Тимур Сулейменов: «Укрепление Узбекистана будет для нас определенным вызовом»

16 Марта 2017 13:01
Тимур Сулейменов: «Укрепление Узбекистана будет для нас определенным вызовом»
Фото: Павел Михеев

Глава МНЭ рассказал о новых источниках роста экономики РК.

Министр национальной экономики Казахстана РК Тимур Сулейменов в ходе экспертного обсуждения в Алматы рассказал об аспектах экономического развития Казахстана в условиях ухудшающейся внешней конъюнктуры. По его словам, последние изменения в регионе, связанные с выходом из изоляции Узбекистана, чья экономика встала на путь либерализации, может ударить по интересам Казахстана. РК долгие годы считала себя гегемоном в регионе, в который шли потоки иностранных инвестиций. Теперь за место под солнцем придется серьезно побороться, поделился своим мнением на саммите CFO глава МНЭ.

«Мы видим пробуждающийся и либерализующийся Узбекистан. Это амбициозная страна, вероятно, обладающая большими возможностями, которые пока сложно всецело определить из-за формирующегося политического курса. Но, тем не менее, укрепление Узбекистана будет определенным вызовом для нас. Мы привыкли, и я думаю с большой долей объективности, что Казахстан – региональный гегемон. Сейчас это может поменяться, я подразумеваю экономического гегемона. Может усилиться борьба за инвестиции, борьба за ниши, борьба за рынки. Это тоже один из вызовов», - отметил министр.

Также среди среднесрочных рисков он выделил продолжающееся падение темпов роста Китая, неопределенность политики новой администрации США и сложности внутри Евразийского экономического союза.

Тимур Сулейменов обратил внимание на зреющий торговый конфликт между Китаем и США, заметив, что Штаты становятся непредсказуемыми и могут угрожать экономике РК. В силу огромного размера американской экономики и политического влияния она может стать новой реальностью. Может получиться так, что протекционизм, отказ от каких-то договоренностей, изоляционизм станет трендом. Сильный доллар также фактор риска, считает глава МНЭ.

Мегазакон и бизнес
По словам г-на Сулейменова, во всем мире нарастает тенденция протекционизма, идет переход от многосторонних форматов к двухсторонним, при этом Казахстан пытается играть честно и, являясь законопослушным членом ВТО, пытается воздерживаться от протекционистских мер, заявил министр. Он отметил, что такой подход часто вызывает критику среди национального бизнеса, но пока экономические власти считают подобную политику оправданной.

«Сейчас мы работаем над шестым пакетом поправок по Doing Business. По тем поручениям, которые мы получили от главы государства, премьер-министра, у нас вырабатывается очень большой закон с внесением изменений в большое количество нормативно-правовых актов. Это касается и самого рейтинга, контрольно-надзорной системы, лицензионно-разрешительной системы. Мы видим, что, наверное, к сентябрю он у нас будет готов, мы внутри называем его мегазаконом, в котором все это будет реализовано. Если до конца этого года мы сможем его провести, то, надеюсь, в следующем году будем жить в кардинально лучших бизнес-условиях. Акцент будет на региональный бизнес, на субъекты естественных монополий. Раньше государство активно инвестировало в экономику, но это не может продолжаться бесконечно. Сейчас, как известно, создается единое экспортное агентство, на смену государственным инвестициям должно прийти наращивание экспортных поставок», - подчеркнул г-н Сулейменов.

Министр нацэкономики считает, что нужно искать новые рынки сбыта, среди перспективных он назвал Иран, Индию и Израиль, с которыми уже ведутся переговоры по зонам свободной торговли. Особенно перспективно иранское направление, страна переживает ренессанс, и уже к середине этого года должны быть завершены переговоры об условиях поставок крупных партий товара туда, подчеркнул г-н Сулейменов.

Уйти от нефтяной парадигмы
Он сказал, что отход от сырьевой экономики – основной принцип формирования новой экономической реальности в Казахстане, поэтому ставка должна быть сделана на растущий сектор услуг, который даже сейчас дает 58% от ВВП. Министр считает, что не раскрыт экспортный потенциал медицинских и образовательных услуг Казахстана

«Медицинский сектор – один из драйверов экономического роста, +7% только за прошлый год. Будем усиливать акцент на торговле, сейчас она формирует от 12 до 15% от ВВП, необходимо поддерживать строительство современных торговых центров. Также мы должны начать отходить от импорта профессиональных и интеллектуальных услуг, где мы в год тратим более 2 млрд тенге», - сказал г-н Сулейменов.

