«В следующем году планируется поставить в Казахстане 3000 агрометеостанций»

Пилотный проект американской компании DTN может сделать погоду для казахстанских фермеров более понятной в прогнозировании.

29 Октября 2018 07:00 Автор: Данияр Сериков
«В следующем году планируется поставить в Казахстане 3000 агрометеостанций» , погода, Прогноз погоды, метеостанции, агрометеостанции, сельское хозяйство, АПК, DTN, Цифровизация, Интернет

В ходе недавнего Казахстанско-американского бизнес-форума в Астане было подписано несколько двухсторонних документов. Одно из соглашений по сотрудничеству в сфере реализации проекта по погодным сервисам в сельском хозяйстве было заключено между АО «Информационно-учётный центр» и компанией DTN. Корреспондент abctv.kz обсудил в кулуарах форума перспективы реализации инициативы с главой центра Жанасылом Оспановым и заместителем председателя Союза фермеров Казахстана Сериком Ибраевым.

– Г-н Оспанов, в чём заключается проект?

– Мы в Казахстане представляем собой платформу, на которой имеется более 130 тысяч пользователей-фермеров. Каждый из фермеров у нас имеет личный кабинет в системе, и через этот личный кабинет мы сейчас даём информацию по NDVI (Normalized Difference Vegetation Index – вегетационный индекс), космоснимкам часть информации.

С компанией DTN мы как раз-таки в этом году реализуем пилотный проект, в «Цифровом Казахстане» он пункт 15 – установка 10-15 метеостанций гиперлокальных – именно прогноз погоды для фермера, для его полей.

– Они маленькие, типа RTK (небольшие станции для получения координат на местности с помощью спутника в точном земледелии. – Ред.)?

(Ж. О.) – Это маленькие метеостанции, радиус действия пять километров. Если этот пилот будет признан успешным, то планируется в следующем году до трёх тысяч метеостанций поставить в Казахстан. Здесь разные модели могут быть использованы, в том числе, например, субсидирование стоимости метеостанции фермерам, чтобы они сами несли ответственность за сохранность этих метеостанций, потому что государство не будет за фермера платить. Компания DTN тоже, наверное, вряд ли будет сюда устанавливать, инвестировать в метеостанции, но компания DTN обладает глобальной компетенцией по метеопрогнозу. Сеть из трёх тысяч метеостанций позволит давать фермеру не просто прогнозные данные, но и рекомендации по времени уборки, сева, внесения удобрений, пестицидов: будет ли дождь, ветер, стоит ли вообще вносить. Сама система будет на индикаторах «зелёный-красный», условно говоря, система светофора, рекомендовать, проводить те или иные какие-то агротехнологические операции.

– С точки зрения инвестиций это казахстанское государство будет вкладывать или DTN?

(Ж. О.) – DTN приходит со своими технологиями, со своей глобальной компетенцией по прогнозированию погоды и по выдаче рекомендаций, когда это надо делать. Потому что сейчас DTN 70 процентов рынка США по метеопрогнозу США рынка для фермеров обеспечивает – это полностью Средний Запад.

– В целом какая-то интеграция будет с «Казгидрометом»?

(Ж. О.) – У нас меморандум был подписан в прошлом году между компанией DTN, нашей компанией «Информационно-учётный центр» и «Казгидрометом». Та data (данные. – Ред.), которая формируется этими тремя тысячами метеостанций, будет также передаваться в «Казгидромет». У них есть свои алгоритмы вычисления прогноза погоды. Они могут использовать эту первичную информацию с полей для прогнозирования погоды.

– Этот пилотный проект сколько будет весить и в итоге кто будет за это платить? Государство субсидии в первую очередь выделит?

(Ж. О.) – Нет. В этом году «Информационно-учётный центр» был определён исполнителем этого пилотного проекта, мы в бюджете заложили деньги порядка 20 миллионов, у нас был конкурс по госзакупкам. Победителям порядка 18 миллионов тенге как раз-таки сейчас вместо 10 метеостанций компания DTN поставила 15 метеостанций, и прогноз погоды будет делаться до конца следующего года.

(С. И.) – Платить за это, конечно же, будет фермер – это, по сути, техника, оборудование, которые необходимы ему так же, как трактор, комбайн. Он будет платить, но есть понимание со стороны Минсельхоза, что какую-то поддержку для того, чтобы эти технологии использовать, нужно оказать. В частности, сейчас рассматривается вопрос о применении инвестиционного субсидирования для такого вида оборудования. Если брать метеостанцию, то оно стоит около двух тысяч долларов, я думаю, что около 25 процентов стоимости готовы субсидировать, в Минсельхозе сейчас это обсуждается. При этом нет привязки к конкретному бренду, в принципе, завтра может любой производитель – их много, и российский, и китайские производители метеостанций могут производить.

