«Бизнес не должен возлагать нагрузку на государство»

В партнерских проектах с государством «частникам» нужно зарабатывать дополнительный доход – Казцентр ГЧП.

22 Июня 2018 07:00 Автор: Динара Куатова
«Бизнес не должен возлагать нагрузку на государство», ГЧП, БАКАД, Инфраструктура, Детские сады, Школы, Медицина, инвестиции

Частные инвесторы, сотрудничая с государством по модели государственно-частного партнерства (ГЧП), имеют весомую господдержку, считает заместитель председателя правления АО «Казахстанский центр ГЧП» Талгат Матаев. Однако потенциал данного института, по его мнению, будет реализовываться эффективнее, если частные партнеры перестанут смотреть на ГЧП как на источник госфинансирования и начнут расширять в проектах коммерческую составляющую. О том, как осуществляется механизм в Казахстане, он рассказал в интервью abctv.kz.

– Сколько проектов ГЧП открыто и сколько из них реализовано?

– Казцентр ГЧП ведет работу по развитию механизмов ГЧП с момента принятия Закона «О государственном частном партнерстве» в 2015 году. До его выхода работал Закон РК «О концессиях», который был принят на заре независимости страны. Этот документ был рассчитан на то, чтобы привлечь зарубежные инвестиции, то есть был направлен на крупные инфраструктурные проекты республиканского значения. Закон РК «О ГЧП» более конкретный, точечный.

И сегодня у нас на уровне республики реализуется шесть проектов, три проекта из которых принимались в рамках Закона «О концессиях»: железная дорога Шар – Усть-Каменогорск, линия электропередач «Северный Казахстан – Актюбинская область», международный аэропорт-терминал в Актау. После чего были заключены еще договоры по трем проектам, в том числе самый крупный – БАКАД (Большая кольцевая автодорога вокруг г. Алматы. – Ред.).

За два с лишним года существования Закона «О ГЧП» на различных стадиях подготовки находятся свыше 1040 проектов в целом по республике. По некоторым из них идет этап осуществления проектов, по другим – разработка документации, ведутся переговоры и так далее. По 209 проектам уже заключены договоры на общую сумму свыше 120 миллиардов тенге. Основную долю в статистике занимают проекты в регионах. Если прибавить шесть республиканских договоров, то сумма составит 782 миллиарда тенге. То есть на сегодня в целом по стране 215 зарегистрированных и заключенных договоров уже имеется.

Если в отраслевом разрезе анализировать, то основную долю в этих проектах занимает сфера образования. У нас очень хорошо через ГЧП развивается дошкольное образование.

– Сколько договоров заключено по детским садам?

– На сегодня свыше 50 процентов от общего числа проектов заключается в области образования. Львиная доля приходится на детские сады. И до сих пор в некоторых областях, где еще до конца проблема с дефицитом мест не снята, проекты еще двигаются. Но в целом в республике процент близок к решению.

Нужно отметить, что такой же механизм принят в области среднего школьного образования (СОШ). Теперь и школы будут открываться по механизму ГЧП. Будет внедрен аналогичный механизм подушевого финансирования, как и в программе «Балапан». То есть государство не будет выделять особых средств на строительство школ, а будет приветствоваться строительство школ через механизм ГЧП. Если частник сам построит за свои средства учебное заведение, то государство будет ему возмещать его затраты.

– В проектах по дошкольным учреждениям предусматривается оплата родителей за каждого ребенка, школы же полностью содержатся за счет бюджета. Как будет работать механизм по СОШ?

– Да, структура ГЧП по школам будет отличаться. Есть вопросы объема возмещения. Например, если частник оставляет в своей собственности здание, то государство не возмещает ему строительство, то есть компенсации инвестиционных затрат тогда не будет. В случае если инвестор берет на себя управление и эксплуатирует, то государство ему возмещает в соответствии со сроками, указанными в договоре ГЧП, эксплуатационные затраты. В них входят: заработная плата, коммунальные услуги, проценты по кредитам в банках и так далее. Как таковых проектов по школам еще не реализовано, развитие в этой сфере мы ожидаем в скором времени.

