«Сарафанное радио» – лучший агитатор для инвестора»

13 Февраля 2018 08:30
«Сарафанное радио» – лучший агитатор для инвестора»

Иностранные инвесторы приглашают других коллег в Павлодарскую область.

Привлечение инвестиций остается одной из главных тем региональных структур. Но сегодня мало подписать меморандум – важно, чтобы он обрел реальные контуры. От идеи до воплощения в лучшем случае проходит три года. В худшем – он откладывается на неопределенный период. О том, как найти и удержать потенциального инвестора, abctv.kz рассказал руководитель управления индустриально-инновационного развития Павлодарской области Нурболат Сейтмагамбетов.

– Давайте начнем с польского проекта. Насколько я поняла, идея «Агрогород» затухла. Я пыталась найти ответ у польской стороны, тщетно. Так что у нас повторится карагандинская история – нереализованный проект?

– Что касается проекта «Агрогород», который планировали реализовать в Экибастузе, он приостановлен. Там предполагался достаточно большой объем инвестиций – 130 миллионов евро с последующим увеличением. Пока решили начать с малого – в этом году в Павлодаре должны приступить к строительству теплиц.

– Но это уже не в рамках «Агрогорода»?

– Нет. Но с чего-то надо начинать. Надо понимать, что просто так польские фонды к нам не зайдут.

– А теплицы во что обойдутся инвесторам?

– Речь о 17 миллионах евро.

– Насколько этот проект реален?

– Насколько я владею информацией, определен уже казахстанский проектировщик, место строительства.  Надеюсь, он будет реализован. Инвесторы должны поверить, что у нас бизнес делать можно.

– К слову, о теплицах. Возле Экибастузской ГРЭС-1 идет продолжение строительства теплиц. Там уже выращивают розы, томат, и вот новый проект реализуют. Что про него скажете?

– Да, речь идет о строительстве комплекса в 30 гектаров. Как и на предыдущих двух объектах, это инвестиции из АОЭ. Есть планы по расширению площадей и у собственника теплицы в Аксу.

– В начале года прозвучала критика со стороны акима области по поводу того, что из 42 подписанных меморандумов реализовано только два. Насколько справедливы эти замечания?

– Подписать меморандум и буквально через полгода заняться реализацией проекта – не каждый на это пойдет. Возьмем, к примеру, компанию Giessenhause. На первый взгляд, проект был реализован в течение года. На самом деле в течение трех-четырех лет инвестор приглядывался. Корни тянутся из 2014 года, когда был подписан первый меморандум в ходе инвестфорума.

– Получается, до трех лет от идеи до реализации. Это нормальная практика?

– Да. Опять же все зависит от объема инвестиций. Тот же Бозшаколь (медный рудник открытого типа в Павлодарской области. – Авт.), к реализации проекта шли девять лет. Самый большой период занял вопрос по открытию финансирования. С одной стороны, критика справедлива, есть меморандум – надо его двигать.

– О движении. В конце прошлого года большая делегация из области отправилась в Китай на предмет поиска инвесторов. Приехали с радужными надеждами. Есть подвижки?

– Верим, что все это во что-то выльется. Есть график посещений китайскими компаниями нашего региона, и он уже реализуется. В январе у нас побывали представители крупного концерна Norinco, у них широкий спектр интересов, в том числе химия и углехимия. Пока присматриваются к нашим возможностям. Понятно, что в первую очередь предлагаем наши золоотвалы для переработки. Хотели продвинуть углехимию через экибастузские угли, но, к сожалению, наш каменный уголь по первым результатам их лабораторий интереса не вызвал.

– Это означает, что в плане углехимии на экибастузском угле крест можно пока ставить?

– Это по результатам одной лаборатории. Мы отправили и в другие, возможно, получим какие-то предложения.

– Много раз сообщалось о турецкой компании, которая по результатам «Экспо» загорелась идеей поставить ветрогенераторы в нашей области. Что с этим проектом?

– Да, изначально был взят проект местного ученого, его изучили детально и пришли к заключению, что он сырой.  Планируют применить технологию Siemens, так что вопрос еще не закрыт. Сейчас будут изучать вопрос горизонтов ветров.

– Получается, что мы предлагаем инвесторам проекты, которые с технической точки зрения не интересны. Либо сырые, либо устаревшие?

– Это нормально, из условно тысячи разработок выстреливает только один-два, это мировая практика.

– Много разговоров было и вокруг проекта по производству технического кремния в Экибастузе. Как по нему обстоят дела?

