«Инвесторов это сильно возмутило»

Abctv.kz выяснял, почему эксперимент в Актобе по передаче скорой медпомощи в частное управление за год оказался сопряжен со скандалами.

10 Мая 2018 09:33 Автор: Семен Данилов
«Инвесторов это сильно возмутило», Скорая помощь, Медицина, Здоровье, ГЧП, Актобе , Первая помощь

Несвоевременное оказание первой помощи, невыплата заработной платы и отсутствие отчислений в пенсионный фонд, нехватка медикаментов и спецавтотехники – такие нарекания высказывались горожанами в адрес компании турецких инвесторов ТОО «Первая помощь» в Актобе.

Стоит отметить, что организация работает только год на условиях ГЧП, и это первый в стране эксперимент по передаче станции скорой помощи в частное управление. На сайте актюбинского областного акимата 14 января 2016 года сообщалось о договоренностях местных властей с турецкой Hemogens Health Care. Последняя, в свою очередь, была готова вложить в строительство центральной станции скорой медицинской помощи и оснащение ее оборудованием и транспортом 5,5 млрд тенге.

Уже в апреле текущего года социальные сети актюбинских пользователей буквально взорвались сообщениями о скандалах, возникших вокруг службы скорой помощи, переданной в доверительное управление турецким инвесторам. Возмущение было в большей степени спровоцировано смертью 10-летней школьницы во время урока в одной из городских школ, которой якобы вызывали скорую очень много раз. Директор ТОО «Первая помощь» Бакытжан Турметов комментирует ситуацию корреспонденту abctv.kz.

 Что из себя представляет компания «Первая помощь» и какое отношение она имеет к службе скорой помощи?

– ТОО «Первая помощь» – это турецкая компания, которой был заключен договор с государством на доверительное управление станцией скорой помощи в рамках ГЧП. Это первый подобный проект в Казахстане. Общая сумма инвестиций в улучшение качества оказания скорой медицинской помощи населению Актобе составляет 5,4 миллиарда тенге. Проект рассчитан на семь лет. Вообще, в рамках государственно-частного партнерства заключены два контракта. Первый включает доверительное управление станцией скорой помощи. Второй контракт предусматривает строительство здания центральной областной станции скорой медицинской помощи плюс трех подстанций на территории Актобе. По первому контракту сумма инвестиций составляет три миллиарда тенге, по второму – 2,4 миллиарда тенге.

 Что подразумевает доверительное управление?

– По контракту доверительного управления мы должны вложить инвестиции в станцию скорой помощи, полностью обновить парк медицинской автотехники. До заключения контракта представитель руководства областного акимата ездил в Турцию, чтобы ознакомиться с подобным проектом в Стамбуле. Тогда инвестор и предложил, что при передаче в доверительное управление центральной станции скорой медицинской помощи, которую он и построит, будет обновлен парк автомашин и создан современный call-центр. Как вы знаете, закуплено 16 новых реанимобилей «Мерседес-Бенц», 16 санитарных машин на базе «Шевроле» и две диагностические машины. Всего в городе работает до 50 машин. В комплексе это позволило значительно повысить качество медицинского обслуживания и сократило время прибытия врачей на вызовы. В call-центре размещен большой монитор, на котором в режиме реального времени диспетчеры могут отследить маршрут движения машин скорой помощи на карте: местонахождение, время в пути и скорость передвижения. Все автомашины оснащены системой GPS-навигации. Врачебно-фельдшерские бригады полностью обеспечены лекарственными препаратами и изделиями медицинского назначения. Перебоев в поставке лекарственных средств не было. После публикаций в Instagram мы все перепроверили. Ежесуточно на линии работают 36 бригад.

 А что вам дает взамен государство?

– Государство в течение семи лет равными долями возмещает нам вложенные инвестиции и затраты, включая банковские проценты плюс вознаграждение за управление. Это коммерческая тайна, поэтому сумму озвучивать не буду.

 Бригады скорой помощи и персонал подчиняются управляющей компании или же все-таки областному Управлению здравоохранения?

– Как и раньше, скорая помощь подчиняется облздраву. В законодательном плане никаких изменений нет. Зарплата платится также. Но в то же время, как управляющая компания, мы должны внедрять качество менеджмента и систему международных стандартов. Раньше очень часто звучали нарекания, что карета скорой помощи прибывает на место через 25-30 минут. С прошлого года опозданий практически нет. Среднее время прибытия скорой на вызов – 10,9 минуты.

 В середине апреля произошел трагический инцидент, когда в актюбинской школе № 38 скончалась ученица пятого класса, по предварительной версии от остановки сердца. В школе утверждают, что неотложку вызывали 18 раз, но она приехала с большим опозданием. Как Вы прокомментируете эту ситуацию?

