Всемирный банк: рост экономики РК ускорится

17 Мая 2017 19:05

Рост ВВП Казахстана составит 2,4% в 2017 году и 2,6% в 2018 году.

В 2017 году в Казахстане прогнозируется ускорение экономического роста ввиду увеличения цен на нефть и объемов ее производства, отмечается в последнем отчете Всемирного банка (ВБ) о состоянии экономики в Казахстане. Согласно специальной теме доклада, посвященной сельскому хозяйству, лучшие практики использования сельскохозяйственных угодий и повышение производительности труда в данном секторе могут в значительной степени повлиять на рост экономики Казахстана.

Согласно базовому сценарию, реальный рост ВВП Казахстана составит 2,4% в 2017 году, 2,6% в 2018-м и 2,9% в 2019-м по сравнению с 1% в 2016 году. При этом рост в нефтяном секторе составит 3,3%, 2% и 1,9% соответственно по сравнению с минус 2% в 2016 году. Ненефтяная экономика вырастет на 2,3% в 2017 году, 2,8% в 2018-м и 3,3% в 2019-м по сравнению с 1,7% в 2016 году.

Уровень инфляции прогнозируется ВБ: 7,4% в 2017 году, 4,5% в 2018-м и 4,4% в 2019-м по сравнению с 14,6% в 2016 году. Баланс счета текущих операций (процент от ВВП) –2,4 в 2017 году, –1,4 в 2018-м, –1,2 в 2019-м по сравнению с –6,1 в 2016 году. Общий дефицит бюджета (процент от ВВП): –8,0 в 2017 году, –3,3 в 2018-м, –3,4 в 2019-м по сравнению с –5,3 в 2016 году. Ненефтяной дефицит бюджета (процент от ВВП): –13,2 в 2017 году, –9,2 в 2018-м, –9,1 в 2019-м по сравнению с –10,2 в 2016 году. Чистые финансовые активы (процент от ВВП): 14,6 в 2017 году, 9,3 в 2018-м, 5,4 в 2019-м по сравнению с 25,7 в 2016 году. Уровень бедности (5 долларов в день по паритету покупательной способности): 19% в 2017 году, 18,1% в 2018-м, 17% в 2019-м по сравнению с 19,8% в 2016 году.

В прошлом году экономика Казахстана продолжала переживать последствия затянувшегося спада мировых цен на нефть и слабого внутреннего спроса.  Реальный рост ВВП снизился с 1,2% в 2015 году до 1% в 2016 году.

«В 2016 году замедление темпов роста ВВП и снижение реальной заработной платы отрицательно сказалось на уровне бедности», – отмечает постоянный представитель Всемирного банка в Казахстане Ато Браун.

«Согласно нашему прогнозу, экономическая активность будет постепенно повышаться по мере восстановления цен на нефть и постепенного увеличения объемов добычи нефти, однако рост ВВП будет оставаться ниже, чем до 2014 года. Предполагается, что ненефтяная экономика будет расширяться, чему будет способствовать постепенное улучшение настроений инвесторов и доверия потребителей, которое поддержит внутренний спрос. По мере того как инфляционный эффект от обесценения национальной валюты сойдет на нет, ожидается, что реальная заработная плата и покупательная способность населения улучшатся. Это, конечно же, отразится на сокращении бедности, но гораздо меньшими темпами, чем это было ранее», – сообщил он.

По итогам 2016 года средняя реальная зарплата в Казахстане снизилась на 0,9%.

«В связи с уменьшением реального дохода уровень бедности (по международной шкале бедности в 5 долларов в день), согласно нашим оценкам, увеличился до 19,8%», – отмечается в отчете.

Восстановление будет происходить прежде всего на фоне освоения крупнейшего месторождения Кашаган.

«С учетом прогнозируемого постепенного восстановления цен на нефть и дополнительного производства на месторождении Кашаган, которое более чем компенсирует уменьшение традиционного производства нефти, доходы от экспорта увеличатся и положительно отразятся на счете текущих операций и бюджетном балансе. Тем не менее, так как прогнозируемый уровень цен на нефть будет оставаться низким, на уровне 55-60 долларов за баррель, оба баланса будут поддерживаться в дефиците», – полагают аналитики банка.

Поддержание «честной конкуренции» в банковском секторе может стать проблематичным
В ВБ отмечают, что доля неработающих кредитов (с просрочкой задолженности более 90 дней) в общем объеме кредитов была сокращена с пикового уровня 2014 года более 20%, до 6,7% в январе 2017 года. Однако сильные шоки в системе, включая нестабильность валютного курса, спад экономики и отсутствие роста кредитования, а также нарастающий банковский кризис в других странах – экспортерах нефти (например, в Азербайджане), указывают на то, что банки могут испытывать определенные трудности.

Более того, ослабление пруденциальных нормативов в июле 2015 года (например, требований, предусматривающих предоставление консолидированной финансовой отчетности финансовыми учреждениями в соответствии с международными стандартами финотчетности), сильный рост реализации проблемных активов компаниям специального назначения (SPV), мягкость в классификации кредитов и недостаточное создание резервов указывают на то, что для надлежащей оценки «здоровья» коммерческих банков, «возможно, кроме официальных данных, необходим дополнительный анализ».

