Аукционы ВИЭ продавливают тарифы

Большинство проектов «зеленой» энергетики реализуются за счет квазигоссредств и банков развития.

11 Июня 2018 07:00 Автор: Данияр Сериков
Аукционы ВИЭ продавливают тарифы, ВИЭ, возобновляемые источники энергии, Зеленая энергетика, энергетика, Тарифы, KEGOC, РФЦ

Только два раунда из первой серии десяти аукционов по размещению объектов ВИЭ в мае-июне не состоялись. Об этом на втором саммите ВИЭ в Астане сообщила директор профильного департамента Министерства энергетики Айнур Соспанова.

«Участвовали представители Российской Федерации, Болгарии, Китая, Турции, Франции. Для нас это хороший показатель того, что мы движемся в правильном направлении. Из десяти аукционов не состоялись два аукциона. Первый аукцион – это ветровые станции в западной зоне, 50 МВт. Для меня непонятно, почему они не состоялись, потому что на самом деле на западе ветер может быть очень эффективным проектом. Причина, наверное, в том, что не успели подготовиться, и мы думаем, что на осенних аукционах на западе будут претенденты на то, чтобы реализовать такие проекты. Пока что у нас была всего одна заявка. Второй аукцион, который не состоялся, – это проекты 10 МВт солнечных станций в северной и западной зоне. Здесь объяснение понятно, что эффективнее делать проекты солнца на юге, и поэтому мы дали возможность тем, кто желает попробовать и реализовать 10 МВт, но аукцион не состоялся», – отметила Соспанова в своем выступлении на саммите.

Остальные восемь аукционов показали хорошую динамику, по словам главы департамента ВИЭ. Всего в тендерах приняло участие 42 компании из шести стран мира.

«По ветру объем закупаемой установленной мощности составил 100,85 мегаватт. Поступило 19 заявок, количество победителей в общем 10. Для солнечной станции объем закупаемой установленной мощности составил 68 мегаватт. 25 заявок поступило, количество победителей составило четыре компании. Для гидроэлектростанций мы закупили 20,6 мегаватт, восемь заявок поступило, количество победителей четыре. Для биогазовых установок, что тоже радует, что пять мегаватт мы также смогли разыграть. Три заявки поступило, количество победителей – один», – уточнила она.

Стоит отметить, что, несмотря на гарантии предоставления земельных участков под проекты по результатам аукциона, только три компании-победителя запросили землю, а большинство победивших пришло с уже выделенными участками.

Последний аукцион на 50 МВт солнечных мощностей на юге был очень активным, судя по 14 заявкам с большим географическим охватом. Поэтому в энергетическом ведомстве формируют оптимистические ожидания в отношении солнечных электростанций на юге объемом 150 МВт и ветряных объектов на севере мощностью 250 МВт, которые будут выставлены на аукционы осенью.

Тарифный излом

«Если говорить о тарифах, то снижение произошло для нас действительно очень хорошее. Поскольку для ветровых станций от стартовых 22,68 тенге проекты дали разные тарифы, но было снижение до уровня 17,49 тенге – это для 50 мегаваттт в северной зоне. Для солнечных станций мы снизились до 25,8 тенге (за кВт/ч, стартовый тариф 34,61 тенге за кВт/ч. – Ред.) – это 50 мегаватт на юге Казахстана. Для гидроэлектростанций – до 13,13 тенге (за кВт/ч, стартовый тариф - 16,71 кВт/ч. – Ред.), что тоже радует. Для биогазовых установок несущественное, но все же снижение на 32,15 тенге за киловатт-час (стартовый тариф – 32,23 кВт/ч. – Ред.). Я думаю, что это уже сигнал рынку – в каком направлении двигаться, географически как возможно распределение. Мы будем анализировать с точки зрения психологии проведения торгов, готовить нормативно-правовую базу для того, чтобы проводить аукционы осенью. Правила будут меняться, правила будут совершенствоваться, для того чтобы у нас участникам было более понятно участвовать, снижать административные барьеры, и этим мы будем заниматься в течение июля-августа», – рассказала Соспанова.

Аукционы этой весны и осени идут в равных тарифных условиях. В 2019 году после анализа предельные аукционные тарифы будут пересмотрены, уточнила представитель Министерства энергетики в беседе с abctv.kz.