– В мае текущего года должны приступить к строительству энергоструктуры. Проект находится на экспертизе.

– Кто инициатор проекта?

– Казахстанский бизнес, а инвестиции нашли в Китае. Речь идет 36 миллиардах тенге, мощность производства – 35 тысяч тонн технического кремния в год.

– Где гарантия, что это не старое китайское производство, которое сюда перенесут? Есть возможность это определить?

– Конечно, опасения имеются. Но технологии изучают инициаторы проекта, то есть если я казахстанский бизнесмен и мне предлагают технологию, то я просчитываю эффективность оборудования и прочее, то есть могу понять, что мне пытаются продать. Да, старые разработки дешевле стоят, но бизнес должен просчитывать эффективность, да и вопросы экологии не на последнем месте. Сэкономив на проекте, можно много потерять на экологических штрафах.

– Что в этом году железно может выстрелить из проектов?

– Если говорить о реализуемых, то это «Богатырь Комир», который в этом году начнет строительство циклично-поточной технологии с инвестициями в 86 миллиардов тенге. В Аксу – производство строительных наполнителей из шлаков Аксуского завода ферросплавов. Из того, что находится на стадии подготовки и в этом году приступят к строительству, – завод горячего цинкования на территории СЭЗ «Павлодар», занимается этим российская компания. Объем инвестиций – 3,3 миллиарда тенге. Дальше они планируют организовать стальной прокат. Алюминиевые профили собирается изготавливать польская компания. Заключительный раунд переговоров практически завершен. Речь идет о 70 миллионах евро и 60 тысячах тонн переработки, они планируют забирать 25 процентов объемов производства продукции электролизного завода.  Причем их приглашаем не мы, а бизнес в лице иностранной компании Giessenhause, которая уже работает на территории СЭЗ. Учредитель этой компании говорит: я здесь сделал один проект, второй, работать можно, приходите. И польский инвестор поверил. Если б мы сами пошли на переговоры, то года три бы бились, и не факт, что получилось бы. Очень важно, чтобы сам бизнес приглашал, над этим активно работаем. Это принцип сарафанного радио. Лучше всякой рекламы работает. Работающий инвестор – это лучший инструмент по привлечению инвестиций. Giessenhause тому подтверждение. Делаем ставку и на российскую компанию «РООСДорКом» (горячее цинкование. – Авт.) Они поняли, что условия у нас классные, мы им говорим: приглашайте своих коллег к нам. Подвижки в этом плане как будто имеются.

– В связи со спросом на алюминий возникает вопрос: а готов ли Казахстанский электролизный завод дать желаемые объемы? Ведь у него есть свои потребители в той же Европе, куда сегодня экспортируется почти 60 процентов продукции. Готова ли компания увеличивать мощности производства, то есть строить новую очередь?

– Да, строительство третьей очереди завода на 250 тысяч тонн алюминия – актуальный вопрос. Дело в том, что наши планы по созданию алюминиевого кластера предполагают к 2023 году потребление первичного алюминия в объеме 300-350 тысяч тонн. Это порядка 10-15 компаний. Причем это европейские компании, готовые прийти на СЭЗ. Сегодня я вижу две проблемы создания алюминиевого кластера. Первая – незавершенность инфраструктуры. Когда заведем на территорию польскую компанию, после них, возможно, еще одно предприятие – и все, далее энергетических мощностей не хватит. Вторая проблема – ценообразование и объем алюминия. Вроде в этом вопросе есть подвижки. А чтобы у энергетиков появилась заинтересованность в расширении мощностей, они должны понимать, что спрос будет. Кроме того, сейчас делаем упор на индустриальную зону в Экибастузе, возле ГРЭС-1. Сейчас идет строительство теплиц и завода технического кремния, о котором говорил ранее. А если будет принят новый закон об индустриальных зонах, если там будут льготы по аналогии с СЭЗ, то какая разница, где ставить предприятия – в Павлодаре или Экибастузе, в части электроснабжения там будет дешевле.

– Алюминиевый кластер сдвигать с СЭЗ уже не будете?

– Нет, это по другим проектам. Например, ведутся переговоры по химико-металлургическому комплексу, там предполагается 70 процентов инвестиций китайских банков, они предварительно согласны, ожидаем к себе весной большую китайскую делегацию. Планировали на СЭЗ строить, хотим им предложить площадку в индустриальной зоне.  

– И последний вопрос: какой объем инвестиций планируете привлечь извне в текущем году?

– Не менее прошлого года, а их было 80 миллиардов тенге. И это обоснованная цифра.

Марина Попова