В Казахстане нашли способ удвоить срок службы автодорог

20 Марта 09:03

Переработчики старых шин ищут новые рынки сбыта для своей продукции.

Ежегодно в Казахстане образуется порядка 90 тыс. тонн отходов шин. Исторические запасы шин составляют порядка 1 млн тонн. Запуск расширенных обязательств производителей/импортеров (РОП) привел к тому, что теперь ТОО «Оператор РОП» (министерство энергетики) собирает 37 тенге за каждый килограмм импортируемых или производимых шин и платит из них 30 тенге предприятиям-переработчикам. О том, как проходит эта работа, рассказал abctv.kz председатель правления казахстанской ассоциации по управлению отходами KazWaste Шынболат Байкулов.

- Сколько всего предприятий – переработчиков шин в ассоциации?

- 13 предприятий было, 8 еще появилось. 21 предприятие уже в Казахстане. Самое крупное предприятие находится в Астане – 16,5 тыс. тонн. В Алматы сейчас нет завода. В настоящее время мне известно три инвестора, которые рассматривают возможность строительства крупного завода в Алматы. Там очень много образуется шин, и они все непонятно куда деваются. Они идут на полигон. В Шымкенте есть завод, а в Таразе пока нет завода.

- А в Кыргызстане есть завод?

- В Кыргызстане нет завода, но говорят, что один инвестор тоже интересовался. Вроде тоже хотят ставить завод.

- Вы импортируете шины из Кыргызстана?

- Шины – это опасные отходы по коду. Если страна – участник Базельской конвенции, то, соответственно, она ратифицировала трансграничное перемещение опасных отходов. Поверьте, шины через границу вам просто так никто не даст. Как товар – да, а что касается переработки, то вы не сможете шины просто так ввезти из Кыргызстана.

- Насколько введение утилизационного сбора отразилось на импорте шин в Казахстан?

- Покрышка весит 5 или 10 кг. Умножьте на 37 тенге. Вы просто добавляете 370 тенге. Для торговли это не чувствуется, но они все это переложили на конечного потребителя.

- Сколько всего было получено от ТОО «Оператор РОП» предприятиями-переработчиками?

- Наши предприятия получили около 383 млн тенге возмещения, что способствовало переработке около 13,8 тыс. тонн отходов. В 2015 году эта цифра была около 5 тыс. тонн.

- Что касается работы с «Оператором РОП» по предприятиям-переработчикам, которые могут получить деньги от ТОО…

- Что произошло? Вы, допустим, недропользователь. Вы проводите конкурс и говорите: у меня объем шин. Я участвую: цена такая-то на утилизацию. Тут появляется ТОО «Рога и копыта», которое имеет только печать, и говорит: я готово угадать слово. Вы говорите: для меня отлично, экономия бюджета. Отдаете эти шины ему, он везет их за 60 км в степь и выкидывает просто. Вы довольны: вы сэкономили деньги, а охране окружающей среды нанесен непоправимый урон. Покрышка не разлагается 200 лет. Что делать? Для этого сами недропользователи, сам «Оператор РОП», инициировали с нашей подачи проверку мощностей переработчиков. Тот переработчик, который не получил конкурс, естественно, потерпел какие-то убытки, недополученную прибыль. Но он сам не виноват в этом. Просто нет механизма.

- Теперь они провели всех ваших участников…

- 17. Шымкент, Астана, Талдыкорган, Кызылорда, Актау, 2 в Караганде, Алматы, Костанай, Уральск, Семей, Петропавловск, Павлодар. Эти предприятия получили деньги от «Оператора РОП».

- Средства от «Оператора РОП» получили только предприятия ассоциации?

- Не все члены нашей ассоциации. Но даже и они получили. Это означает, что предприятие прошло квалификацию, мы посещали это предприятие. Была проведена серьезная работа. Экологи, национальная палата предпринимателей «Атамекен», представители переработчиков посещали предприятия. Действительно, берется документация, смотрится завод, линия.

- «Оператор РОП» получает 37 тенге за 1 кг шин, а сколько он вам платит за утилизацию?

- Он выплачивает нам 30 тенге за кг. Как только шина пришла, то он взял с импортера и с производителя автомобиля. Те же «БИПЕК Авто», «Азия Авто» выпускают автомобиль – автоматом оплачивается утилизационный сбор. Они должны побеспокоиться о его утилизации.

- Там есть временной лаг, то есть вы переработали и только потом вам оплатили переработку? Это поквартально идет?

- Да. Мы отчитываемся поквартально. Сам отчет – это целый пакет документов, который включает в себя не только прием шин на переработку, но и продажу. То есть в этом плане «Оператор РОП» действует комплексно. Они говорят: одно дело, когда вы переработали шины и у себя на складе держите сырье. Нам важно, что получилось из шин – получилась резиновая крошка. Резиновая крошка ушла на беговую дорожку, на травмобезопасную плитку. Этим сырьем мы способствуем целой отрасли спортивных уличных покрытий. Даже есть стандарт, который мы разработали в свое время, – «Покрытие травмобезопасное», требования к их изготовлению.

