Трансформируйся или умри

10 Ноября 2017 11:11

Практика ЕС по демонополизации доступа к персональной финансовой информации клиентов банков, как фактор удешевления себестоимости транзакций, должна заинтересовать Нацбанк РК.

Казахстанские банки могут примкнуть к технологии блокчейн уже в следующем году, полагает президент ассоциации казахстанского интернет-бизнеса и мобильной коммерции (АКИБ) Константин Горожанкин, отвечая на вопрос abctv.kz на пресс-конференции, посвященной развитию блокчейн-технологий в Казахстане, прошедшей в Алматы 9 ноября.  

Основной стимулирующий фактор – создание крупнейшего в мире банковского консорциума R3 CEV, стартапа, который разрабатывает приложения для распределительных реестров – децентрализованных данных. Одна из особенностей  платформы R3 в том, что ее протокол не имеет встроенной криптовалюты, а доступ к данным получают лишь участники проекта. 

Платформу планируют использовать при торговом финансировании (факторинге), цифровой идентификации и обмене активами. По словам Константина Горожанкина, выгоды использования блокчейн-платформы очевидны, и подключение к ней казахстанских банков – вопрос времени.

Другой важный сопутствующий момент – запуск в Европе с 1 января 2018 года новой платежной директивы ЕС – стандарта PSD2. Главная идея PSD2 в том, что клиент, а не банк  признается собственником банковского счета и относящихся к нему данных. Другими словами, банк лишается монопольного  права извлекать  доход из данных клиента.

Директива обязывает провайдеров финансовых услуг на территории ЕС бесплатно и с согласия клиента предоставлять доступ любой третьей стороне к счетам клиента с целью получения информации и совершения платежей. Директива должна породить всплеск инноваций в финансовой сфере и ослабить позиции традиционных банков в пользу высокотехнологичных компаний.

Наверняка, развитие европейского дижитал-банкинга будет сопровождаться шумной информационной кампанией, и, скорее всего, казахстанское правительство и регулятор обратят внимание на данное событие, примеряя его к местным банкам, выражает надежду г-н Горожанкин.

«Я за то, чтобы наши банки открывались и чтобы у клиента был выбор, куда идти обслуживаться. Открытый АРI лишает банк монополии на клиента. АРI – это описанный код, на основании которого можно обратиться в банк для получения персональной информации о клиенте. Банки, как правило, консервативные и неповоротливые в плане внедрения цифровых технологий. В свою очередь, финтехкомпании заточены выдавать много сервисов. Образуется хорошая синергия: банк дает клиенту заработать на депозитах, а возможность увидеть свои счета, провести с ними какие-то операции клиент получает через возможности финтехсервиса. По крайней мере, Европа идет в эту сторону», – подчеркивает эксперт.

В то же время глава АКИБ уточняет, что вопрос, когда же наши банки откроются для новых технологий, конечно же, в первую очередь к самим банкам. Здесь важным будет первое движение, лидер – первый банк, который начнет двигаться в этом направлении и который потянет за собой остальной рынок.   

В принципе, некая синергия взаимодействия банка и финтехкомпании в Казахстане уже есть. Например, стартап Processing.kz (услуги интернет-эквайринга для казахстанских банков) взял на себя часть сервиса четырех банков: Народного Банка, ДБ «Сбербанк Казахстана», АТФ Банка и «Нурбанка» – по эквайрингу интернет-магазинов, для чего банки открыли свои АРI-коды.

«Мы ратуем за то, чтобы открылись дополнительные сервисы и мы смогли работать с деньгами клиентов банка. Когда это произойдет, открытый вопрос», –  продолжает Константин Горожанкин. Однако следует правильно классифицировать финтехкомпании, указывает собеседник.

«Очень здорово, что у нас появилось онлайн-кредитование, но очень плохо, что онлайн-кредитование решило назваться финтехкомпаниями, потому что на самом деле это совсем маленькая доля финтеха. Финтехкомпания гораздо шире – это платежи, переводы, конвертация валют и прочее. Появление  полноценного цифрового банкинга можно посмотреть на примере российского «Тинькофф банк». Я уверен, он ждет, когда другие банки откроют своих клиентов, чтобы они, оставляя деньги в более крупных банках, стали пользоваться электронными сервисами «Тинькофф».  

Глава АКИБ не исключает и такой вариант, как создание  собственной блокчейн-платформы, в случае если появится прогрессивный иностранный банк или же высокотехнологичная компания в лице Google или «Яндекса», которые  привнесут в страну новые цифровые технологии. 

Другой вероятный сценарий – предложение дочерним АО «Сбербанк Казахстана», который уже тестирует блокчейн-переводы с материнским московским банком, своего решения  по блокчейну или же выработка «Сбербанком» с местными банками какого-то совместного решения.

Сроки появления цифровых платежей будут зависеть от того, насколько быстро инновационные процессы воспримутся обществом, а также насколько удачным получится европейский опыт.

«Надеюсь, Национальный банк заинтересуется европейской практикой, поскольку в Европе решения об открытии АРI были спущены сверху. Европейский регулятор видит в этом прямую выгоду в виде удешевления банковских транзакций и их удобства для клиента», – отмечает Константин Горожанкин.

Технологические изменения в мировом банковском секторе  пришлись на очередные нелегкие времена казахстанских банков. Пока государство спасает крупные и средние банки финансовыми вливаниями, весьма хорошие шансы по привнесению в страну цифровых технологий возникают у финтехкомпаний, пусть даже без доступа к счетам клиентов.

Однако при условии, что государство будет относиться к сектору лояльно и не будет устанавливать жестких регуляторных правил. Монополия на финансовые инструменты  и технологии уходит в прошлое. Блокчейн в мире двигают компании – пассионарии,  для которых первичен принцип «трансформируйся или умри». Судя по всему, понимание такого принципа скоро придет и к банкам.

Татьяна Батищева