Очень много проектов ГЧП в сфере здравоохранения. Они занимают долю свыше 20 процентов от общего объема проектов. В область медицины активно идет частный сектор. Много медицинских учреждений, клиник, поликлиник, медкабинетов, семейно-врачебных амбулаторий в сельской местности, медоборудование также будет приобретаться через ГЧП. То есть частники где-то сами строят, где-то дают уже готовое помещение или здание в аренду. Может быть наоборот – госпартнер в лице больницы или другого лечебного учреждения предоставляет кабинеты в аренду, а частник оснащает соответствующим оборудованием, покупает за свои средства и оказывает свои услуги.

Активно развивается ГЧП в сфере культуры и спорта. В регионах открываются физкультурно-оздоровительные комплексы. Один из таких крупных проектов – ледовый дворец в Актюбинской области. Этот объект строится с привлечением зарубежных инвестиций. Очень много в аренду предоставляется помещений, например бывшие производственные площади, которые частники отдают под спортивные объекты, под футбольные поля, под различные секции. То есть эти объекты перепрофилируются в спортивные залы. Во многих школах устарели спортивные залы, поэтому частники приходят и строят для них. Территории школ позволяют возводить огромные залы ангарного типа. То есть днем занимаются ученики, а вечером частный партнер предоставляет платные услуги населению. Таким образом, государство им платит, а они еще получают прибыль от платных услуг.

– Планируется ли передача школ в доверительное управление в частные руки?

– Здесь имеется в виду больше передача в доверительное управление обслуживания зданий школ. То есть мы хотим, чтобы школы занимались учебным процессом, образовательной деятельностью, обучали детей. А сейчас же у директоров школ голова болит и за свет, и за лампочки, и за отопление. Мы все это предлагаем отдать в аутсорсинг, передать частнику в эксплуатацию по ГЧП.

– Какова динамика создания ГЧП-проектов в Казахстане?

– Если за период с 2006 по 2016 год всего было заключено 23 договора, то только в 2017 году уже подписано 160 договоров. Принятие нового Закона РК «О ГЧП» позволило активизировать проекты в регионах. За счет этого у нас динамика пошла на подъем.

– Какие формы ГЧП в Казахстане преобладают?

– Мы делали подсчет. Основная доля приходится на смешанные контракты. Это и сервис, и строительство, и так далее. Доля сервисных контрактов составляет пять процентов, доверительное управление – 10 процентов, имущественный наем – пять процентов, стройка – всего два процента. Но здесь нельзя смотреть что-то одно, потому что многие проекты идут в комплексе.

– Какую долю в ГЧП-проектах занимают зарубежные инвестиции?

– Наше законодательство не запрещает, как и в других странах, участие внешних инвесторов. С нами работают инвесторы из стран Европы и Азии. В Актюбинской области проект по созданию скорой помощи осуществляется с зарубежным участием, в Южно-Казахстанской области турецкая компания реализует аналогичный проект. В Актобе и Актау – чешская компания H+H technika, которая строит ледовый дворец в Актобе, также они заключили такой же проект в Актау.

Сумма зарубежного капитала в проектах ГЧП в Казахстане составляет по примерным подсчетам свыше 16 миллиардов тенге, или 14 процентов от общей суммы инвестиций. Также есть проект республиканского значения, как вы, наверное, знаете, БАКАД, который реализуется с участием крупного консорциума «Алсим Аларко-Макийол-СК-Кореян ЭкспрессВэй», в состав которого вошли корейские и турецкие инвесторы.

– Сколько проектов ГЧП осуществляется с зарубежным участием?

– По нашим данным, всего порядка пяти проектов таких. Примечательно, что чешская компания, например, привлекает средства словацкого банка в Казахстан. То есть уже европейские банки идут на финансирование ГЧП-проектов в нашу республику. А казахстанские банки не совсем охотно кредитуют. Да, есть проекты с их участием. Но местные БВУ с опаской относятся к ГЧП, смотрят риски. Мы надеемся, что, после того как будут приняты изменения по пруденциальным нормативам, ситуация изменится.