- То есть «Оператор РОП» требует от вас, чтобы переработанные шины ушли куда-то дальше?

- Обязательно. Если он не ушел, они спрашивают, что с ним дальше будет?

- Санкций нет, если крошка просто лежит на складе?

- Санкций нет. Мы, как ассоциация, сейчас разрабатываем рекомендации, что делать. Ладно, мы крошку получили, но есть же еще и пиролиз.

- Спортплощадки – это не такой большой объем, как дороги. В дороги крошка пойдет?

- Есть целая отрасль. Сейчас РОП ведет разработку применения резиновой крошки в асфальте. Более того, у нас заработало СП «Каспий битум».

- Исторические остатки шин сколько составляют в Казахстане?

- Мы перерабатываем исторические запасы, сформированные ранее. Но РОП выплачивается на обезличенный товар.

- Сколько составляет мощность ваших предприятий?

- У ассоциации суммарная мощность до 58 тыс. тонн.

- Сколько РОП готов оплатить?

- Они готовы все оплатить. Проблема в сборе. Мы на девятом месте в мире по территории. Та компенсационная выплата, которую мы получаем, позволяет нам компенсировать часть затрат и распространить сбор. Я сейчас буквально собираю в 160 км от Кызылорды. А как же быть с Шиели, Теренозеком, Саксаульском и так далее? 400-500 км.

- Но основной объем шин в крупных городах формируется?

- Да. Но в городах живет 57%, а 43% – в селах. Хоть это и так, но транспорт распределен по всей области. Например, такие крупные города в Акмолинской области, как Степногорск. Крути не крути, но там 60 тыс. населения живет, и есть как минимум 10 тыс. автомобилей. Оттуда везти надо? Надо. 100 км до Астаны надо преодолеть? Надо. Шина имеет форму тора. Внутри пустота, и это способствует тому, то везешь мало – воздух везешь. Неэффективно.

- Что делать? Резать?

- Вот. Есть специальные резаки, которые режут покрышку. Есть специальные прессы, которые сдавливают покрышку. Это дополнительный расход энергии и средств. Но переработчик пойдет на это. Мы сейчас рассматриваем вообще математическое моделирование потоков отходов. РОПу нужна нормальная работающая схема. Кто ее построит? Только специалисты отрасли. РОП же не специалист отрасли. Он знает какие-то входные и выходные параметры отрасли. Но как внутри транспортировать – это прерогатива бизнеса. Более того, РОП сейчас выставляет к шинникам более жесткие условия по объему переработки. То есть возмещение будет только в том случае, если вы охватываете 70 или 80% территории.

- Как это считается? Они же не могут учесть каждую шину?

- Они не могут шину учесть, но они могут смотреть предприятия переработки по входу и выходу. Например, чтобы не было дисбаланса между областями. Потому что в центре у нас мощность одна, на периферии – другая. Или, допустим, в Алматы находится мощный завод, и он тянет на себя отходы с Алматинской области. Через два года он развился до такой степени, что уже готов и Жамбылскую область охватить. В этом случае он вступает в конфликт интересов с переработчиками Жамбылской области. Как это урегулировать?

- Это рынок…

- Я согласен с вами, но задача РОПа – 100% охватить отходы. Задача переработчика – заработать деньги. Эта синергия и разрабатывается ими, и мы им помогаем. Вы можете сказать: почему он забирает шины с моей территории. Тогда РОП скажет: мощность вашего завода всего лишь 1 тыс. тонн, вы загружены на 80%. А завод в Алматы перерабатывает 16 тыс. тонн, и он загружен всего лишь на 50%, поэтому представьте свой план: сколько вам нужно времени и какая территория, чтобы выйти на 100%? А вот они уже будут собирать отсюда. Вы же не можете сесть на всю область и сказать: «Мое». Рынок урегулирует все эти моменты. Сейчас вопрос стоит в другом. У нас большое наследие Советского Союза: шины разбросаны по всей территории Казахстана. Раньше старый ГОСТ позволял хоронить их. Представляете, сколько покрышек лежит на дне карьера? И они не разлагаются. Что сейчас делают многие переработчики? Получают доступ ко всем этим складам и начинают перерабатывать. Это говорит о том, что инициатива РОП может еще в глубину уйти, то есть не только по территории, но и исторические запасы будут поглощаться. Таким образом, глубина очистки окружающей среды будет увеличиваться. Есть даже технологии, которые позволяют взрывать покрышки. Их охлаждают. При охлаждении покрышка становится как эбонит. Подрывают заряд взрывчатого вещества, который просто раскалывает шину в порошок. То есть не нужно применять механическое измельчение, тратить электроэнергию, когда можно просто взорвать.

