Референдум в Турции может обеспечить Эрдогану кресло президента до 2029 года

16 Апреля 2017 17:04

Турецкая оппозиция заявляет о репрессиях и крахе демократии.

Сегодня в Турции проходит, как его именуют в местной прессе, «исторический референдум». Пакет изменений в 18 статей конституции должен привести к тому, что президент становится главой всей государственной системы.

На референдуме на 167140 избирательных участках могут проголосовать 55,3 млн турков, граждане Турции, проживающие за рубежом, уже проголосовали досрочно. Переход к президентской системе правления ранее одобрили правящая Партия справедливости и развития (ПСР) и Националистическая партия национального движения, оппозиция в лице левоцентристской Народно-республиканской партии и Прокурдской партии демократии народов выступила резко против референдума и расширения полномочий президента Турции Реджепа Эрдогана.

Примечательно, что у противоборствующих сил своя социология, отражающая предпочтения граждан на референдуме. Так, согласно исследованиям правящей Партии справедливости и развития инициативу по изменению конституции поддержат около 56% граждан Турции. Но если следить за изданиями, близкими к правительству, там говорят о результатах в 60%. Так, исследовательский центр A&G представил результаты, в которых доля поддерживающих нововведения в конституцию составляет 60,8%. Против, по мнению компании, 39,2%.

По данным главной оппозиционной Народно-республиканской партии, на референдуме 56,4% проголосуют против поправок, в то время как 43,6% проголосуют в поддержку изменений основного закона.

Переход от президента к суперпрезиденту

В основе предлагаемых Эрдоганом изменений лежит, по сути, переход к суперпрезидентской власти, когда глава государства будет наделен полномочиями по назначению вице-президентов, министров и высокопоставленных чиновников всех рангов, а должность премьер-министра вообще будет упразднена. Решения по созданию, расформированию, полномочиям, обязанностям и структуре министерств будут определяться только в соответствии с указами президента, он также сможет объявлять по всей республике режим чрезвычайного положения.

Самое тревожащее оппозицию то, что, согласно проекту изменений в конституцию, президент сможет издавать имеющие силу закона указы, которые будут вступать в силу без предварительного одобрения парламента. Увеличится число депутатов парламента — c 550 до 600. Возрастной порог для кандидатов на выборные посты может быть снижен с 25 до 18 лет. Выборы в парламент будут проходить в один день с президентскими. Парламент и президент будут избираться на пять лет, при этом глава государства сможет занимать свой пост не более двух сроков подряд.

Если поправки на референдуме будут одобрены, то очередные выборы президента и парламента пройдут в один день — 3 ноября 2019 года, и тогда теоретически Эрдоган получит возможность управлять Турцией до 2029 года.

Между тем, если на референдуме турки выскажутся за изменения в конституции, то это, вероятно, еще больше отдалит перспективы вступления страны в Европейский союз. В Брюсселе не скрывают, что разочарованы укреплением президентской вертикали в Турции и воспринимают референдум как попытку создания режима единоличной власти. Ранее сам Реджеп Эрдоган пытался распространить кампанию в свою поддержку на страны Евросоюза, где проживает много турок. Но сделать этого не получилось, так как взаимоотношения уже нарушены, отметил сотрудник Европейского отделения Фонда Карнеги, бывший посол ЕС в Турции Марк Пьерини.

«Мост разрушен, так сказать на личном уровне, то есть возникла пропасть между президентом Турции и его коллегами из Европейского совета. Я считаю, что отношения в области экономики, финансов, инвестиций, технологии, образования вряд ли сильно пострадают, если только Турция не решит полностью порвать с Европой. Она этого пока не делает. Турция осторожно говорит о необходимости поддерживать экономические отношения. Так что мы пока не пришли к точке невозврата и находимся на важном перекрестке. Но удастся ли привести турецкий политический проект в соответствие с европейскими стандартами так, чтобы турецкие власти остались довольны? По-моему, не удастся», - сказал он.

Сам Эрдоган объясняет необходимость референдума тем, что нужно поставить конец незаконным вооруженным переворотам, по примеру того, что был предпринят летом 2016 года. Второй аргумент – необходимость консолидации власти в сильных руках в условиях растущего числа террористических атак, однако противники сомневаются в том, что именно этими целями продиктовано решение о референдуме, так как власть итак сосредоточена в руках Эрдогана, что не привело к снижению террористической угрозы.

Тем временем оппоненты турецкой власти указывают, что референдум проходит на фоне серьезного недовольства политикой Эрдогана не только в мире, но и в самой Турции. После неудавшейся попытки госпереворота в тюрьмы были отправлены сотни профессоров вузов, представителей интеллигенции и военных, вырос целый класс не просто оппонентов, а практически личных врагов действующей власти. Не радует и экономическая ситуация, несмотря на то, что именно с Эрдоганом связывают бурный рост экономики в 2000-е годы, когда Турция вошла в 20-ку самых быстрорастущих экономик мира, нынешнее положение не столь благостное. В 2016 году ВВП начал сокращаться впервые после 2009 года. Уровень безработицы превысил 12%. С середины 2016 года турецкая лира потеряла четверть своей стоимости по отношению к доллару.

Оппоненты власти утверждают, что референдум является не только попыткой г-на Эрдогана создать систему единоличной власти, но и отвлечь население от экономических проблем.