– Для зарубежных инвесторов механизм ГЧП является гарантией?

– За рубежом институт государственно-частного партнерства давно существует. Для них он понятен. Несмотря на валютные риски, зарубежные банки идут на кредитование ГЧП в Казахстане, то есть они верят в стабильность экономики РК.

– Сколько проектов ГЧП создано по инициативе бизнеса?

– 125 проектов относятся к частной финансовой инициативе (ЧФИ). Опять же ЧФИ стала возможной с принятием Закона «О ГЧП». Ранее все договоры ГЧП осуществлялись только по инициативе государства. Государство объявляло конкурс, частники участвовали. Теперь частник может сам прийти, предложить свои услуги, здания, сооружения для осуществления социально значимых проектов.

Но надо понимать, что ГЧП не является панацеей. Этот механизм не везде должен присутствовать, потому что государственно-частное партнерство по сути своей направлено на общественно значимые потребности. Государство не может оплачивать такие коммерческие проекты, как открытие ресторанов, кафе и тому подобное. Частник должен помогать реализовывать социальные проекты.

ГЧП – интересный инструмент, который используется во многих странах для осуществления крупных проектов. У нас крупных проектов не так много, но зато малый и средний бизнес очень активно участвует.

– Какие требования предъявляются, чтобы проект был утвержден для реализации ГЧП-проекта?

– Основное требование – бюджетная эффективность. Здесь рискуют обе стороны – и государство, и частный партнер. То есть частник не только должен построить, но и управлять. Договор заключается на срок от трех до 30 лет по закону. Инвестор должен построить, и он же должен продвигать, управлять проектом. Государство поможет, компенсирует затраты, но оно не настаивает на том, чтобы выкупить тот или иной объект.

Пусть частник сам построит, оставит у себя в собственности, а государство будет использовать, будет возмещать ему затраты. Плюс частник будет сам зарабатывать, осуществляя платные услуги. То есть надо понимать, что в любом бизнесе лучший менеджер – это все-таки частный. С учетом этого Центр ГЧП настаивает, чтобы инвесторы сами вели проект.

Также есть требования технического характера. То есть это требование, чтобы частный партнер не был должником по налогам, не имел судимости, не был банкротом и так далее.

Главное требование – чтобы он был состоятельным, мог построить тот или иной объект и вести его. Все это прописывается в договоре. Проект договора согласовывается обеими сторонами. Вся документация проходит экспертизу в отраслевом министерстве, если это республиканский проект, или отраслевом управлении, если это местный проект. Экспертизу проводит независимая организация, и сам частник смотрит все риски. Партнер также может отказаться от проекта, если ему это невыгодно. То есть это не госзакупки – если ты выиграл, то ты должен осуществить госзакупку по указанным условиям. Здесь все обоюдовыгодно должно быть. Поэтому частник должен сто раз отмерить, прежде чем войти. И государство тоже со своей стороны смотрит, насколько выгоден проект для бюджета.

– Сколько времени занимает процедура оформления ГЧП-проектов?

– Процедура оформления зависит от сложности проекта. Максимальный срок может затянуться и до года, если это сложный проект. Мы сейчас этапы сокращаем. По несложным срок оформления сокращен до трех-пяти месяцев. Быстро решить данный вопрос нельзя. Опять же банки за 15 минут не кредитуют. Да, бизнес жалуется, что очень долго. Мы принимаем это, предусматриваются государственные средства, и они требуют соответствующего подхода. Я думаю, что это и для частника правильно, потому что он может подумать, посмотреть и более взвешенно подойти к решению этого процесса.

– Сколько частных инициатив получают одобрение и дальнейшую реализацию?

– Подавляющее большинство частных инициатив проходит с одобрением. Каждый проект требует индивидуального подхода. Мы ставим условие, что все должно быть прозрачно, если частный партнер приходит с инициативой. То есть частный инвестор подает заявку, например, на строительство школы, клиники, детского сада. Об этой инициативе информация поступает в СМИ.

