Асылбек Кожахметов: «Не надо молиться на зарубежное образование»

Можно ли получить качественное бизнес-образование в Казахстане, abctv.kz рассказал президент предпринимательского университета AlmaU Асылбек Кожахметов.

26 Мая 2016 11:38 Автор: Алина Альбекова
Асылбек Кожахметов: «Не надо молиться на зарубежное образование», Асылбек Кожахметов,AlmaU,MBA

Бизнес «по-крупному» требует знаний

- Асылбек Базарбаевич, в последнее время у нас много говорят о развитии малого и среднего бизнеса, о создании благоприятных условий для предпринимателей. Какую роль, по-вашему, здесь играет бизнес-образование?

- Cнижение административных барьеров и создание благоприятной экономической среды, конечно, зависит от государства. Но успешным предприятие может сделать только сам руководитель, обладающий бизнес-навыками и знаниями. Сегодня мало создавать продукт, он должен быть качественным, интересным покупателю, его нужно подавать в удобной упаковке, обеспечить удобную форму доставки. Поверьте, для этого недостаточно прочитать стандартный курс, скопировать западные продукты и методы продвижения. Здесь нужны знания местного рынка, отрасли, необходимо уметь находить нужных специалистов, привлекать финансирование под свои проекты. Неважно, кем был руководитель до открытия своего дела, гуманитарием, философом, или экономистом, у бизнеса есть свои правила и законы, которым нужно учиться.

Не спорю, в Казахстане много одарённых людей с предпринимательской жилкой, которые способны вывести предприятие на средний уровень. Но выйти в крупный бизнес, и удерживать высокие позиции без профессионального управленческого образования, невозможно. Кстати, управленцев сегодня готовят по программе МВА.

- Насколько дорого сегодня обучаться по этой программе?

- За рубежом очень дорого. Стоимость курсов МВА там варьируется от 15-20 до 200 тысяч долларов. На мой взгляд, некоторые школы сильно переоценены. Но многих казахстанцев, особенно политическую и бизнес-элиту, как оказалось, это вовсе не смущает. Количество людей, которые сдают GMAT, стандартный экзамен для поступления на зарубежные программы МВА, ежегодно растёт. И в первую очередь за счёт Азии. Кстати, элитные программы предполагают дополнительные расходы. Если это хорошая школа, то один модуль вы проучитесь в Америке, второй будет проведён в Китае, а третий в Европе. При этом дорога и проживание в стоимость обучения не входят.

Но не надо молиться на зарубежное образование. В Казахстане можно получить те же знания, и намного дешевле. При этом наши слушатели тоже выезжают в зарубежные школы, с которыми у нас есть договорённости. Например, в Японию, Корею, Францию, Латвию и Нидерланды.

- Какими минимальными знаниями и навыками должны обладать бизнесмены, управленцы? И готовы ли успешные казахстанцы сесть за парту?

- В Казахстане люди постоянно учатся. Сегодня они получают одну профессию, если ничего не получается, учат право, потом идут на экономику, финансы. Но, к сожалению, сегодня мало кто понимает, что управленческое образование учит управлять не только бизнесом, но ещё и собственными знаниями, карьерой.

Хороший управленец должен обладать технологическими знаниями. Если он занимается торговлей, он должен быть силён в логистике, если частным извозом, в автомобилях. У него должны быть коммуникативные знания. Умение общаться с людьми, работать по горизонтали, мотивировать коллектив важно. А также обладать концептуальными знаниям. У него должна быть своя философия, видение того, что он хочет получить в результате, стратегия развития.

Кроме этого, есть универсальные знания, роль которых сегодня сильно растёт. Это знание языков. Если ты топ-менеджер и не знаешь английского – вы уже не топ-менеджер. Также, если вы работаете преимущественно в казахскоязычном регионе и не знаете казахского языка, вам будет сложно. Нужно хорошо разбираться в информационных технологиях. К сожалению, я часто вижу, как руководители высокого уровня в сфере образования не умеют пользоваться тем же iPhone, за них всё делают помощники. Управленец должен понимать, как работают электронные рынки, быть финансово-грамотным. Нельзя свысока относиться к финансам, не понимать термины, которые в нашей стране в последнее время звучат всё чаще. Можно не дотягивать до уровня финансистов, но не уметь управлять собственными финансами, непростительно.

Бизнес-образование - не одноразовая акция, а постоянный процесс совершенствования. Нужно постоянно быть в курсе событий. Необходимо время от времени посещать тренинги, и желательно с выездом. Вы знаете, что такое «Helicopter View»? Это «Вид с вертолёта». Тренинг в другом городе, или даже стране, позволяет посмотреть на своё предприятие, на свою работу по-другому, получить другую картинку, ведь рутина «туманит» взгляд.

- Вы хотите сказать, что управленческое образование является панацеей успеха в бизнесе?