В ВБ напомнили, что в казахстанском банковском секторе происходит консолидация.

 «Но общественности предоставляется ограниченная информация об этом процессе. Кроме того, изменения в системе управления этими банками не ожидаются. Передовая мировая практика по урегулированию банков предполагает скоординированный подход для достижения урегулирования системных банков с наименьшей стоимостью. Когда правительства пытались осуществить скрытые вмешательства, это приводило к более высоким затратам, чем нужно. Для поддержания доверия вкладчиков, что является задачей первостепенной важности, крайне важна координация между социальной защитой и соответствующими мероприятиями по связи с общественностью. Большое значение имеет также создание подотчетного, эффективного и прозрачного органа по управлению активами для урегулирования проблемных активов. После слияния двух из крупнейших системных банков Казахстана поддержание честной конкуренции в банковском секторе может стать проблематичным», – полагают в банке.  

Поддержка роста и когда закончатся запасы
Правительство продолжило использовать средства национального фонда для финансирования пакета мер по поддержке экономики, при этом использование нефтяных доходов превысило, валовые притоки уменьшились еще больше на фоне сохраняющихся низких цен на нефть.

В результате валютные резервы национального фонда снизились с 63,4 млрд долларов в конце 2015 года до 61,2 млрд долларов в конце 2016 года. Так как правительство поддерживало объем чистого заимствования на уровне 2,2% ВВП (в среднем), сумма долга осталась примерно на том же уровне, около 30 млрд долларов. Чистые финансовые активы правительства (валютные активы национального фонда минус общий правительственный долг) сократились с 37 млрд долларов США в 2015 году до менее 34 млрд долларов в 2016 году.

«В настоящее время уровень цен на нефть, необходимый для достижения консолидированным бюджетом сбалансированной позиции, примерно вдвое выше текущей цены на нефть (брент), равной около 55 долларов за баррель. В результате чистые фискальные резервы уменьшатся еще больше, оказывая тем самым неблагоприятное воздействие на среднесрочную фискальную устойчивость, если правительство будет дальше поддерживать ненефтяной дефицит на высоком уровне. Результаты простого моделирования показывают, что запас чистых финансовых активов может быть полностью истощен (то есть валютные активы национального фонда будут равны общему правительственному долгу) к 2020 году, если правительство будет поддерживать ненефтяной дефицит на уровне около 9% ВВП в 2018-2020 годах», – полагают в ВБ. Для восстановления фискальной устойчивости правительству необходимо срочно принять «среднесрочный план фискальной консолидации», включая меры по увеличению ненефтяных доходов и оптимизации «непродуктивных государственных расходов». При этом реализация режима инфляционного таргетирования остается одной из приоритетных задач Национального банка Казахстана. «Для функционального режима инфляционного таргетирования необходим эффективный канал передачи процентной ставки, сигнализирующий изменения в показателях денежной массы участникам рынка и тем самым влияющий на экономическую активность. Чтобы повысить эффективность денежно-кредитной политики, НБК необходимо продолжить совершенствовать свою политику для дальнейшего усиления канала передачи процентной ставки, сформировать надежную кривую доходности с Министерством финансов и улучшить информирование об изменениях в политике. Поддержание гибкости обменного курса тоже чрезвычайно важно для дедолларизации экономики и повышения эффективности механизма трансмиссии процентных ставок», – отмечается в отчете.

Село поможет
Сельскохозяйственный сектор рассматривается ВБ как потенциальный источник роста.

Всемирный банк отмечает значительные возможности для повышения производительности труда в сельском хозяйстве (которая ниже, чем в России и Беларуси) и использования незадействованных земель, которые составляют почти 15% пахотных земель и неопределенную площадь пастбищных угодий Казахстана. Географическое расположение Казахстана и объемы сельскохозяйственных ресурсов делают Казахстан привлекательным для инвестиций местных и иностранных инвесторов.

«Сельское хозяйство – очень важный сектор для диверсификации экономики Казахстана. Низкие цены на энергоносители и низкие темпы роста в других секторах делают сельскохозяйственный сектор одним из главных приоритетов, – подчеркивает Ато Браун. – Формирование благоприятной среды для сельского хозяйства является необходимым условием для раскрытия потенциала сектора в целях стимулирования роста и сокращения бедности. Необходимо акцентировать внимание на сельскохозяйственных исследованиях, инновациях и образовании. Доступ к финансам также является важным вопросом для рассмотрения».

Рост сельскохозяйственного сектора Казахстана в среднем составил 4,4% в год в 2001-2016 годах. Это высокий уровень роста, который превосходит общий рост экономики за последние годы, несмотря на то, что он был ниже среднего роста ВВП в течение большей части периода и был неравномерным, отчасти из-за погодных условий. В сельском хозяйстве работает почти одна пятая населения трудоспособного возраста, и поэтому этот сектор чрезвычайно важен для продовольственной безопасности и сокращения бедности.

Несмотря на государственную поддержку сельского хозяйства в течение последних десяти лет, баланс агропродовольственной торговли остается отрицательным. Чтобы сельское хозяйство стало реальным двигателем экономического роста, необходимо существенно повысить темпы развития переработки сельскохозяйственной продукции, которая в настоящее время составляет всего лишь половину всего сельскохозяйственного производства.

Жанболат Мамышев