«Боюсь, что бизнес засосёт и перевесит большое сердце»

Как реализовывать себя в сфере социального предпринимательства и в чём перспектива такого бизнеса, abctv.kz рассказал Эмин Аскеров.

29 Августа 2018 12:09 Автор: Семен Данилов
«Боюсь, что бизнес засосёт и перевесит большое сердце», Эмин Аскеров, бизнес, предпринимательство, МСБ, Инвалиды, Социальное предпринимательство

Сам 34-летний Эмин Аскеров является профессиональным социальным работником. Он выпускник программы Посольства США в РК Open World и номинант проекта «100 новых лиц Казахстана».

Предприниматель участвовал в международном форуме «Партнёрство государства, бизнеса и НПО в решении социальных проблем», который проходил в мае этого года в городе Актобе. Теперь совсем недавно здесь Эмин Аскеров провёл бесплатный семинар на тему «Социальное предпринимательство как новый тренд», в ходе которого ответил на вопросы abctv.kz.

– Эмин, в чём заключается суть вашего социального проекта?

– Суть нашего социального проекта заключается в том, что мы решаем проблему занятости всех тех, кто относится к социально уязвимой категории населения. Мы их обучаем с последующим трудоустройством. Это инвалиды всех категорий, выпускники детских домов, бывшие осуждённые, малообеспеченные и многодетные.

– Как Вы пришли в социальное предпринимательство?

– Я по специальности социальный работник. Причём во втором поколении – моя мама была соцработником. Я вырос на её рассказах о том, что нужно помогать людям.

– Если мы говорим о социальном предпринимательстве, то всё равно подразумеваем бизнес. То есть не нужно его путать с благотворительностью?

– Конечно. Но социальное предпринимательство по своей сути играет большую роль в нашем обществе, потому что решает определённые актуальные социальные проблемы. Но чем мы отличаемся от бизнеса в чистом виде? В том, что у нас несколько другие цели. Если бизнес целенаправленно работает, для того чтобы заработать деньги, то мы во главу угла ставим не заработок, а решение социальной проблемы, но коммерческим путём. Это нам позволяет быть на плаву и не зависеть от обстоятельств. Бизнес должен быть прибыльным, но мы не стремимся к прибыли. Деньги нам нужны, чтобы аккумулировать ресурсы. По закону социального предпринимательства вы не имеете права всю маржу складывать себе в карман. Вы должны её реинвестировать в предприятие. Да, у вас будет заработная плата, но львиная доля должна пойти на реинвестирование.

– Получаете ли Вы какие-либо преференции от государства?

– Центр занятости города Астаны нас очень сильно поддержал в плане заработной платы. Из 32 наших сотрудников 12 получают зарплату по программе «Общественные рабочие места». Вот это и есть единственная преференция от государства.

– Получаете ли Вы госзаказы на льготных условиях, как меру поддержки социального предпринимательства?

– Мы работаем как обыкновенный бизнес. Социальное предпринимательство никак юридически не выделяется. Но здесь некая преференция от государства: если ты входишь в реестр как общественное объединение инвалидов, то можешь участвовать в тендерах. Но, честно говоря, попасть туда очень и очень тяжело. Поэтому мы работаем как обычный бизнес.

– В чём заключается Ваш бизнес?

– Мы работаем по шести направлениям: изготавливаем мебель (большой столярный цех), швейное производство (25 швейных бытовых машинок), полиграфия, декоративное направление, вязание и сварочные услуги по железу. У нас 32 сотрудника, из которых 27 относятся к социально уязвимым категориям.

– То есть в социальном бизнесе вполне реально зарабатывать деньги?

– Конечно. Нерентабельным бизнесом заниматься нет никакого смысла.

– Вы сразу пришли к этим шести направлениям существующего сейчас у Вас бизнеса или было некое определяющее начало?

– Начинали мы с мастерской плетёных изделий. Ушли в минус почти на 5,5 миллиона тенге. Через год я понял, что не направление бизнеса плохое, а я, как бизнесмен, сделал что-то не так. Да и вообще я не бизнесмен. Пришлось учиться. Четыре месяца обучался на курсах, «прокачался» хорошо. После этого закрыли мастерскую, открыли столярный и швейный цеха. И знаете, дело пошло! Постепенно пошло развитие.

– В социальном предпринимательстве человек всё-таки должен быть бизнесменом или предполагается нечто другое?

– Здесь существует настолько тонкая грань… Ты должен иметь большое сердце и уметь считать деньги. У меня большое сердце, но я не умел считать деньги. Пришлось научиться считать деньги, но первое преобладало. Однако мир бизнеса очень жесток. Я нашел себе партнёра. Он меня полностью дополняет там, где я слаб. Партнёр работает с клиентами. Все заказы проходят через него. Мое участие больше как PR-менеджмент, стратегия. Партнер – это финансовый директор, риск-менеджер. Меня могут где-то уговорить, сильно занизить цену, а мой партнёр, наоборот, поднимет планку. В целом мы находим некий компромисс, баланс.

– 27 человек из 32 работников Вашего предприятия – это люди из социально уязвимых слоёв населения. Как они себя чувствуют на рабочем месте? Что для них представляет сама работа?

– Они радуются. На работу идут как на праздник, потому что они услышаны. У нас особый подход к ним. Мы же ещё устраиваем к себе инвалидов с ментальными нарушениями (шизофрения, аутизм, умственная отсталость). Эти люди цепляются за работу, ведь в другом месте их просто никто не трудоустроит. Такие сотрудники на самом деле незаменимые кадры. Хотя в основном это иждивенцы, но я научился с ними работать. Не церемонюсь. Ставлю только одно условие – хорошо работать и не филонить. В противном случае будем прощаться. Мы даём шанс тем, у кого горят глаза. Даже если они ничего не умеют – научим.

– Как давно существует Ваша компания и какие её обороты?

– С 2015 года. В прошлом году оборот компании составил около 20 миллионов тенге. Не очень много, но этих денег вполне хватает, чтобы содержать мастерскую, цеха и реинвестировать в производство. Для меня самое главное не столько получить прибыль, сколько образовательный процесс. Дать своим подопечным не рыбу, а удочку. Скажу больше – я хочу их научить делать эту удочку. Мне это больше по душе. А теперь у меня созрела такая мысль: что я могу сделать один? А если обучу 50 социальных предпринимателей и каждый из них трудоустроит по 50 человек из социально уязвимой категории населения, то это будет здорово. Поэтому я и поехал по всему Казахстану. Актобе – это уже восьмой город, где провожу бесплатные обучающие семинары.

– Насколько социальное предпринимательство развито в нашей стране?

– На Западе оно развивается уже в течение 40 лет. В России – 10 лет, у нас всего третий год, но достаточно интенсивно. Мы проходим первый этап становления – понимание того, что этот бизнес из себя представляет. У нас большинство чиновников и депутатов даже представления не имеют, что это такое.

– Конкурентоспособна ли Ваша продукция?

– Очень. Качество мы ставим во главу угла. У нас уже наработана клиентская база. Мы даже начинаем отказываться от заказов – просто не успеваем.

– А расширяться не собираетесь?

– Нет. Боюсь, что бизнес засосёт и перевесит большое сердце.

Семён Данилов