Аффтар жжёт

Вещательный и провайдерский бизнес столкнулся с разрегулированной практикой по защите авторских прав.

22 Июня 2018 12:10 Автор: Татьяна Батищева
Аффтар жжёт, Kcell, Кселл, Суд , DL Construction, КОУПИС, Terraline,Авторские права
Фото: PROFIT.kz

Судебное противостояние Kcell и компании DL Construction, учредителем которой является Данияр Балиев, транслирует серьезные риски для телекоммуникационного и вещательного рынка, связанных с использованием авторских прав в Казахстане и взаимодействием между заинтересованными сторонами.

Цифровые сервисы и каналы передачи данных ежедневно доставляют потребителям громадный поток контента, у которого есть официальные владельцы и за который следует платить. DL Construction в лице Казахстанского общества по управлению правами интеллектуальной собственности (КОУПИС) – организации, представляющей в судах интересы DL Construction, – подала к сотовому оператору иск, в котором обвинила Kcell и его партнера – компанию Terraline в незаконном использовании музыкального и видеоконтента.

«В 2016 году Kcell запустил три продукта, которые предлагают музыку, фильмы и дают доступ к книгам. Потребителю удобно платить за контент, используя мобильный баланс, и на сегодня у сервисов порядка 600 тысяч пользователей и были планы по развитию продукта, – рассказывает директор департамента развития бизнеса Kcell Вадим Лю. – Но, если ситуация будет развиваться негативно, сервис придется закрыть, и тогда пострадают все игроки в цепочке этого бизнеса».

В Kcell обвинения не принимают, отмечая абсурдность ситуации, когда компания, предоставив товарный знак и став доверенным лицом Terraline в части сбора денег с клиентов в его пользу, вдруг стала пользователем контента: обязанности по очистке прав лежат на Terraline.

Бесспорно, юристы согласны с тем, что закон называет ретрансляцию использованием контента. Однако, как указывает управляющий партнер юридической компании «Болотов и партнеры» Юрий Болотов, термин ретрансляции нуждается в правильном объяснении: кто именно извлекает прибыль от объекта авторских прав? Kcell, как и любой интернет-оператор, получает деньги за то, что обеспечивает бесперебойную работу канала связи. Международные нормы, в том числе между Казахстаном и Европейским союзом, говорят, что, если предоставление канала связи – это чисто технические меры и оператор лишь обеспечивает правильную доставку, не меняя содержание контента, не имея возможности контролировать и выбирать, что транслировать, с него неправильно требовать деньги как компенсацию за нарушение прав.

Юрий Болотов говорит, что отслеживать использование контента должны заинтересованные лица – те, кто обладает правами, поскольку это область частного права. В Казахстане существует особенность, когда некоторые авторские права имеют территориальную принадлежность. Правообладатель может владеть правом на местный контент в Европе, но не иметь прав на него в Казахстане, поскольку у прав будет другой владелец. Ситуация с правами на контент должна постоянно исследоваться, а цепочка принадлежности и передачи прав быть ясной и понятной.

Как отмечают эксперты, в Казахстане работают девять организаций типа КОУПИС, и часто случается так, что пользователи контента платят сбор сразу нескольким организациям, но при этом все равно получают какие-то иски.

Независимый юрист и адвокат Джохар Утебеков поясняет, что чаще всех в Казахстане иски о нарушении авторских прав подавали «Майкрософт», «Меломан» и «Адобе». И всегда суды выносили щадящие решения, по минимуму, в 20 минимальных зарплат, и суммы выплат не превышали 5 тыс. долларов.

Затем на рынке появились новые игроки по взысканию компенсаций – организации по управлению имущественными правами на коллективной основе. Однако практика оставалась стабильной, пока на рынке взыскания не появилось КОУПИС, «которому стало невероятно везти». А иски стали исчисляться миллионами долларов.

При этом, заметил эксперт, общество осуществляет управление правами на коллективной основе. Подобные организации распространены, когда управлять авторскими правами очень тяжело в условиях размытой ситуации. Простой пример – кафе или ресторан, где проигрывается какая-то музыка, и сложно разделить, музыка каких композиторов и исполнителей заслушана. В этом случае организация заключает договор с общепитом, получает вознаграждение и распределяет его среди авторов. В истории с Kcell ничего коллективного не присутствует. Есть один правообладатель, один истец – DL Construction, которого и представляет общество.

Если уж углубляться в тему КОУПИС, то юристы утверждают, что компания, c которой Terraline заключила соглашения об использовании авторских и смежных прав, аккредитована по виду деятельности сбора вознаграждения за публичное сообщение исполнения фонограмм. Тогда как истец предъявляет требования к Kcell по виду деятельности сбора за доведение до всеобщего сведения, то есть размещения информации в Интернете.

Однако юристы вовсе не уверены в том, что если бы Kcell или Terraline заключили договор с КОУПИС, то исков не поступило бы. Ситуация такова, что компании, занимающиеся авторскими правами, работают по трем направлениям. Во-первых, делают сбор за публичное сообщение в эфире, во-вторых, сбор за публичное сообщение по кабелю, и в-третьих, просто берут вознаграждение за публичное сообщение (случай с общепитом). Отдельного направления по сбору вознаграждения за публичное сообщение в сети Интернет либо по сотовой связи не существует.

Даже если музыкальный канал имеет договор по эфиру, а Terraline – по кабелю, цепочка остается незащищенной в лице сотовых операторов. В этой сфере полный хаос, и если будут существовать аналогичные иски и прецеденты, то любая сотовая компания не будет защищена на существующем законодательном уровне, констатируют эксперты.

Вопрос пытаются решать, и сделана попытка создать рабочую группу при Министерстве юстиции, чтобы серьезно изменить законодательство в области авторского права.

Подытоживая тему, Вадим Лю говорит, что бизнес вряд ли возьмет на себя текущие риски и будет настороженно относиться к сфере вещания и ретрансляции, а также к тому, чтобы участвовать в правоотношениях относительно передаваемого контента, поскольку они никак не урегулированы.

Татьяна Батищева