Рыба по квоте

10 Августа 2017 18:08

Бюджет Павлодарской области может недополучить порядка 60 млн тенге из-за низкой квоты на добычу рыбы и цисты.

«Мы ходатайствовали перед министерством сельского хозяйства о выделении дополнительной квоты в размере 500 тонн по цисте артемия салина. Вопрос стоит остро – озера уже закреплены, пользователи начали работу определенную проводить, следовательно, вкладывают деньги, а квоты нет. Пока вопрос на рассмотрении. Если решится положительно, то это принесет порядка 60 миллионов налоговых поступлений», – сообщил в ходе совещания в павлодарском областном филиале партии «Нур Отан» руководитель регионального управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов Кадылжан Сатиев.

Дайте удочку
По его информации, за последние три года за 43 природопользователями  Павлодарской области закреплено 118 водоемов, из них 62 пресных водоема и 56 горько-соленых. В 2017 году квота на добычу рыбы и цисты артемии салины на территории региона составила 910 тонн, из них 817 тонн приходится на рачка. К слову, квота его в области составляет 54% от всей республиканской. Ожидаемые вложения по результатам закрепления водоемов составят порядка 290 миллионов тенге. Только за семь месяцев этого года за изъятие цист артемии в бюджет поступило 5,6 миллиона тенге, за вылов рыбы – 83,5 тысячи тенге.

Стоит отметить, что добыча на горько-соленых озерах только начинается, но, как оказалось, не для всех пользователей нынешний сезон станет рыбным. Дело в том, что в прошлом году в ходе конкурсов было закреплено за арендаторами 99 водоемов из которых 41 – горько-соленые , произошло это в конце года, а поскольку этот процесс не одного дня, квоту пользователи на объем изъятия не получили.

Павлодарский  представитель республиканской ассоциации общественных объединений рыболовов и субъектов рыбного хозяйства «Казахрыбхоз» Геннадий Ткачев рассказал о процессе формирования квоты:

«После закрепления водоемов субъект рыбного хозяйства заключает договор с аккредитованной научной организацией на проведение научного обследования водоемов. Что оно в себя включает? Это не только процент изъятия рыбы, специалисты дают рекомендации, как использовать данный водоем и как его развивать. Почему в этом году сложилась такая обстановка? Постановление областного акимата о закреплении водоемов вышло 30 декабря 2016 года. Раньше весны обследования начать было невозможно, а эксперты должны проработать на водоеме не менее трех месяцев, чтобы дать объективные рекомендации. Далее заключение передается на экологическую экспертизу, оно рассматривается в течение месяца, а то и больше, затем передается в министерство сельского хозяйства. Когда квота сформирована, лимит приходит в ассоциацию, и нам дается пять дней на ее распределение. Я, как пользователь, могу сказать, что мы сейчас работаем на водоеме, но рыбаков на него пустить не можем, так как нет лимита. Закрепление водоемов необходимо проводить в первом полугодии, чтобы  пользователь успел пройти всю процедуру к следующему году. Сейчас получается, что целый год мы охраняем эти водоемы, и никакой отдачи».

Рыба как заяц
По мнению арендаторов, получивших квоту годами ранее, подобный подход согласования улова загоняет предпринимателей в жесткие финансовые границы. Вложенные затраты не дают прибыли, а главное, не стимулируют дальнейшего развития. Как рассказал руководитель КХ «Колос» Александр Веретенников, почти десять лет назад он взял в аренду прудовое рыбное хозяйство в сельской зоне Аксу, восстановил его и сейчас занялся разведением рыбы.

«Выдаваемые квоты достаточно низкие. Например, в Карбышевском водоеме, где водная площадь составляет 190 гектаров, мы должны посадить 17600 рыбопосадочного материала по цене 25 тенге, получается, мы затратим 440 тысяч тенге. Квота на изъятие рыбы составляет 1700 килограммов, если умножить на ее стоимость 250 тенге, то мы выручим 425 тысяч тенге. Резонный вопрос: на какие средства  содержать егерскую службу, устанавливать аншлаги, места для отдыхающих, развиваться? Здесь явно имеется перекос, который необходимо решать на уровне государства. Получается, мы вкладываем деньги в разведение рыбы, но своему товару не хозяева».

Свою точку зрения на вопрос квотирования высказал профессор кафедры биологии и экологии Павлодарского госуниверситета Александр Убаськин: «На сегодня рыбовод не просто ограничен в объемах изъятия рыбы из арендованного водоема, еще он и дважды платит налог: сначала за квоту на вылов рыбы, а затем за восстановление этой рыбы в арендованном водоеме. Когда охотник получает путевку на отстрел утки, он за нее заплатил.  Но никто не заставляет его эту утку или зайца выращивать».

Поднял ученый и проблему разработки  нормативных документов относительно озерно-товарных рыбных хозяйств, вернее, их отсутствие.

«Местные ученые за последние пять лет создали несколько проектов по развитию товарных хозяйств. Но ни один не прошел, поэтому эта отрасль у нас и не развивается. Мы на селекторном совещании с руководством министерства сельского хозяйства поднимали этот вопрос. Должны быть соответствующие нормативные документы. Пока тщетно.  Например, в Баянаульском районе есть озеро Жарлыколь, где можно выращивать  рыбу, но для этого необходимо перевести водоем с рыбохозяйственного в товарный, чтобы арендатор  сам мог регулировать объем воспроизводства и добычи. Но два года под сукном лежит наш проект по созданию озерно-товарного хозяйства. Какой-то замкнутый круг получается», – отметил он.

Марина Попова