США предлагает Казахстану усидеть на двух стульях

29 Октября 2016 16:10

Казахстан должен развивать ВИЭ, не прекращая рост добычи черного золота.

 

На этой неделю с визитом в Астану прилетела первый заместитель помощника госсекретаря США по вопросам энергетики Мэри Уорлик. Она приняла участие в национальном заседании правления Инициативы прозрачности добывающих отраслей (ИПДО),  с участием всех нефтегазовых компаний, работающих в Казахстане.

Представитель Госдепа также встретилась с руководителями американских компаний, представителями казахстанского правительства. В рамках визита Мэри Уорлин не обошла своим вниманием и столичных журналистов, которых интересовало ее мнение по многим крупным нефтегазовым проектам, в первую очередь, по Кашагану.

Напомним, что две недели назад с месторождения ушла первая партия нефти на экспорт. До конца года, по данным министра энергетики Казахстана Каната Бозумбаева, правительство республики рассчитывает получить от 500 тонн до одного миллиона тонн нефти. В будущем году, от 4 миллионов до 7 миллионов тонн «черного золота».

-  Госпожа Уорлик, как Вы считаете, целесообразно ли вести нефтедобычу на столь дорогом проекте, как Кашаган, при нынешних низких ценах на нефть?

- Несомненно, нефтедобычу следует продолжать.  Во – первых, это все еще важно для сохранения энергетической безопасности в мире.

Если прекратить производство нефти, то есть риск, что глобальный рынок может столкнуться с дефицитом энергоресурсов. Всегда нужна некая предсказуемость, как в среднесрочной, так и долгосрочной перспективе. Именно поэтому, повторюсь, что нефтедобыча должна продолжаться, несмотря на низкие цены на сырье.

Второй момент. Нынешняя сложная ситуация на мировом нефтяном рынке – это  хорошая возможность для правительств любой страны провести реформы по эффективному использованию ресурсов, в том числе, нефтегазовых ресурсов.

Речь идет о принятие мер и реформ на государственном уровне, которые бы обеспечивали большую энергоэффективность за счет внедрения новейших технологий и оборудования.

В – третьих, в периоду низких цен, для любой страны важно воспользоваться моментов и уделить внимание переходу к чистой энергетике и к использованию возобновляемых источников энергии, чтобы достичь тех целей по сохранению климата, которые мы перед собой ставим.

Для Казахстана, которому повезло с природными ресурсами, важно видеть рост объемов инвестиций в солнечную энергетику, ветряную энергетику. Международная выставка ЭКСПО, которая пройдет в Астане в будущем году,  дает возможность и Казахстану и другим странам мира разработать и показать новые технологии, которые позволят перейти обществу на новый уровень потребления и строительства своей экономики.

- Встречались ли Вы с представителями американской компании Chevron, чтобы обсудить ситуацию на другом крупном проекте- Тенгизе?

Да.  Я встречалась с представителями американских компаний, чтобы обсудить инвестиции, которые они осуществляют в Казахстане. В частности, Проект будущего расширения на Тенгизе. Как известно, объем инвестиций американской Chevron составит 36 миллиардов долларов США.

Также встречалась с  представителями другой американской компании ExxonMobil, а также представителями правительства Казахстана, чтобы обсудить ситуацию на проекте освоения Кашагана.

- Кстати, с запуском Кашагана, вновь встает вопрос о реанимации идеи проекта строительства Казахстанской – Каспийской Системы Транспортировки (ККСТ), маршрут которого, как известно, пролегает через Южный Кавказ, в обход территории России. Хотя, как известно, трубопровод КТК (через Россию) завершает проект расширения, и первая кашаганская нефть уже поступила в его систему.

- Любой крупный проект, в том числе, ККСТ, предполагает определенные инвестиции, которые без экономической целесообразности не внесет. Решение, то есть «последнее слово»  за компаниями, которые захотят в нем участвовать.

Но, мы (США) всегда поддерживаем решения компаний, стремящихся  поставлять энергоресурсы на мировые рынки альтернативными маршрутами, Мы поддерживали и будем продолжать другие проекты, которые предлагают новые маршруты по доставке углеводородов в Европу и на другие рынки. Альтернатива всегда обеспечивают энергетическую безопасность, и мы, повторюсь, всегда будем поддерживать такие проекты

- Как вы считаете, будут ли реализован проект Транскаспийского газопровода, который мог бы обеспечить транзит газа из Центральной Азии в Европу через Каспийское море, а также инициатива по строительству газопровода Набукко (Азербайджан-Европа)? Почему Казахстану стоило бы принять участие в этих проектах?

- Важным является вопрос поставки газа из стран Каспийского региона в Европу и на другие глобальные рынки. Несмотря на то, что Набукко уже активно не рассматривается, мы поддерживали интерес компаний в том, чтобы обеспечить Европу газом со стран Каспийского региона. Именно поэтому мы поддерживаем проект Южного газового коридора, который позволяет довести газ с Азербайджана по Каспийскому морю до Греции, другие страны Южной Европы и в конечном итоге до Италии. Мы будем продолжать поддерживать подобные проекты других стран, которые обеспечивают диверсификацию газовых путей и предлагают новые маршруты, то есть способствуют глобальной энергетической безопасности.

- Как Вы оцениваете реализацию принципов ИПДО в Казахстане?

- Присоединение к принципам ИПДО очень важно для всех нефтедобывающих стран, не только Казахстана, который стал последователем принципов этого начинания.

В чем выгода? Помимо прозрачности доходов, государство, принявшее и выполняющее ИПДО, решает для себя не только вопрос  управления и использования природных ресурсов, но и как доходы приносят пользу экономике и обществу.  

Важно, чтобы правила, которые устанавливаются, применялись на практике. Потому что Вам важно обеспечить создание благоприятного делового климата для всех компаний, а это, в свою очередь, способствует новому притоку инвестиций, к созданию новых проектов, а, следовательно, и  новых рабочих мест. Это и есть наш основной мэсседж правительству Казахстана.

- В своей книге профессор Калифорнийского университета Майкл Росс «Нефтяное проклятие: как нефтяные богатства влияют на развитие наций» озвучивает мнение о том, что импортеры нефти с развитой демократией могут влиять на становление демократии в странах с большими запасами нефти. Согласны ли вы с таким доводом?

- Если позволите, я не хотела бы комментировать вопрос, касающийся нефтегазовой политики. Но хочу сказать, что любая страна экономически зависимая от одного ресурса ставит себя в сложную позицию, когда проходит адаптация к изменениям в экономике. Можно привести пример Венесуэлы и других стран. Наш посыл, который мы призываем правительство рассмотреть – это диверсификация экономики, которая в первую очередь в интересах самой страны. С точки зрения импортеров возникает вопрос энергетической безопасности - как сложно быть зависимым от одного источника ресурсов. В особенности, я говорю, если будут перебои со снабжением из-за функционирования рынка или политически мотивированных решений.  

Кульпаш Конырова, Куралай Абылгазина