– Скорую вызвали сами учителя этой школы. Но сделали это слишком поздно. Пока звонили родственникам, выясняли, болела чем-то девочка или нет, драгоценное время было упущено. А неотложка доехала за 14 минут, что полностью соответствует нормативам Минздрава для данной категории вызова. В течение времени следования машины на вызов поступило еще пять звонков. Но звонки поступали даже после приезда неотложки. Скорее всего, люди звонили, находясь в состоянии шока. Такое бывает.

 В одной из местных газет приводятся слова, якобы сказанные сотрудниками скорой помощи: «Новые реанимобили «Мерседес» должны ездить в Оренбург для гарантийной замены масла. Но денег нет, они стоят – машин не хватает». Это действительно так?

– У нас достаточный парк машин. Обслуживание автомобилей «Мерседес» проводится исходя из пробега. Был такой короткий промежуток времени, когда мы договаривались с ближайшим дистрибьютерским центром «Мерседес» в Оренбурге об оплате, и два-три реанимобиля из 16 уже стояли в гараже без выездов, чтобы не превысить определенный километраж по гарантии. Подобные центры в Казахстане есть только в Астане и Алматы. Но до Оренбурга 270 километров, а до Астаны – 1500 километров, до Алматы – 2200 километров. Так что в Оренбург, наоборот, нам дешевле и быстрее было съездить. В апреле количество вызовов, по статистике, меньше, чем в марте или в мае – праздников никаких нет. Поэтому невыезд двух-трех реанимобилей в течение трех-четырех дней не критичен. Здесь вопрос в другом. Некоторые водители стали возмущаться, что на это время они остались без выездов, то есть без работы. А значит, якобы без оплаты за эти дни. В мае они получат зарплату за апрель в полном объеме – проблем нет, вопрос решаем.

 Раз мы уже коснулись вопроса зарплаты, то еще один казус произошел в апреле – ее задержали. А именно зарплату за март. Почему это произошло? В пресс-службе актюбинского филиала Фонда социального медицинского страхования abctv.kz пояснили, что еще в январе центральной областной станции скорой медицинской помощи перечислили транш в размере 271 миллиона тенге. Как объяснили в ведомстве, учитывая, что фонд заработной платы станции скорой помощи составляет 60 миллионов тенге в месяц, этих денег должно было хватить до апреля включительно. К тому же только за январь дополнительно ФСМС перечислил неотложке еще 21 миллион тенге. В чем проблема?

– Действительно, 271 миллион тенге был выплачен авансом по договору в январе. Но этих денег не хватило. Говорят о ежемесячном фонде заработной платы (ФЗП) 60 миллионов тенге. Но это цифры за самый короткий месяц в году – февраль. В январе ФЗП составлял около 70 миллионов тенге и в марте – 73 миллиона тенге. Но у нас много других затрат: ГСМ, содержание автомобилей и так далее. Есть еще и другая причина. С ФСМС мы подписали договор на 905 миллионов тенге на 2018 год. Однако в конце марта – начале апреля нам заявляют, что в связи с внесенными изменениями, согласно приказу Минздрава № 54, эта сумма снижается до 580 миллионов тенге. Вводится принцип подушевого финансирования. То есть не по объему выполненной работы, а по численности населения. Инвесторов это сильно возмутило: почему договор подписан на одну сумму, а их ставят перед фактом, уменьшая ее более чем в полтора раза? Акимат Актюбинской области написал письмо в Минздрав, чтобы условия контракта остались на уровне подписанного. Сейчас этот вопрос решается на уровне министерства. Наши инвесторы работают по договору, обслуживая только территорию Актобе и городских сельских округов. А большую часть из 905 миллионов у нас забрали в районы области.

 Решился ли вопрос с заработной платой за март?

– Да, 20 апреля всем работникам она была выплачена в полном объеме. Максимальная задержка составила 10 дней. Да, еще ходит такой слух, что водители покупают запчасти на свою зарплату – такого нет и быть не может. Я вам могу все счета-фактуры показать. Люди из-за каких-то обид пяти-десятилетней давности начинают говорить разное.

 Часто всплывает цифра, что вам платят 12 тысяч тенге за каждый вызов.

– Нет такого. Еще перед началом проекта мы делали финансовое моделирование. И эта раздутая цифра откуда-то ошибочно всплыла от финансовой организации и попала в СМИ. Нет тарифа за вызов. Есть годовой бюджет – 905 миллионов тенге. И нужно в него вместиться. В I квартале прошлого года было 49 тысяч вызовов, за аналогичный период 2018-го – 57 тысяч вызовов.

 Есть информация, что с февраля не перечисляются пенсионные взносы.

– С выходом приказа № 54 мы в первую очередь стали оплачивать приоритетные расходы. Взносы в ЕНПФ за февраль и март пока у нас зависли. Как только в мае в Минздраве положительно решится вопрос о финансировании, к нам придет внушительная сумма, и все проблемы будут решены.

Семен Данилов