- Само по себе нет. Но вкупе с другими знаниями вполне. Могу назвать ещё один важный плюс в пользу управленческого образования. Я знаю много людей, которые постоянно учатся, потому что им нравится атмосфера, ощущение, что они стали еще круче, ещё интеллектуальнее. Они сыплют красивыми словами, много говорят, дипломы показывают. Но когда даёшь такому человеку конкретную задачу, поскольку он очень умный, у него найдется куча вариантов объяснить, почему он не смог ничего сделать. Образованного руководителя водить за нос не получится. Этот номер пройдёт лишь в отношении того, кто знаниями не обладает, и целиком доверяет своим работникам.

А кто учителя?

- Зачем учиться в бизнес-школе, ведь можно все эти знания получить из книг.

- Да, в наше время не существует понятия дефицит. Есть интернет, по которому можно заказать редкую книгу, а при непонимании слова найти на него 25 страниц текста и 10 интерпретации. Но где найти столько времени, чтобы перечитать всё, и как найти ту книгу, которая бы подошла вашему образу мышления, жизненному опыту, экономике страны? Можно перечитать десятки умных пособий, но ничего из них так и не почерпнуть.

Преподаватели и тренеры управленческих курсов МВА в этом смысле - кладезь знаний. Конечно, если это хорошие специалисты, знающие английский язык, и имеющие бизнес-опыт. Считается, что тот, кто читает зарубежную литературу и статьи, отстаёт от мира всего на два-три года. В то время, как остальные довольствуются тем, что доходит до них после перевода российскими профессорами через пять-шесть лет. Хотя для казахстанского бизнеса отставать на пять лет от мира не так трагично. Мы отстаём на все 20 лет, и при этом считаем, что мы крутые, всё знаем, и хорошо работаем. На самом же деле мы позади планеты.

- А что вы можете сказать про иностранных преподавателей, которых в последнее время часто стали приглашать в казахстанские вузы. Неужели они учат чему-то такому, чему не могут научить наши специалисты?

- Отрицать не буду, за рубежом специалисты сильные. Но преподаватель, который выходит с борта самолета и идет в аудиторию, практически ничего не знает про Казахстан, максимум то, что прочитал в новостях. Они не знают, что Байконур находится в Казахстане, и удивляются, что Алматы современный город, а не степь с верблюдами и баранами. Они не знают ни экономику Казахстана, ни наш менталитет. Конечно, есть иностранные преподаватели, которые хорошо изучили мир, бывали и в Казахстане, и в странах с развивающимися экономиками, и даже в Советском союзе. Но такие люди на вес золота, и стоят очень дорого.

При этом наши, казахстанские преподаватели читают лекции за рубежом на английском, закончили те же школы бизнеса, что и западные специалисты, постоянно бывают на зарубежных конференциях, ездят на тренинги, а по приезду обмениваются информацией с коллегами. То есть знают ситуацию в мире, в Казахстане. И это не просто красивое словцо.

Рейтинги нам только снятся

- То есть, наши преподаватели ничем не хуже своих зарубежных коллег. Это радует. Ну а что вы можете сказать о казахстанском и российском бизнес-образовании. Где школы сильнее?

- Казахстанцы, которые рвутся в Россию, платят огромные деньги, считая, что получают сверхъестественные знания, ориентируются по старинке. Те времена, когда российское образование считалось лучшим, уже прошли. Представьте, в Москве из 100 школ бизнеса только 8 имеют аккредитацию AMBA, признаны ассоциацией программ МВА, обучающих профессии управленца. Остальные работают без такой аккредитации. Считается, что без этого вуз предоставляет псевдопрограмму МВА, то есть выдаёт «суррогатный» диплом управленца. Вместо положенных полутора лет их программа длится девять месяцев, вместо 600 часов всего 300, а преподавателей туда набирают по принципу «на ранг сильнее тех, кто сидит в обычной аудитории». Выводы делайте сами.

Конечно, в Казахстане не так много бизнес-школ, где-то около шести. И из них пока аккредитацию АМВА имеет только наша высшая школа экономики. Меня часто спрашивают про «крутой» Назарбаев Университет, почему у него нет аккредитации. Университет, может, и не плохой, но по требованию аккредитационных агентств у претендентов должно быть за плечами не менее трёх выпусков. У них же пока только один. Получается, заявку на аккредитацию они смогут подать не раньше, чем через два года.

Вряд ли найдётся вуз, который не хотел получить признание. Все понимают, что это не просто печать, а поручительство международного агентства на международном уровне. Но АМВА просто так свои гарантии не раздаёт. При проверке они смотрят, как выстроен процесс обучения, на качество образования, на политику отбора преподавателей. Их гарантия означает, что вуз будет существовать ещё пять лет, и качество не будет снижено.

- Рейтинги, действительно, модная тема. Как вы относитесь к ним? И в каких рейтингах присутствует ваш университет?

- Ну, прежде чем говорить о позиции в каком-то рейтинге, необходимо понимать, какого он уровня. К примеру, среди Шанхайского, Times Hight Education и QS рейтинга, которые оценивают университеты, последний считается не самым сильным. И говоря, что мы на лучших позициях в QS рейтинге, мы хорошо понимаем, что это означает. И мы ставим себе цель попасть в лучшие рейтинги.