Министр также остановился на налоговом администрировании, сообщив, что были серьезные споры о необходимости объединения налогового и таможенного кодексов, но, взвесив все за и против, пришли к выводу, что минусов от такого решения будет больше. Он заметил, что параллельно идет работа над новым налоговым кодексом для недропользователей, где за основу взята австралийская модель, в рамках которой страна делится на блоки, планируется введение арендного платежа, по глубоким и морским месторождениям намечен переход на налог на финансовый результат.

Министр признал, что сейчас рынок ценных бумаг в Казахстане не в приоритете, важнее оздоровить банковский сектор. Тимур Сулейменов считает, что количество специальных налоговых режимов необходимо сокращать, оптимизировать. Планируется переформатировать работу ГЧП, будут сокращены сроки по заявкам и создана единая информационная база ГЧП. Также он подчеркнул, что среди приоритетов – повышение доли финсектора в ВВП с нынешних 4,9 до 8-11%, как это было в лучшие годы активного экономического роста.  

Кроме того, он остановился на таможенном регулировании в ЕАЭС.

«В ЕАЭС осуществляется единое таможенное регулирование в соответствии с договором о ЕАЭС, этот Таможенный кодекс после пяти лет работы не принят, потому что он до сих пор еще не подписан белорусской стороной. И мы все же надеемся, что он будет подписан, затем ратифицирован и вступит в силу уже не 1 июля 2017 года, как ранее планировалось, а, наверное, со следующего года. Так вот, 80% таможенного регулирования у нас со странами ЕАЭС единое, но, тем не менее, все равно существует Таможенный кодекс РК, в котором 20% нашей национальной специфики будет прописано. И мы хотим это сделать максимально конструктивно, либерально и в прозрачном ключе – это еще одна из наших задач, мы будем реализовывать эти планы до конца этого года. Эта ратификация союзного кодекса и подготовка на его базе кодекса таможенного регулирования РК должны вступить вместе, чтобы никаких неясностей для участников бизнеса не оставалось», - сказал г-н Сулейменов.

Дедолларизации не случилось, но мыслить надо в тенге
Затронул он и тему чрезмерного участия государства в экономике. По словам министра, на 70-80% это участие «Самрук-Казына», из которых 70% – доля «КазМунайГаза». До тех пор, пока не будет приватизирован «КазМунайГаз», «Казатомпром» и прочие крупные компании, не будет никакого снижения доли государства в экономике, подчеркнул министр.

«От того, что мы избавимся от автохозяйств акимов области, мы чуть-чуть снизим участие государства, но кардинально ситуацию не изменим. Не нужно говорить, что ничего не происходит, не снижается, а правительство кормит нас заклинаниями. Нет, к 2022 году если не снизится, то тогда стоит задавать такие вопросы. До сих пор мы фокусировались в основном на административных барьерах, которые создаются на центральном исполнительном уровне, теперь перейдем на уровень региональный, потому что акиматы и маслихаты тоже регулируют бизнес. Мы будем смотреть, что делают субъекты естественных монополий и квазигосударственного сектора: например, наши инфраструктурные, как КТЖ. Там мы будем действовать и через законодательные механизмы, и через механизмы корпоративного управления», - заметил г-н Сулейменов.

Под занавес дискуссии он высказал и свое отношение к прошедшим в Казахстане девальвациям и выразил сомнение, что граждане стали в два раза беднее. Вместе с тем он признал, что дедолларизация не состоялась.

«Мне тоже хочется ездить за рубеж куда-то по курсу 150, а не по 320 тенге за доллар, и так далее и тому подобное. Но мы беднее не стали. И эту долларизацию из наших голов, из наших умов нужно убирать. Я какое-то время прожил в России, там если спросить кого-то, сколько в долларах что стоит, россияне затруднятся ответить, будь то квартира, машина, зарплаты, что бы то ни было. И тем более речи у них не заходит о том, что после того, как Центральный банк РФ сделал что-либо, эта инициатива ЦБ сделала их беднее. Потому что они мыслят только в своей национальной валюте. И это правильно, это касается и бизнесмена, и обывателя. Мы должны все мерить в тенге и не говорить, что девальвация делает нас беднее. Есть эффект, понятно, никто его не отрицает», - заключил Тимур Сулейменов.

Аскар Муминов