В Ташкенте опасаются резкого скачка цен на фоне введения конвертации

04 Сентября 2017 18:09
Фото: reuters.com

Президент Узбекистана начал масштабную либерализацию валютной политики.

Глава Узбекистана Шавкат Мирзиёев на фоне празднования в стране Дня Независимости подписал долгожданное решение, о котором эксперты говорили с первых дней вступления его в должность: о введении свободной конвертации.

Согласно указу Шавката Мирзиёева, с 5 сентября 2017 года юридические лица Республики Узбекистан смогут без ограничения приобретать в коммерческих банках иностранную валюту для оплаты по текущим международным операциям (импорт товаров, работ и услуг, репатриация прибыли, погашение кредитов, выплата командировочных расходов и другие переводы неторгового характера).

Физические лица – резиденты Узбекистана получают право свободно продавать иностранную валюту в обменных пунктах, но с оговорками – приобретать ее они смогут лишь с зачислением купленных средств на пластиковые карты, использовать карты за границей можно будет без ограничений.

Индивидуальным предпринимателям без образования юридического лица, занимающимся импортом потребительских товаров, разрешается приобретать в порядке, установленном для физических лиц, иностранную валюту через банковские счета. Отменяется требование обязательной продажи выручки в иностранной валюте экспортеров, независимо от их формы собственности. До августа 2017 года существовала норма, обязывающая их конвертировать 25% поступлений в сумы по официальному курсу, купить валюту можно было только на биржевом рынке.

Индивидуальные предприниматели без образования юридического лица, а также фермерские хозяйства, имеющие доходы в иностранной валюте, могут снимать наличную иностранную валюту со своих банковских счетов.

На территории Республики запрещается осуществление платежей в иностранной валюте за товары (работы и услуги), за исключением платежей посредством международных платежных карт в соответствии с международной практикой.

Ради улучшения деловой среды
Власти Узбекистана объясняют свое решение необходимостью внедрения рыночных механизмов валютного регулирования, стимулирования роста экспортного потенциала страны, активного привлечения прямых иностранных инвестиций, повышения конкурентоспособности производителей на внешних и внутреннем рынках, улучшения инвестиционного климата и деловой среды в республике.

О том, что в Узбекистане ожидается скорое введение конвертации, стало понятно еще в середине августа, когда на так называемом черном рынке резко упал курс сума. Всего за две недели с 1 по 14 августа реальный курс обвалился сразу на 20%. Вместе с тем власти Узбекистана два года подряд планомерно девальвировали валюту. Официальный курс сума к доллару в 2016 году снизился на 13% – с 2809,98 сума за доллар на 1 января 2016 года до 3231,48 сума за доллар на 1 января 2017 года. С начала 2017 года курс упал на 23%, до 4210,35 сума за доллар к 4 сентября.

Предполагается, что 5 сентября он может обвалиться почти на 50% и достигнет показателей черного рынка в районе 7000-8000 сумов за доллар. В связи с этим в Ташкенте в последние дни царит ажиотаж, люди опасаются резкого роста цен, скупают бытовую технику и продукты питания по старым ценам. Источники abctv.kz в узбекской столице сообщили, что сегодня с утра было заметно скопление людей у крупных супермаркетов и магазинов бытовой техники.

О том, что граждане ждут резкого скачка цен, свидетельствуют комментарии в социальных сетях и на официальных страницах узбекских электронных изданий. Несмотря на страхи, многие признают, что решение о свободной конвертации более чем запоздало, именно ее отсутствие большинство экспертов называли главным камнем преткновения на пути развития узбекской экономики.

Двойной курс валют был введен в Узбекистане в 1996 году по личному распоряжению тогдашнего лидера Ислама Каримова. Его наличие позволяло местной элите за счет разницы курсов, фактически не предпринимая никаких действий, получать существенную прибыль. Продажа долларов в банках по официальному курсу строго контролировалась узкой группой лиц, которая десятилетиями обогащалась за счет этих нехитрых манипуляций. При этом отсутствие конвертации привело к фактическому исходу из страны зарубежных инвесторов, которые не могли осуществлять денежные операции открыто, не подвергаясь риску, а работать по официальному курсу инвесторам было невыгодно.

В мире риски Узбекистана оценивают умеренно
Тем временем, согласно оценке международного рейтингового агентства Moody’s, узбекская банковская система, скорее всего, справится с валютной либерализацией достаточно быстро. В последнем отчете организации, посвященном Узбекистану, говорится, что высокий уровень внутренних инвестиций и государственных расходов, а также повышение уровня потребления благодаря росту зарплат, пенсий и денежных переводов из-за рубежа продолжают благоприятно влиять на положение узбекских банков и в некоторой степени компенсируют слабость национальной валюты. Агентство подчеркнуло, что ускоренная девальвация сума усилила кредитные риски заемщиков в иностранной валюте, не имеющих источников валютных доходов. Однако это, как правило, крупные государственные предприятия, которые в случае необходимости могут рассчитывать на поддержку государства.

В МВФ отметили, что реформа позволит перейти к стабильной монетарной политике и эффективнее контролировать инфляцию и предложили узбекским властям провести масштабную реструктуризацию госкомпаний и госбанков.

