Четвёртый НПЗ: время ушло?

Расширение использования автогаза и электромобилей ставит под вопрос целесообразность строительства четвёртого НПЗ.

В конце августа вице-министр энергетики РК Магзум Мирзагалиев вновь остановился на вопросе строительства четвёртого нефтеперерабатывающего завода. Ключевым аргументом «за» выступают ожидания роста спроса на бензин ввиду роста населения и экономики страны. Если с ростом спроса на автомобильное топливо вопросов не возникает, то вот каким оно будет, это топливо…

Ключевым трендом, который меняет структуру спроса на различные виды автомобильного топлива, выступает быстрый рост количества автомобилей на газовом топливе. Так, за последние 3,5 года, по данным Комитета по статистике Министерства нацэкономики, их количество выросло более чем в 11 раз, до более чем 211 тысяч (см. рис 1). Причина данной тенденции проста – литр автогаза стоит примерно в два раза меньше бензина (АИ-92). В Европе данный паритет составляет чуть менее 2,5 раза, то есть автогаз порядка в 2,5 раза дешевле бензина.

Рассматривая перспективы продолжения данной тенденции – роста автомобилей на газе, можно ожидать её продолжения. На сегодня доля автомобилей на газе превысила 5,4%, и надо полагать, что в ближайшие два-три года она вырастет до 10-12%. Это уровень, с которого пенетрация рынков начинает расти скачкообразно – до порядка 50% за три-четыре года и далее.

Стоит также отметить, что, исходя из статданных, резкий рост автомобилей на газу отмечен в 2015-16 годах, когда курс тенге сильно снижался и росла цена на бензин. Нечто подобное наблюдается и в этом году. Если за весь 2017 год прирост зарегистрированных автомобилей на газе составил лишь порядка 20 тысяч единиц, то за первое полугодие 2018 года – в два раза больше. С учётом ожиданий дальнейших колебаний тенге надо полагать, что рост числа автомобилей на газе продолжится высокими темпами.

Как следствие, через несколько лет мы можем получить ситуацию, когда у нас спрос на бензин не только не будет расти, но и будет сокращаться – значительная часть будет ездить на газе и электричестве. Надо полагать, что схожая ситуация будет наблюдаться и в ближайших странах, куда мы могли бы экспортировать свой бензин (Центральная Азия, КНР, РФ). Например, в конце 2017 года китайский 12-миллионный город Шензен (Shenzhen) стал первым городом в мире со 100% муниципальным автопарком на электробусах (16359 автобусов). При этом каждые пять недель в Китае на маршруты выходит 9,5 тыс. новых электробусов, это примерно столько же автобусов, сколько достаточно для обслуживания города размером с Лондон.

Всего, по расчётам экспертов Bloomberg, из 3 млн муниципальных автобусов в мире порядка 385 тыс. единиц, или 13%, уже электробусы. При этом каждая тысяча электробусов, по расчётам экспертов, сокращает потребность в нефтепродуктах на 500 баррелей в день. В этом году сокращение спроса на нефть из-за развития электротранспорта в мире выросло на 37% и составляет 279 тыс. баррелей в день, что эквивалентно потреблению такой страны, как Греция. Это глобальные тренды, которые набирают всё большую силу.

Соответственно, смысла в строительстве и содержании столь долгожданного четвёртого НПЗ не будет. Очевидно, что его строительство займёт несколько лет, но за это время структура потребляемого автомобильного топлива сильно изменится, и спрос на бензин не только не вырастет, но и даже будет сокращаться.

Более целесообразным представляется вариант направления тех нескольких миллиардов долларов, что стоит строительство НПЗ, на строительство нефтегазохимического комплекса. Надо полагать, что с учётом высоких темпов роста мировой экономики и развития технологий (3D-принтеров и другого) производство различных видов полимеров выступает всё более востребованным. При этом наличие своего дешёвого пластика способно увеличить казахстанское содержание и в целом придать импульс индустриализации страны, например, в производстве различных элементов для железнодорожных вагонов, мебели, автомобилей и других продуктов, значительную долю в объёме которых занимают пластиковые детали. Их производство относительно не сложно и может быть развито у нас. Современный мир быстро меняется, и не учитывать современных тенденций при принятии столь стратегически важных проектов будет очень неправильным.