По системе – кто не с нами, тот против нас

Политолог, специалист по турецкой внешней и внутренней политике Яшар Ниязбаев заметил, что противоборствующие стороны используют последние козыри. Козырем Эрдогана оказалось то, что глава оппозиционной Народно-республиканской партии Кылычдароглу – якобы в ночь путча убежал из аэропорта в Стамбуле. По мнению проправительственных комментаторов, Кылычдароглу должен был остаться там и встретиться с Эрдоганом, выразить поддержку. И хотя парламент со всеми представителями в полной мере поддержали действующую власть во время попытки переворота, сейчас используется такая тактика дискредитации. По его словам, власть хочет показать, что те, кто голосует против поправок, «не есть хорошие люди». И тем самым еще больше разделить турецкое общество.

По словам доцента университета регионоведения Ханкук, политолога Ровшана Ибрагимова, скорее всего, на сегодняшнем референдуме народ Турции выступит в поддержку конституционных изменений. Среди 18 изменений наиболее важными являются те, которые касаются изменения государственного строя: а именно перехода от парламентской системы к президентской, считает он.

«Стоит отметить, что в мировой практике довольно частое явление – переход от президентской системы к парламентской, а не наоборот. Обычно это связывают с демократизацией и либерализацией государственного управления. Что касается Турции, то в случае положительного итога здесь де-юре будет утверждена имеющаяся уже сейчас де-факто ситуация. Президент Реждеп Эрдоган и так действует, как если бы страна управлялась в рамках президентской системы: пост премьер-министра отошел на второй план. В принципе, мы наблюдаем конституционные изменения под одного конкретного человека, который желает дальнейшего укрепления своих полномочий. Одновременно жесткий контроль, который наблюдается сегодня в Турции во всех сферах деятельности, а также гонения на людей с альтернативным мышлением будут продолжаться. Такая ситуация может ухудшить не только внутренне положение, но и внешнюю политику Турции», - отметил Ровшан Ибрагимов.

Большие испытания для Турции еще впереди

Тюрколог, научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, Ильшат Саетов заметил, что в каком-то смысле проект новой конституции должен вернуть⁠Турцию именно в довоенные годы,⁠ а не в османские времена, поэтому активная «мусульманская риторика» нужна Эрдогану в настоящее время скорее для мобилизации консервативного электората. Если абстрагироваться от ⁠идеологической окраски и особенно от предвыборной ⁠рекламы, то сразу станет понятно – Эрдоган по степени влияния на общество хочет быть Ататюрком, а не турецким султаном, считает эксперт. По его словам первоначальные успехи ПСР в экономике, образовании, выстраивании позитивной повести дня с соседями позволили говорить о «турецком чуде умеренного ислама», который внезапно оказался гораздо более демократичным, чем многие демократические по названию партии. Но на рубеже 2000–2010 годов все опять сломалось или же пошло по плану, который ранее не был обнародован. Почувствовав силу, Реджеп Эрдоган стал перекраивать все политическое поле под себя лично. Эрдоган последовательно зачистил всех конкурентов как внутри партии, так и вовне, сначала вполне законными путями, а затем и не гнушаясь массовыми репрессиями. Турция сейчас лидирует в мире по количеству журналистов и учителей за решеткой. 

«Одним из важных факторов является и сама суть турецкой политики, насквозь пропитанная культом Ататюрка и его подходами к ней. Вождизм в Турции – старая традиция, и избежать его ПСР не удалось. Референдум станет логичным результатом концентрации власти в одних руках. Эрдоган хочет минимизировать возможные оставшиеся риски: при парламентской системе турецкий президент, ведущий себя как первое лицо в стране, не может спать спокойно. Турецкое общество разделилось ровно пополам. Согласно результатам опросов 7–8 разных социологических служб, количество готовых проголосовать за или против варьируется примерно от 40 до 60% избирателей. По иронии судьбы все будут решать неопределившиеся, которых пока в результатах опросов распределяют чисто математически, а это более одной десятой части граждан Турции, имеющих право голоса. За рубежом голосование уже закончилось. Из почти 3 млн граждан Турции проголосовало рекордных 1,4 млн. По предварительным результатам анкетирования, 62% сказали «да» президентской системе. Но даже если в итоге большинство турок проголосует против, у Эрдогана есть все шансы выиграть. Начиная с муниципальных выборов 2014 года власти используют различные способы махинаций. Я думаю, вбросить 3–5% не составит особого труда, и этого наверняка хватит для того, чтобы уговорить фортуну дать возможность Эрдогану править до 2029-го, а при желании и правильном применении новых норм о досрочных выборах – и бессрочно. Только если голосующих против окажется более 56%, это создаст проблемы, и при попытке властей переиграть вечером результат в свою пользу могут начаться волнения», - считает Ильшат Саетов.

Эксперт заметил, что так или иначе ключевым для Турции будет 2019 год, когда подряд пройдут муниципальные, парламентские и президентские выборы. Победа на референдуме может оказаться стратегическим поражением для ПСР – если в 2019 году выберут не Эрдогана или другого члена партии, новый президент с широким кругом конституционных полномочий может быстро переделать все под себя. Он может нивелировать роль нынешней правящей партии, лишить ее всех привилегий, отлучить от государственного аппарата, а дружественных олигархов – от грандиозных государственных подрядов. Для разворота в другую сторону не потребуется 15 лет, как Реждепу Эрдогану, многие партийцы это понимают, и часть из них не поддерживает внедрение системы, замкнутой на одного человека, заключил он.

Аскар Муминов