моногороде Риддер.

Здесь подняли ряд проблемных вопросов, которые касаются поддержки туристической отрасли, крестьянских хозяйств и бизнес-среды в целом. В работе круглого стола, кроме предпринимателей, приняли участие Союз промышленников и предпринимателей «Аманат», тамошний филиал Палаты предпринимателей ВКО, областной Совет деловых женщин.

«Если местный житель какого-нибудь села топит баню, то он не платит никаких налогов. А бизнесмен, который занимается, к примеру, туризмом, вынужден отдавать деньги в бюджет за эмиссию вредных веществ в окружающую среду, - рассказал директор ТОО «Производственно-торговая фирма «Гемма», глава одноименного крестьянского хозяйства и директор базы отдыха «Климовка» Владимир Климов. - Нам говорят, что коровы и лошади приносят ущерб экологии».

По его данным, ежемесячно предприятия платят примерно по 400 тысяч тенге и больше за выброс вредных веществ в окружающую среду. Можно и меньше, но до этого за свои средства необходимо нанять эксперта, имеющего специальную лицензию. Он подсчитывает исходя из объема сжигаемых дров, угля, а также навоза плату за эмиссию вредных веществ.

Индивидуальный подход к каждому региону

Предприниматель приводит еще один пример нелепого, на его взгляд, подхода к бизнесу: он пробурил скважину для питьевой воды, заплатив 3 млн тенге. Теперь местное предприятие по водоснабжению требует, чтобы предприятие «Гемма» поставило на скважину счетчики и платило по ним.

«А вот еще пример. Я уже пятый год, несмотря на то, что иностранные инвесторы готовы вложить в мой проект 5 млн долларов, не могу загородить маральник площадью 3900 га. Согласно действующему законодательству, у нас запрещено пасти животных в пределах 500 метров от природных водоемов. Но в Восточном Казахстане через каждые 25 метров встречаются водоемы, речки и реки. Где пастись маралам? Помимо этого, вокруг участка под маральник расположены земли акимата, гослесфонда. Когда мы пытаемся поставить изгороди с учетом всех этих нюансов, у нас не маральник, а абракадабра какая-то получается. Нужно отдельно подходить к каждому региону», - считает предприниматель.

Также он предлагает ввести государственные субсидии в туристической отрасли, которые, по его мнению, быстрее дадут результат, чем в животноводстве.

Почему за полигон платят бизнесмены?

Но самыми несправедливыми шагами со стороны государства г-н Климов назвал ежемесячную экологическую плату и дополнительный экологический отпуск своим работникам в рамках Закона РК «О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне». Дело в том, что в Восточном Казахстане уже больше 20 лет все предприятия и организации выплачивают сотрудникам ежемесячную экологическую надбавку к заработной плате и обязаны предоставлять десять оплачиваемых дней к трудовому отпуску. Размер ежемесячных экологических выплат установлен действующим законодательством. Например, Риддер и Усть-Каменогорск отнесены к зоне повышенного радиационного риска, соответственно, работающее население получает каждый месяц по 1,5 МРП к зарплате. В Семее, который считается зоной максимального радиационного риска, работникам выплачивают по 1,75 МРП каждый месяц. Оплата за 10 экологических дней к отпуску высчитывается исходя из ежемесячной зарплаты сотрудника предприятия. Минимальный отпуск составляет 24 дня, к нему работодатель обязан прибавить еще 10 оплачиваемых экологических дней к отпуску.

Владимир Климов, позицию которого поддерживали на круглом столе представители бизнеса, привел пример: только его предприятие «Гемма» за 2016 год заплатило своим работникам, а их чуть больше 150, свыше 5 млн тенге дополнительных экологических выплат из расчета 1,5 МРП на человека. В этом году в связи с увеличением МРП сумма будет больше – 5,5 млн тенге. Оплата экологических отпусков составила почти 3 млн тенге. При этом во время отпуска человеку нужно найти замену, а это, по словам г-на Климова, влечет за собой косвенные убытки.

«Когда мы с кем-то соперничаем на тендере, например, из другого региона, мы эти деньги должны вложить в стоимость продукции, и мы заведомо проигрываем. Хотя по законодательству у нас равные условия создаются», - указывает он.  

«Мы платим с доходов работников социальный налог, - отметили участники круглого стола. - Регионам, которые пострадали от испытаний на ядерном полигоне, можно уменьшить социальный налог на сумму уплачиваемых экологических».

«Где реальная помощь бизнесу? Она часто бывает только на словах. Ладно, мы давно работаем на рынке, у нас многопрофильное предприятие, а если человек только начал свою деятельность? Его бизнес рухнет», - считает Владимир Климов.

Замдиректора Палаты предпринимателей ВКО Оксана Желякова, которую сайт abctv.kz попросил прокомментировать ситуацию, рассказала о ситуации с экологическими выплатами и отпуском.

«Экологические выплаты в Восточном Казахстане получают более 700 тысяч работников крупного, малого и среднего бизнеса. Обычно представители МСБ решают проблему просто – они включают эковыплаты в зарплату. Эти деньги входят в оклад, работодатель с них не платит подоходный налог, так что предприниматель здесь даже выигрывает. Правда, местный бюджет от этого недополучает денег. А вот с крупным бизнесом это не пройдет, - говорит Оксана Желякова. - Там начисления экологических выплат идут сверх оклада. Соответственно, эти затраты падают на продукцию. Другой разговор – экологический отпуск. Работодатель должен давать не меньше 34 дней отпуска, оплачивать их. Это дополнительные траты для всех предпринимателей».  

В целом из-за экологических выплат, по данным Оксаны Желяковой, себестоимость местной продукции вырастает более чем на 41 млрд тенге в год. Палата предпринимателей ВКО вносила предложения выплачивать экологическую надбавку работникам за счет республиканского бюджета либо делать предпринимателям компенсацию на эту сумму из республиканского бюджета.

«В правительстве знают об этой ситуации, но пока кризис, и все остается без изменений», - резюмировали в Палате предпринимателей ВКО.

Ольга Ушакова, ВКО