Внешний долг под контроль

04 Октября 2017 16:19
Внешний долг под контроль
Фото: tengrinews.kz

Мажилисмены намерены настаивать на усилении ответственности правительства за привлечение и использование внешних займов.

В неожиданное русло свернула дискуссия на пленарном заседании мажилиса, на котором обсуждался пакет поправок в бюджетное законодательство. Среди пакета новшеств есть нормы, предусматривающие возможность использования или возврата в бюджет остатков средств квазигосударственного сектора. Это, в частности, уменьшение уставного капитала субъекта квазигосударственного сектора путем выкупа акций эмитентом у государства или уменьшения номинальной стоимости акций. Также предусматривается возможность финансирования реализуемых или новых инвестиционных проектов субъекта квазигосударственного сектора через корректировку или разработку нового финансово-экономического обоснования и одобрение на РБК. Кроме того, для предотвращения накопления остатков предлагается средства на пополнение уставных капиталов выделять поэтапно в соответствии со сроками реализации бюджетных инвестиций, определенных в ФЭО.

Депутаты же вспомнили про другой проблемный момент — займы квазигосударственного сектора, привлекаемые под государственные гарантии. Мажилисмен Аскар Базарбаев напомнил, что взять под контроль займы квазигоссектора поручал президент страны.

«Буквально летом правительство внесло поправки в бюджетное законодательство, согласно которым объёмы привлечения займов квазигосударственным сектором должны согласовываться с правительством. Теперь же в обсуждаемом законопроекте посажена норма, которая говорит о том, что эти займы квазигосударственного сектора должны согласовываться с уполномоченным органом по государственному планированию, то есть министерством экономики. В связи с чем внесена поправка?» — удивился депутат.

Министр национальной экономики Тимур Сулейменов начал объяснять, что предлагаемая норма связана сразу с несколькими аспектами. Если смотреть на размер привлекаемых самим правительством займов, то они очень невелики. При этом, напомнил он, у Казахстана в целом, как страны, высокий инвестиционный рейтинг, выставленный ведущими рейтинговыми агентствами.

«Это позволяет не столько государству, мы внешние займы за рубежом практически не привлекаем, сколько нашим субъектам пользоваться инвестиционным рейтингом Казахстана и привлекать займы под дешевую ставку. Поэтому работа с рейтинговыми агентствами очень важна. И во многих случаях и агентства, и кредиторы пытаются распространить займы квазигоссектора, включить их в состав государственного долга. Они говорят: вы даете гарантию, соответственно, вы должны включать это в объем государственного долга, и, таким образом, это увеличивает размер долга, ухудшает наш рейтинг и снижает общую экономическую картину по нашей стране. Для того чтобы не создавать таких ярко выраженных предпосылок, чтобы у рейтинговых агентств и кредиторов не создавалось впечатления, что мы даем гарантию правительства, мы предлагали этот инструмент сделать таким, как в предлагаемом законопроекте», — объяснил министр.

Такое объяснение не удовлетворило председателя мажилиса Нурлана Нигматулина. Он напомнил, что буквально перед закрытием прошлой парламентской сессии депутаты поддержали позицию правительства в том, что займы квазигосударственного сектора должно контролировать правительство.

Редакция в законе есть: привлечение внешних займов субъектами квазигосударственного сектора осуществляется через согласование, в том числе, их объемов с правительством. Сейчас Вы ссылаетесь на то, я понял из Вашего ответа, что рейтинговые агентства могут это трактовать как госгарантию. Но в этой же статье абзацем выше четко прописано, когда и что является государственной гарантией, расписаны процедуры. То есть правительство должно проголосовать, вот тогда это и будет считаться правительственной гарантией. Понимаю, если бы в сегодняшней редакции было, что привлечение внешних займов осуществляется через согласование и решения правительства, но при этом создать межведомственную комиссию, есть теперь вице-премьер, курирующий эти вопросы. Но опять до уровня министерства? Мне кажется, здесь предлагаемая Вами редакция не соответствует установкам президента по контролю за бюджетом», — твердо заявил г-н Нигматулин.
Министр согласился доработать нормы, но позднее подчеркнул, что сегодня весь процесс привлечения внешних займов упорядочен и ни один министр не может самостоятельно взять и подписать соглашение о займе какой-либо суммы для реализации проектов.

«Ни один заем правительство не имеет права привлекать без ратификации, это обязательно», — подчеркнул он.

Председатель мажилиса в ответ напомнил, как проходило ратификацию соглашение о привлечении займа для организации системы медстрахования.

«Вы помните, что даже на уровне комитета (мажилиса) его развернули, отправили обратно в правительство, потому что, я сейчас могу ошибиться в цифрах, но на память 80 миллионов долларов, которые мы привлекали, 60% должны были отдать консалтинговой компании за консалт. Что за заем такой? И кто ж его подписывал? Министр в отъезде был. На коленке заместитель министра подписал — поехал за границу, там. И документ прошел, Тимур Муратович, все процедуры, о которых Вы говорили (переговоры, рабочая группа), имел сертификат полномочий. Вот почему нельзя отдавать на откуп одного органа либо одного человека», — твердо заявил председатель палаты.

Более того, Нурлан Нигматулин убежден, что контроль за привлечением займов должен вестись на уровне правительства в целом, непосредственно министерство национальной экономики может быть рабочим органом в этом вопросе, как орган госпланирования.

«Как правило, заем — это перекресток многих госорганов, интересов и решений. Вы посмотрите, в любом частном банке, когда дают кредит или берут внешний заем, проходит обсуждение минимум в кредитном комитете. А здесь от имени государства берутся деньги, с которыми в будущем рассчитываться придется, может быть, не одному поколению», — подчеркнул г-н Нигматулин. И предложил членам правительства вместе с депутатами доработать спорную норму. У главы Миннацэкономики не было другого выбора, кроме как согласиться.

Ирина Севостьянова