Если фермер проголосует рублём за какие-то метеостанции, он будет приобретать. Самое главное, почему интересен проект для нас – он интересен с точки зрения развития платформы. Та цифра, которую генерируют метеостанции, будет уже собираться на платформе и будет предоставляться фермеру уже в виде прогнозов. Что касается «Казгидромета», он имеет государственную сеть метеостанций, создавать большую сеть – это дорого для правительства. А здесь можно за счёт фермерской станции, три-пять тысяч метеостанций фермерских – они могут, в принципе, создать большую цифру, для того чтобы прогноз погоды получал не только фермер, но и любой пользователь, предприятие, гражданин, который пользуется метеопрогнозом.

(Ж. О.) – Точность прогноза увеличится однозначно за счёт этих маленьких гиперлокальных станций, которых много, государство фактически не тратит из бюджета как таковых целевых денег на покупку метеостанций, но за счёт их массовости..

(С. И.) – Чем больше наблюдения, тем точнее прогноз. Например, ураган этого года в Астане показал, что наши метеослужбы не могут вовремя предупредить, а наличие сетей метеостанций, большой сети наблюдения позволило бы такие события прогнозировать за три-четыре дня. Мы слышим постоянно, что в тех же Штатах постоянно природные катаклизмы – они предупреждены заранее, готовятся за три дня, неделю, эвакуируют население. Мы в этом году поняли, что у нас такой системы оповещения нет. Она нужна, и сеть метеостанций – это один из элементов такой системы оповещения.

– Сейчас же говорят, что опять оборудование «Казгидромет» очень много будет покупать, в республиканском бюджете несколько десятков миллиардов тенге обещали выделить.

(Ж. О.) – Цена маленькой американской гиперлокальной метеостанции – две тысячи долларов. Три тысячи станций достаточно, чтобы покрыть всю территорию Казахстана – именно пашни, там, где возделываются поля. Три тысячи, умноженные на две тысячи долларов – это шесть миллионов долларов, из этих шести миллионов долларов только 25 процентов из бюджета (субсидирование инвестзатрат. – Ред.) – это порядка двух миллионов долларов, это 700-800 миллионов тенге по текущему курсу, размах видите? 700 миллионов тенге и несколько десятков миллиардов.

– По доступности к Интернету. У нас в отдалённых сёлах Интернет будет проведен только к 2020 году, тендер провели – «Казахтелеком» и «Транстелеком» будут заниматься. Эти маленькие метеостанции будут работать, где есть Интернет?

(Ж. О.) – Мы сейчас как раз-таки 15 метеостанций поставили в полях Карагандинской, Акмолинской, Актюбинской областей. В Актюбинской области есть, например, крупный производитель мяса «Актеп». Так вот, у него Алга и Копа – два населённых пункта, между ними мы поставили метеостанции от Алги до Копы порядка 60 километров. Там нет Сети, но фоново 2G в эти полях существует. Достаточно очень маленького сигнала, для того чтобы эта цифра, небольшая и очень лёгкая, она улетает к нам на сервер. Как раз-таки благодаря сотрудничеству с DTN сейчас вся цифра – там стоят билайновские, алтеловские наши симки, любой фермер их может приобрести – она в фоновом режиме может передавать, и при этом сами метеостанции зашиты на нашу платформу, наши IP-адреса. Цифра прилетает к нам, она аккумулируется, DTN у нас забирает к себе в Миннесоту, где у них мощности, искусственный интеллект и нюансы, которые позволяют формировать точные прогнозные данные, и по IP нам передаёт прогноз погоды, ту же самую цифру мы можем передавать в «Казгидромет».

– Вы не будете конкурировать с «Казгидрометом»? Там ревностно не относятся к этому проекту, палки в колёса не будут ставить?

(С. И.) – Если взять те же США – есть государственная метеорологическая служба, есть частные метеорологические службы. Замечу, первоначально, когда мы начали этим проектом заниматься, его чувствовать, изучать законодательство, мы выявили, что в Экологическом кодексе есть норма, которая устанавливает государственную монополию на агрометеорологические наблюдения. Когда начали это обсуждать, со стороны Минэнерго была заявлена позиция, что, в принципе, нет смысла делать там монополию, и эту норму не надо понимать так, что это монополия, пожалуйста, мы приветствуем частные метеорологические сервисы, в том числе в сельском хозяйстве. Собственно, сейчас, по-моему, там законопроект двигается, в этот Экологический кодекс вносятся, эту норму, как спорную, просто убирают, потому что в большинстве стран с развитым сельским хозяйством агрометеорологические сервисы – они частные, государство этим не занимается, не должно этим заниматься.

– Это будет частное или государственно-частное партнёрство?

