Сотрудничество в космосе и конкуренция за море

06 Декабря 2017 17:24
Сотрудничество в космосе и конкуренция за море

В тонкостях казахстанско-туркменского сотрудничества разбирались в парламенте.

В среду мажилисмены на пленарном заседании рассматривали возможность ратификации договора о стратегическом партнерстве Казахстана и Туркменистана. Заместитель министра иностранных дел Галымжан Койшыбаев проинформировал депутатов, что целью документа является закрепление двусторонних отношений на уровне стратегического партнерства и тесного взаимодействия двух стран. 

«Документ предусматривает совершенствование политического диалога на высшем и высоком уровне и развитие сотрудничества в рамках международных организаций. В соответствии с договором стороны расширяют и укрепляют сотрудничество в борьбе с международным терроризмом и религиозным экстремизмом, а также другими проявлениями этих вопросов и вызовов безопасности. Договор предусматривает расширение сотрудничества в торгово-экономической, культурно-гуманитарной, военной и военно-технической сферах, энергетики, сельском хозяйстве, транспорте и других отраслях. Документ предусматривает объединение усилий в деле восстановления экологической системы Аральского моря, защиты Каспийского моря и трансграничных водостоков, выработки и реализации международных и региональных программ в этой области», – перечислил вице-министр. 

Мажилисмены оказались весьма неплохо осведомлены о ситуации, в первую очередь экономической, в соседней стране. В частности, о запуске Туркменистаном первого телекоммуникационного спутника. Логично возник вопрос о возможном сотрудничестве двух стран в этой сфере, поскольку и в Казахстане делают немалую ставку на аэрокосмическую промышленность. Вице-министр оборонной и аэрокосмической промышленности Марат Нургужин тут же заверил депутатов, что сотрудничество намечается, причем весьма широкое. 

«Туркмения запустила первый свой спутник телекоммуникационный и заинтересована в опыте использования нашей системы «КазСат». В мае наша делегация была в Туркмении, ознакомилась с их инфраструктурой космической, и в июне был ответный визит национального космического агентства Туркмении, они ознакомились с нашими объектами в Алматы и Астане. Мы договорились, что мы будем обмениваться опытом эксплуатации космических систем связи, они заинтересованы в использовании данных дистанционного зондирования Земли в исследованиях, а также в практическом применении в отраслях экономики. Эти два вопроса в настоящее время прорабатываются. Меморандум находится у туркменской стороны», – сказал он. 

Поскольку Туркменистан является еще и транзитным государством, в том числе и для Казахстана, интересовались депутаты и вопросами сотрудничества в этом секторе, в частности возможностями и льготами для казахстанского бизнеса. Вице-министр по инвестициям и развитию Роман Скляр напомнил, что в конце 2014 года была введена в эксплуатацию давно ожидаемая железнодорожная линия Казахстан – Туркменистан – Иран. 

«За три года перевезено более 3,3 миллиона грузов. Самое главное – это сокращение расстояния перевозок на 600 километров. Кроме того, наши железнодорожные администрации на постоянной основе устанавливают дифференцированные тарифы, которые выгодны нашим экспортерам, нашим перевозчикам. Планируем, что к 2022 году железнодорожная линия выйдет на проектную мощность и сможет перевозить грузов до 15 миллионов тонн в год», – рассказал он. 

Что же касается сотрудничества в сфере морских перевозок и их будущего в связи с открытием порта Туркменбаши, по словам вице-министра, сотрудничество активно идет и в этом направлении. К примеру, национальная компания «Казмортрансфлот» осуществляет перевозку нефти из порта Туркменбаши в Махачкалу и в порт Баку, и только в текущем году объем перевозки нефти составил более миллиона тонн. 

Но здесь стоит особо отметить, что порт Туркменбаши является нашим прямым конкурентом на маршрутах ТМТМ (Транскаспийский международный транспортный маршрут) и ТРАСЕКА, поэтому мы также не должны сидеть сложа руки. В прошлом году мы ввели в эксплуатацию северный терминал порта Актау, который увеличил пропускную способность на два миллиона тонн. И в прошлом году мы завершили первую очередь – это железнодорожный терминал в порту Курык. В текущем году в декабре завершается строительство автомобильной составляющей. Таким образом, мы диверсифицируем свои маршруты и надеемся конкурировать с нашими партнерами в данном направлении по перевозке грузов», – сказал г-н Скляр. 

Депутаты также рассмотрели проект Закона «О ратификации соглашения между Республикой Казахстан и Туркменистаном о демаркации казахстанско-туркменской государственной границы». Этот документ предусматривает, что каждая из сторон принимает меры по охране пограничных знаков, предотвращает их повреждение, перемещение или разрушение, а также несет ответственность за установленные ею пограничные знаки и обеспечивает уход за ними. 

Заместитель председателя комитета национальной безопасности, директор пограничной службы Дархан Дильманов, выступая перед депутатами, отметил, что «после принятия закона о демаркации, соответственно, будет соглашение о режиме государственной границы, что окончательно завершит работу по данному вопросу». 

Мажилисменов же заинтересовала количественная разница пограничных столбов. Депутат Наринэ Микаелян, как оказалось, выяснила детали: сегодня на казахстанско-туркменской границе установлено 366 столбов, из которых 178 – казахстанские, 188 – туркменские.

«Количество пограничных столбов с обеих сторон не является равным и идентичным. Поясните, чем обусловлена такая разница. Разве не должно быть равным количество пограничных столбов?» – удивилась она.

Вице-министр иностранных дел Галымжан Койшыбаев поспешил депутата успокоить: в данном случае это чистая случайность. 

«Из-за рельефа местности иногда бывает, допустим, какое-то углубление, которое не видно. Тогда та сторона, чей пограничный столб последний, вынуждена устанавливать дополнительные столбы, чтобы они оказались в поле видимости. Зачастую оказывается, что у кого-то больше. Говоря простым языком, это чистая случайность, что у туркменской стороны оказалось больше. Мы специально выясняли: на казахстанско-китайской границе и казахстанско-кыргызской границе наших столбов больше. Так что это нормальный процесс», – заверил он.

«В общем, наберём столбы за счёт других границ», – иронично поставил точку в «столбовом вопросе» председатель мажилиса Нурлан Нигматулин.

Ирина Севостьянова