Если другой частник увидит эту инициативу от частного бизнеса, то он также может подать заявку на такую же услугу. В таком случае при наличии нескольких инициатив госорган может объявить конкурс. Также частная финансовая инициатива подразумевает под собой подготовку документов самим частником. При госинициативе государство само разрабатывает, при частной инициативе частник сам разрабатывает документацию, тратит средства.

Часто бывает, что частник показывает свою индивидуальность. Он показывает, что в таком-то районе его предложение единственное. Государство смотрит, имеется ли потребность в предлагаемом объекте. Если проект нужен государству, конечно, договор заключается с этим частным партнером. Соответственно прописываются все условия.

– Интерес со стороны предпринимателей к ГЧП имеется. Сейчас бизнес заявляет, что готов к такому партнерству, но сегодня у него зачастую нет возможности привлекать кредитные ресурсы в банках, потому что нет залогового обеспечения. Ранее заявлялось, что гарантия ГЧП может войти в реестр залогового обеспечения банков. На каком этапе проработки данный вопрос находится сегодня?

– Гарантия выплат из бюджета по механизму ГЧП должна служить залогом. Мы над этим работаем уже не первый год. С прошлого года эта работа ведется совместно с Национальным банком, с Министерством финансов и другими госорганами. Этот вопрос поднимался на уровне правительства. Но у Национального банка свои пруденциальные нормативы, свои нормативные акты, которые сразу нельзя поменять. На сегодня этот вопрос вошел в завершающую стадию.

Есть понимание, есть определенный законопроект по принятию изменений. Он рассматривается в Парламенте. Наши сотрудники участвуют в прениях, которые проходят в Парламенте, совместно с госорганами, с Национальным банком, Минфином, Миннацэкономики. Я думаю, что законопроекты будут приняты в ближайшее время.

Гарантия ГЧП частникам нужна, потому что строительным компаниям, например, приходится отвлекать свое недвижимое имущество, которое участвует в каких-то других проектах. Мы понимаем, что это было бы правильным решением. Если договор уже заключен и органы казначейства зарегистрируют этот договор, так как государство берет на себя обязательство, оно будет ежегодно выплачивать партнеру соответствующие суммы.

Со своей стороны частник прав, когда говорит, что у него есть выплаты государства. Почему они не могут служить залогом? У банков, сами понимаете, у кредитных учреждений есть свои риски. Они все просчитывают: будет ли построен объект, не случится ли форс-мажор. Это все включено в законопроект. Мы долго убеждали и пришли к какому-то мнению. Надеемся, что законопроект пройдет, банки будут принимать гарантию ГЧП.

– То есть для этого потребуются законодательные изменения?

– Да, необходимо на законодательном уровне вносить поправки. Мы надеемся, что банки смогут принимать договоры ГЧП в залог, а по факту – выплаты компенсационных затрат.

Тогда частникам будет проще входить в государственно-частное партнерство.

– Как решается вопрос дефицита кредитных ресурсов сейчас? Имеются ли какие-то другие инструменты, которые позволяют получить кредитование бизнеса для реализации проектов ГЧП?

– Надо понимать, что Закон «О государственно-частном партнерстве» предусматривает меры поддержки бизнеса. И они довольно существенные, то есть частнику возмещаются инвестиционные и эксплуатационные затраты. Есть вознаграждение за управление, предусматривается плата за доступность, гарантия потребления. Это все вкупе, в принципе, достаточно мощный механизм поддержки частника. То есть предприниматель не пропадет, если он идет на этот шаг, на сотрудничество с государством. Но нельзя полностью возлагать нагрузку на государство. Раз ты бизнес, ты должен сам осуществлять и видеть свои дальнейшие действия. Ты тоже должен зарабатывать, а не только сидеть на шее у государства. В противном случае не будет как таковой бюджетной эффективности.

– Сколько с помощью проектов ГЧП было сэкономлено бюджетных средств?

– Сегодня заключено договоров ГЧП на сумму 120 миллиардов тенге, соответственно, можно сказать, что на эту сумму государству уже идет экономия. В основном эти средства частные партнеры вкладывают самостоятельно.

– У Центра ГЧП была инициатива студенческие общежития не строить, а уже привлекать частных инвесторов, которые имеют готовые здания по механизму ГЧП. Как этот вопрос решен? МОН пошел на встречу?