Сейчас наш университет, как лучший бизнес-вуз Центральной Азии, находится на 246 месте в рейтинге EdUniversal, то есть мы входим в 300 лучших бизнес-вузов мира. После нас в рейтинге ещё чуть больше 200 мест, и нет никого из Казахстана и Центральной Азии. Конечно, EdUniversal - не топовый рейтинг, как Financial Times (FT), который определяет 100 лучших вузов мира. Но мы ставим перед собой задачу войти в него. Для этого нам предстоит получить аккредитацию EQUIS или AACSB, без них в FT дорога закрыта.

- Как вы думаете, есть ли у казахстанских вузов перспектива войти в топовые рейтинги?

- Говорить, что мы войдём в топ-рейтинги массово, было бы чересчур оптимистичным. В ближайшие 10-20 лет нам это точно не светит. Но по отдельности многие университеты уже заходят в средние рейтинги. Мы по бизнес-образованию, кто-то по юриспруденции, кто-то в технические рейтинги, кто-то в рейтинги Германии, а другие получают аккредитации Австрии. И это хорошо. Как правило, любая международная аккредитация, пусть и не идеальная, будет посильнее казахстанской. Но чтобы этот процесс пошёл ещё быстрее, нужно всерьёз заняться качеством казахстанского образования. Вроде об этом говорит население, бизнес, и правительство, и сдвиги есть, но этого недостаточно. Даже, если отдельные вузы, вроде Назарбаев Университета, начнут получать аккредитации, это не будет означать, что в казахстанской системе образования что-то изменилось.

Будущее за бизнес-университетами

- Так какие же перемены, по-вашему, должны произойти в высшем образовании?

- Нужны серьёзные перемены. В России, к примеру, три года назад была создана программа 5/100. Предполагается, что до 2020 года пять российских вузов войдут в 100 лучших вузов мира. Поэтому 15 лучших вузов усиленно финансируются и в течение года соревнуются друг с другом. Кто не показал результата, уступает место более сильному университету, который работал вне программы. И постепенно так они выровняли ситуацию с образованием.

Аналогичную систему пора создать и в Казахстане. Лучшим вузам нужно дать полную автономию, то есть свободу, и усиленное финансирование, и пусть конкурируют на международном уровне. Средним нужно также предоставить автономию и финансирование по отраслевому признаку, пусть конкурируют на казахстанском уровне. А третьи пусть покажут себя в обычных условиях и заслужат переход в высшую лигу. Сейчас же они живут, как мастодонты, получающие хорошее финансирование, и уверенные, что так будет всегда, и их задача проесть деньги. Ты хоть миллион им дай, результата не будет. Принцип «государственный - негосударственный» в такой системе работать не должен, тогда у вузов будет стимул расти.

- Насколько я знаю, вы предлагаете это уже не первый год. Есть какие-то сдвиги в этом вопросе?

- К сожалению, систем а конкуренции пока не создана. Но новый министр обещает, что вузам будет предоставлена автономия, и они будут делиться на плохие и хорошие, а не на государственные и негосударственные. Он намерен более демократично выделять деньги на гранты, то есть средства будут идти за студентом, а не за университетом. Эти программы уже объявлены, и они правильные. Но было бы здорово, если бы такие последовательные и системные шаги делались в сторону открытой конкуренции и прозрачности вузов.

В этом году был создан казахстанский фонд развития менеджмента (KFMD), председателем которого я являюсь. Мы намерены вывести Казахстан в 30 лучших стран по образованию. Сейчас в глобальном индексе конкурентоспособности (ГИК) мы находимся в районе 100 места из 180 стран. Мы до сих пор ориентируемся на западный консалтинг, потому что свой не сильно развит. К примеру, у нас так почитается компания McKinsey, предоставляющая услуги в области управленческого консалтинга, которая в развитых странах совсем не успешна. Зачастую они просто берут кальку с других стран, передают её нам за серьезные деньги и пожинают плоды. Но не все это понимают, может, не знают, и поэтому к их рекомендациям относятся, как к рекомендациям самого высокого класса.

По программе «Болашак» произошли кое-какие изменения. Раньше ставка делалась на академическое образование. Сейчас пришло понимание, и управленческое образование включили в программу.

- Асылбек Базарбаевич, вы, как президент предпринимательского университета, что можете сказать о будущем такого вида учебных заведений?

- Будущее, однозначно, за предпринимательскими университетами. Они в отличие от других университетов стопроцентно ориентированы на вклад в экономику, так как производят предпринимателей, незашоренных, которые не боятся новых знаний, и постоянно развиваются. Предпринимательские университеты могут создавать предприятия, и в последующем получать от них прибыль.

Мы уже начали строить такую модель университета в AlmaU. Но мы не собираемся что-то производить у себя, захлопывать двери, никому ничего не показывать, и быть самими собой довольными. У нас уже есть примеры «закрытых» вузов, которые пытались создать государство в государстве, и не вышло. Мы готовы делиться с коллегами информацией, рассказывать, объяснять, двигаться вместе, потому что не хотим быть единственными, мы хотим быть одними из лучших. 

Алина Альбекова