(С. И.) – Здесь это будет частное. Здесь не будет метеорологической службы – это будет просто фермер со своей метеостанцией.

– Метеостанции не будут принадлежать Информационно-учётному центру?

(С. И.) – Не учётному центру.

– Вы не будете операторами этого проекта, плату не будете получать за это?

(С. И.) – Нет.

(Ж. О.) – Плату будет фермер платить за рекомендации по точному земледелию, когда сеется.

DTN или?

(Ж. О.) – DTN.

– Объём рынка какой примерно будет?

(С.И.) – На сегодня его нет, но, собственно, 23 миллиона гектаров пашни, 68 тысяч пашневладельцев – это и есть тот рынок потребителей, который теоретически может этим пользоваться. Если говорить по стоимости, то этот вопрос большой, потому что в Штатах стоимость достигает 40 долларов в месяц, потому что метеопрогнозы используют фермеры не круглый год. Но при их производительности, наверное, можно себе позволить, у нас производительность раз в 10 ниже, поэтому справедливо будет говорить об одном-двух, максимум четырёх долларах в месяц для нашего фермера на две-три метеостанции.

– Абонентская плата будет зависеть от количества пользователей? У нас восемь тысяч активных фермеров, насколько я знаю.

(Ж. О.) – Метеостанция, если в Южном Казахстане её поставить, там, где по два гектара, она может обеспечить до 100 фермеров. Если в Северном Казахстане одна метеостанция, там, где 10 тысяч гектаров, то её может не хватить даже. Радиус действия одной гиперлокальной метеостанции порядка 8-10 тысяч гектаров. На юге, там, где по два гектара, все кооперируются и покупают одну метеостанцию, и все эти 100-150 фермеров используют дату с одной метеостанции. Соответственно, на севере, там, где большие наделы земельные, необходимы будут, может быть, не одна и даже не две, может быть, десятки метеостанций понадобятся крупным землевладельцам.

– В агростраховке это как-то будет учитываться?

(Ж. О.) – Обязательно.

(С. И.) – Метеостанция позволяет страховые продукты уже сделать гиперлокальными. Сейчас, например, страхование построено на индексах, которые генерируются через спутниковую информацию, и поэтому страхуется индекс по району. Если мы ставим метеостанции, то индекс может страховаться не по району, а уже по конкретному полю.

(Ж. О.) – Плюс ещё по уровню вегетации, например.

(С. И.) – По этапам, фазам развития растений. Спутники не могут такую точность позволить дать, они в общем от и до, коридор делают, а метеостанция за счёт того, что стоит в поле, она может уже позволить страховать нам фазы, например, фазы кущения или уже момент уборки, когда нам критично, чтобы влаги, наоборот, не было. В первых фазах нам критично, чтобы не было засухи, а в фазах уборки нам критично, чтобы, наоборот, не было этой влаги. Эти моменты можно страховать за счёт именно сети метеостанций, для страховщиков это просто идеальная инфраструктура.

(Ж. О.) – К нам сейчас Swiss Re, крупнейшая перестраховочная компания, в топ-три входит, она порядка 50 миллиардов долларов страховых премий собирает в год, так вот она в этом году на нашей платформе разместила свой страховой продукт по индексному страхованию от засухи.

– Это же швейцарская модель, индексное страхование.

(Ж. О.) – Швейцарский продукт, но казахстанские компании-страховщики на фронте.

– Они уже заходят или просто разместили?

(Ж. О.) – Зашли, мы уже пилотный проект реализовали.

(С. И.) – Со следующего года планируются изменения в закон о господдержке АПК и предусматривается субсидирование страховой премии, расчётно это будет около 50 процентов страховой премии субсидироваться из бюджета. Субсидироваться будут определённые продукты, и базовыми продуктом, мы видим, что это будет индекс влаги, к примеру, в почве, который был в этом году пилотно реализован.

– Но это будет добровольно?

(С. И.) – Это будет добровольно. Закон об обязательном страховании будет поставлен на утрату.

– По паводкам у нас проблемы. Эти станции помогут как-то паводки предвещать, может, какая-то интеграция с ЧС будет или «Казводхозом»?

(Ж. О.) – Однозначно будет. Просто мы сейчас сконцентрированы на отрасли сельского хозяйства. Но эта сеть метеостанций из трёх тысяч – она может быть масштабирована и на другие сектора экономики. Это и ЧС, и пожарники, и энергетики. DTN, например, в Нью-Йорке службы, которые посыпают гололёдом различные химикаты, они используют прогнозы DTN, и есть экономические расчёты – миллионы долларов позволяют экономить, поскольку прогноз погоды используется именно для экономики. У DTN есть такие сервисы, но мы сейчас не хотим объять необъятное, step by step.

Данияр Сериков