– С Министерством образования и науки мы активно сейчас работаем по продвижению этого норматива. Буквально на днях будет рассматриваться в Парламенте законопроект. Он уже рассматривается. Мы совместно разрабатывали правила, положения, законопроект делали. Там будут ссылки на Закон «О ГЧП». Это одна из пяти социальных инициатив президента РК, по которой нужно построить 75 тысяч мест в студенческих общежитиях до 2022 года.

Мы предложили использовать имеющиеся здания для решения жилищного вопроса студентов, потому что за три года 75 тысяч мест не так просто возвести. Это будет накладно для государства. Поэтому мы говорим, раз через ГЧП, а этот принцип озвучен главой государства, то мы должны сэкономить как можно больше госсредств. У государства есть имущество, у частников много объектов простаивающих, очень много имущества в залогах у банков второго уровня. Много имущества в регионах, которое бездействует. Мы предлагаем данное имущество передавать через ГЧП на решение данной социальной проблемы по студенческим общежитиям.

Во всем мире общежития строятся частниками и передаются государству. И мы говорим, что не нужно строить просто общежития, эти серые коробки. Это уже стало устоявшимся пониманием, что общежитие – это коробки, куда студент приходит переночевать. Мы предлагаем создавать дома студентов. Чтобы учащиеся возвращались в них как к себе домой. Студент должен после занятий с удовольствием возвращаться в свое общежитие, где он может не только покушать и поспать, а где он может осуществлять подготовку к занятиям, заниматься спортом, общаться со своими друзьями, обмениваться мнением. У нас же многие студенты, если есть соответствующая возможность, снимают квартиру.

Чтобы создавать такие дома студентов нужна помощь бизнес-партнеров. Бизнесу это намного виднее и понятнее. Государство – это не бизнес. Вузы должны заниматься основной деятельностью – предоставлением образовательных услуг населению, студентов должны обучать. У них не должна болеть голова о том, как живет их студент, есть ли у него вода горячая, свет в общежитии.

Но здание не должно быть полностью отдано под общежитие. Первый и второй этажи можно сделать зоной для бизнеса, открыть кафе, фитнес-залы, магазины. Студентам все это нужно. Они же живые люди, они всем этим будут пользоваться. Другими словами, от 100 до 500 студентов, которые будут проживать в доме, станут готовыми клиентами для инвестора.

– Сколько таких инвесторов готовы сотрудничать в данном направлении?

– В каждой области один-два инвестора уже точно есть. Что касается схемы проектов по общежитиям, которая предлагается, то она очень выгодна для бизнеса. Потому что государство возмещает все расходы, не требуя при этом передать объект в госсобственность. МОН говорит: пусть частник строит и объект остается у него. При этом государство еще будет ему выплачивать 83 МРП.

Плюс у нас еще есть Закон «О ГЧП», который даст кучу преференций, то есть со своей стороны местные органы могут поддержать его. Плюс инвестор будет платные услуги развивать. Многие представители бизнес-среды считают, что этого в Казахстане не может быть. Но тот, кто хорошо разбирается в бизнесе, сразу поймет, что в предлагаемой Центром ГЧП модели есть хорошая выгода – с решением социальной проблемы дефицита студенческого жилья снимается вопрос поиска клиентов для бизнеса.

– Другие социальные объекты, например школы и больницы, у нас тоже в основном строятся по типовым проектам. У них однообразная архитектура. Они строятся по утвержденным типовым проектам?

– Больницы, школы, детские сады – по ним, конечно же, есть утвержденные типовые проекты, но они тоже, так сказать, «коробочного» типа. По типовым шаблонам легче строить. Да, эти здания строятся, но экономического эффекта от них мало. И частнику неинтересно вести такие проекты. Он скажет: «Я построю, а вы у меня купите или за три года возместите все затраты». Вы правы, нужно уходить от устоявшихся нормативов, типовых проектов. Частник, наоборот, должен приходить со своим проектом, создавать его и управлять им. Это должно приветствоваться.

Динара Куатова