О необходимости либерализации валютной политики Шавкат Мирзиёев начал говорить еще в ходе своей предвыборной программы, однако введение свободной конвертации все время откладывалось. В СМИ проходила информация со ссылкой на высокопоставленные источники в правительстве Узбекистана, что против резкой либерализации валютной политики выступал глава спецслужб Рустам Иноятов, которого называют в числе самых могущественных людей в соседней республике. Но, видимо, действующему президенту все-таки удалось переубедить силовиков в необходимости реформ.

Директор Ташкентского центра экономического развития Юлий Юсупов считает, что власти стараются минимизировать отрицательные эффекты от либерализации валютного рынка. Он заметил, что в указе президента Узбекистана была предусмотрена необходимость оптимизации таможенных платежей. Они платятся в сумах по официальному курсу. Поэтому при девальвации они должны сильно возрасти, что скажется на ценах импортных товаров. По его мнению, таможенные платежи необходимо существенно сократить, над чем, по информации Юлия Юсупова ускоренно работает правительство. Эксперт заметил, что мобильные операторы и интернет-провайдеры Узбекистана с 5 сентября переходят на сумовую тарификацию услуг, причем по курсу на 4 сентября. Это также очень важно, так как операторы могли попытаться поднять сумовые цены после девальвации официального курса. Аналогичные заявления ожидаются от представителей автопрома и узбекских авиалиний.

«Так или иначе, введение свободной конвертации по текущим операциям позволит, наконец, сломать «хребет» антирыночной командной системе управления, разрушить основы для многочисленных «кормушек», вытягивающих жизненные силы из экономики, устранить многие барьеры развития предпринимательства, открыть путь для продолжения экономических реформ. И это только начало. Предстоит еще очень много работы. Впереди банковская, налоговая, внешнеторговая, административная, аграрная реформы, принятие системы мер по формированию эффективной конкурентной среды и защите прав собственности. Неопределенность убивает деловую активность, вернее, перенаправляет ее только в одну сторону: как сберечь накопления и как бы и чем бы спекульнуть. Чем занимались последние месяцы предприниматели? Кто-то судорожно скупал доллары, кто-то, наоборот, сумы, кто-то впопыхах брал кредиты, кто-то покупал не глядя недвижимость, технику. А реальная экономика просто встала. Реальным делом никто заниматься не хотел и не мог, потому что было непонятно, что будет со страной через месяц, через два», – заметил Юлий Юсупов.

Чуда не произойдет
Эксперт Института экономических исследований стран Центральной Азии Алишер Хамидов предположил, что ограничительные меры для покупки валюты физическими лицами, которые все еще содержатся в указе, со временем будут отменены. Пока физлица смогут покупать доллары при условии, что они будут зачислять купленное на карты без права снятия наличными. Но этот шаг, по словам аналитика, является существенным прорывом, учитывая, что валютная политика Узбекистана до сих пор оставалась архаичной, в условиях, когда даже экономически более слабые соседние страны уже давно перешли на свободную конвертацию. 

«Ожидать чуда и резкого роста экономики не приходится, помимо валютных ограничений, власти должны снять и множество других барьеров для бизнеса, в том числе гарантировать сохранность иностранных инвестиций. Но, конечно, это важный шаг для встраивания узбекской экономики в систему международных торговых отношений. По сути, все годы, что страной правил Ислам Каримов экономика по своей структуре оставалась советской и плановой, теперь предпринята попытка ее модернизировать, но это лишь начало пути, ведь многие другие постсоветские республики провели валютную реформу еще в середине 1990-х и сегодня имеют стабильный валютный рынок», – заметил Алишер Хамидов.

Введение конвертации может повлиять и на торговую динамику между Казахстаном и Узбекистаном. Ранее казахские инвесторы, работавшие в Узбекистане, неоднократно жаловались на сложности ведения бизнеса в этой стране из-за отсутствия конвертации. Либерализация валютной политики может оживить экспортно-импортные операции между двумя странами, учитывая, что Ташкент снял ограничения на вывоз плодовоовощной продукции в соседние республики. Однако это решение несет в себе и потенциальные риски, так как для иностранных инвесторов открывается новый перспективный азиатский рынок, и они могут переключить свое внимание с Казахстана на Узбекистан.

Ранее о таких рисках предупредил министр национальной экономики РК Тимур Сулейменов, выступая на саммите CFO.

«Мы видим пробуждающийся и либерализующийся Узбекистан. Это амбициозная страна, вероятно, обладающая большими возможностями, которые пока сложно всецело определить из-за формирующегося политического курса. Но, тем не менее, укрепление Узбекистана будет определенным вызовом для нас. Мы привыкли, и я думаю с большой долей объективности, что Казахстан – региональный гегемон. Сейчас это может поменяться, я подразумеваю экономического гегемона. Может усилиться борьба за инвестиции, борьба за ниши, борьба за рынки. Это тоже один из вызовов», – заметил тогда министр.

Так или иначе, эксперты отмечают, что введение конвертации – это, пожалуй, самое серьезное решение, принятое новой узбекской администрацией, с момента ее прихода к власти в декабре 2016 года.

Аскар Муминов