Апробации технологии по демеркуризации ртути не нашлось копейки

Из Токио в Павлодар почтой отправлено 110 килограммов порошка для лабораторных исследований по очищению почв, но нет 14,5 тыс. долларов на полевые работы.

31 Июля 2018 07:00 Автор: Марина Попова
Апробации технологии по демеркуризации ртути не нашлось копейки, ртуть, очищение почвы, экология, полевые работы, Павлодар

Сразу после получения посылки ученые павлодарского Центра компетенции по экологическим технологиям и Павлодарского пединститута могут приступить к лабораторным и полевым работам. Но для этого необходимо финансирование в объеме 5 млн тенге, которых пока нет.

По словам руководителя центра Ахана Омирбекова, ртутное загрязнение в Павлодаре самое крупное на Земле. К тому же оно вместе с озером-накопителем Былкылдак находится на территории строящейся СЭЗ «Павлодар». И если сегодня там еще имеется свободная площадка для возведения новых производств, то завтра все может измениться. Несмотря на проведенные там определенные работы по захоронению ртутных отходов, мониторинг прошлого и нынешнего годов свидетельствует о выделении вредных паров из источников загрязнения.

«Насосная № 6, цех № 31, а также спецпруды на берегу озера Былкылдак в двухтысячных годах были основательно укреплены и закрыты сверху глиной и асфальтом. Но за это время произошло естественное разрушение, и ртуть в жаркий период дает повышенную концентрацию паров в воздухе через трещины. По оценкам специалистов, общий объем ртути на этой территории может составлять 1350 тонн», – сообщил abctv.kz Ахан Омирбеков.

Чтобы снизить данную опасность, центром была разработана концепция по реабилитации ртутной зоны, ученые сконцентрировали внимание на загрязненной почве. В результате поисков методик выбор пал на японскую компанию Taiheiyo Cement, которая разработала технологию производства самых прочных в мире изделий из бетона. После длительных переговоров и содействия японского посольства в Казахстане центр добился натурного гранта.

«Необходимо выяснить, как данный порошок повлияет на ртуть, имеющуюся в северной промзоне Павлодара. Порошок должен связать ртуть, переведя ее в неактивную форму. У японцев большой опыт по связыванию тяжелых металлов. Эта технология впервые вывозится за пределы страны, поэтому они придают такое большое значение, чтобы мы не подпортили имидж порошка, поэтому так долго шли переговоры. Если испытания дадут положительный результат, тогда будет стоять вопрос о расширенном сотрудничестве с данной компанией, чтобы демеркуризировать всю почву. На территории СЭЗ «Павлодар» имеется шесть очагов, которые активно выделяют пары ртути», – уточнил Ахан Омирбеков.

К слову, это не первая попытка японской стороны поучаствовать в процессе демеркуризации. Как известно, на протяжении 15 лет с момента запуска цеха ртутного электролиза в АО «Химпром» в грунте скопились тонны ртути. По заказу местных властей в 1990-х годах киевское СП «Еврохим» составило рабочий проект демеркуризации стоимостью 11 млн долларов

Тогда на обращения в правительство о поэтапном включении данной суммы в республиканский бюджет ответ был один: таких средств в республике нет. Поэтому при проведении тендера на реализацию проекта производства пятисернистого фосфора на базе АО «Химпром» одним из главных условий значилась демеркуризация. И японская компания «Кобастил» в 1993 году его выиграла.

Правда, перед тем как дать окончательный ответ, вторая сторона изучила все имеющиеся материалы, побывала на заводе, ездила в Киев. В результате японская компания была готова защитить свой проект перед Эксимбанком Японии для выделения кредита в 93 млн долларов сроком на 12 лет. Из них 13 млн долларов планировалось использовать на демеркуризацию.

В 1999 году фирма гарантировала сдать новое производство под ключ. Правда, без «но» в нашей экономике не бывает. Возникло оно и тогда. Дело в том, что, согласно разработанной задолго до тендера программе приватизации, подошел черед завода. Однако в планы японской стороны приобретение какой-либо собственности на территории Казахстана не входило. Если бы тогда Госкомимущество отказалось от собственных планов в отношении «Химпрома», то павлодарцы давно бы забыли о наличии ртути в земле и водоеме. Но этого не случилось.

Приватизация и сегментация насторожили японцев. Во-первых, идет непрестанная борьба за внедрение той или иной технологии производства на предприятиях различных стран. Во-вторых, для японской стороны важен был не только запуск нового производства, но и то, чтобы это производство работало. В противном случае это скажется на имидже фирмы. Так что теперь павлодарцам надо найти 5 млн тенге, чтобы имидж партнеров не уронить.

Марина Попова