- Это дешевле?

- Переработчики сказали, что так же. Но я не знаю себестоимость. Потому что требования к местам деструкции этих шин – это особые требования ЧС, потому что работа со взрывчатыми веществами – это особая лицензия. Эти требования играют и на себестоимости.

- Когда резиновая крошка может пойти на строительство дорог?

- Это все зависит от воли комитета автодорог, от воли АО «КазАвтоЖол», которым мы сейчас готовим исследование, которое расскажет, какие плюсы применения у резиновой крошки. Знаете, если вы добавляете резиновую крошку в асфальтобетон, модифицируете битум, то асфальт не разрушается. Нужен ли такой асфальт?

- Если ты работаешь и тебе каждый год нужны объемы, то нет.

- Вы сами ответили.

- Тут есть конфликт интересов…

- Мы находимся в резко континентальном климате. Перепад температур достигает 100 градусов, то есть на солнце – плюс 60, зимой – минус 40. Асфальтобетонное покрытие разрушается. Особенно в осенне-весенний период, когда днем влагой пропитывается – на солнце плюс, а ночью это все превращается в минус. При замерзании вода расширяется и дробит асфальт и битум на части. Потом мы удивляемся: откуда ямы? Потому что нет в природе материала. Давайте тогда дороги из мрамора, гранита, бетона делать. Но это же дорога. Поэтому это извечная проблема России, Казахстана и всех, кто находится в средней полосе. Что делать? Применять резиновую крошку в качестве очагов. Когда идет замерзание, происходит деформация покрытия. Для того чтобы снимать это, нужны эластичные очаги. Второе, если вы битум модифицируете резиной, то он прекращает впитывать влагу. Вода стекает с поверхности, и влагонасыщение асфальта падает в разы. Таким образом, асфальт не набирает влагу. Более того, коэффициент трения резины по резине очень высокий. Тормозной путь снижается, колееобразование избегается. Очевидные плюсы применения крошки в асфальт известны всему миру. Вопрос только в воле государства применять новую технологию. Для нас это очень актуально. Если будет резиновый асфальт, то многие вопросы, например по содержанию дорог, отпадут. Каждый раз вы не будете делать заплаточный ремонт.

- Как это повлияет на стоимость строительства автодорог?

- Тонна резиновой крошки стоит 90 тыс. тенге. Для сравнения, тонна модификатора асфальтобетона стоит 1 тыс. долларов – это 300 с чем-то тыс. тенге. Что дешевле? Там получается, от 1 до 7% применяется резиновой крошки от объема. То есть просто вводится какой-то пластичный агент. Все равно, что на бидон воды насыпать чайную ложку сахара. Это не принципиально, чтобы там много было. Хотя сейчас, насколько мне известно, «Оператор РОП» ведет переговоры с КаздорНИИ о проведении комплексных исследований резинового гранулята в дороге. Даже если на верхнее полотно не уйдет крошка, она идет в подстилающие слои. Этим достигаются демпфирующие свойства дороги. Надо это применять. Если мы не будем это применять, то будем иметь постоянно разрушающиеся дороги.

- Насколько дольше они прослужат, такие дороги?

- В 2,5 раза дольше – это 5-6 лет. Это же серьезная экономия. Это при применении модификатора. Это известные цифры исследований 2010-2011 годов.

- Как это отразится на переработке шин? На сколько вырастет переработка шин?

- Почти на 100%. Традиционно крошку покупают предприятия, которые делают спортивные покрытия. Если ее будут покупать дорожники, то там спрос идет тысячами тонн. 100 тыс. тонн шин выходит из оборота. 65% – это 65 тыс. тонн крошки разных фракций образуется. Из 65 тыс. тонн половина уходит на спортивные покрытия. Если вторая половина уйдет в асфальт, то этого будет достаточно, чтобы перерабатывать 100% отходы. Но у нас есть еще и 1 млн тонн исторических запасов в виде крупногабаритных шин. Что с этим делать? Стимулирование этой отрасли позволит применять этот опыт уже на ближнее зарубежье. Почему мы не можем продавать тот же модификатор асфальтобетона в России, Узбекистане, Кыргызстане?

- Резиновая крошка экспортируется сейчас?

- Экспортируется. В Россию мы отгружали, Беларусь, Украина покупала.

- Там цены выше, чем на внутреннем рынке?

- Не совсем, потому что когда мы экспортировали, то делали просто это ради экспортного НДС. У нас получался НДС 0, и мы условную скидку делали. Там были расходы на транспорт, и мы шли по самому низкому уровню по рентабельности. Но российские партнеры покупали сразу много. Они если берут, то сразу 100 тонн – это 5 фур. А казахстанский производитель берет не так много: 20 или 60 тонн.

Жанболат Мамышев