Очевидно, для аукционов следующего года будут браться усредненные показатели тарифов по разным мощностям, которые были достигнуты в весенних и осенних торгах на понижение. Естественным образом возникает предположение, что проекты, показавшие минимальные тарифы в конкурсе и «ломающие рынок», в итоге могут быть не завершены из-за экономической несостоятельности, но повлияют через заявленные ими ценовые планки на предельные тарифы аукционов 2019 года.

По словам представителя компании «Тараз Гринпауэр Дженко» Дарына Тохтарова, их проект по размещению ГЭС не победил в аукционном лоте гидроэнергетики, но это был хороший опыт.

«Я не знаю, в каком состоянии подошли наши соперники, но мы к аукциону уже подошли с земельным участком, техусловиями, с разработанной рабочей документацией, пройденной госэкспертизой. У нас был полный пакет», – сказал он в кулуарах саммита abctv.kz.

Согласно мнению Тохтарова, оценить успешность проведенных аукционов можно будет через год. Именно к этому сроку победившие компании должны будут предоставить уведомление о начале строительных работ объекта ВИЭ. Для этого в случае необходимости победителю нужно будет отвести земельный участок и затем получить техусловия подключения, а в случае с размещением ГЭС определить местоположение створа реки. Если привлекать сильные проектные институты для разработки ТЭО, то за год пройти все эти процедуры будет непросто, считает представитель таразской компании.

«Зеленая» неустойчивость

По словам представителя проекта «Энергия будущего» компании Tetra Tech, финансируемого USAID, Армена Арзуманяна, больше всего потенциальных инвесторов в «зеленую» энергетику в Казахстане волнует вопрос финансовой устойчивости расчетно-финансового центра (РФЦ) при KEGOC, который закупает электроэнергию ВИЭ, в среднесрочной перспективе. Сейчас объемы небольшие, но есть недоверие к гарантированным закупкам в будущем. Здесь должно быть найдено какое-то решение, считает Арзуманян. К слову, год назад Международное агентство по возобновляемым источникам энергии IRENA предложило Казахстану докапитализировать РФЦ.

Кроме того, в проекте USAID считают, что желательно подготовить программу аукционов на три-пять лет вперед, чтобы качественные международные игроки могли к ним подготовиться. Особенно это касается ветряной энергетики, где нужно делать детальные замеры в длительные сроки, в то время как солнечные объемы можно считывать со спутника. Волнует инвесторов и вопрос земельных участков, которые якобы не гарантируются при участии в аукционах. Есть вопросы по подключению к электросетям, что не определено четкими процедурами и сроками.

Одним из решений может стать создание отдельного агентства по ВИЭ, которое будет катализировать развитие «зеленой» энергетики к среднесрочной перспективе. В целом в профильном проекте USAID озабочены отсутствием стратегии развития электроэнергетики Казахстана на долгосрочный период в 20-30 лет и тем, что решения принимаются на проектной основе, а не системно. Более того, неясно, насколько казахстанская энергосистема готова к интеграции запланированных объемов ВИЭ, заявил Арзуманян, выступая на панельной сессии саммита.

В своем докладе ведущий банкир департамента энергетики и природных ресурсов по России, Кавказу и Центральной Азии ЕБРР Марат Елибаев также подтвердил, что вопрос долгосрочной кредитоспособности РФЦ пока еще стоит на повестке. Кроме того, есть риски сокращения передаваемой электроэнергии ВИЭ в сети (curtailment risk) из-за ограниченности мощностей, отметил он.

Директор департамента «Банки и финансы» юридической фирмы GRATA International Шаймерден Чиканаев согласен, что у инвесторов есть степень сомнения в том, что РФЦ будет в среднесрочной перспективе способен устойчиво обеспечивать выплаты за электричество ВИЭ. Поэтому он предлагает сделать единым покупателем сам KEGOC, который будет оперировать на рынке мощности традиционной электроэнергетики с 2019 года. Тогда проекты «зеленой» энергетики сразу станут bankable (гарантированно приносящий доход. – Ред.), уверен юрист.

Комментируя вопрос возможной будущей ограниченности ликвидности РФЦ, Айнур Соспанова сказала abctv.kz, что пока в правительстве на этот счет рассматривают разные варианты.

«Мы смотрели разные варианты. Они пока что упираются в тупик. Но РФЦ работает, на мой взгляд, в течение последних пяти лет, как создались, устойчиво. Для того, чтобы поверить в эту схему покупки-продажи, поверить в РФЦ, они должны наработать опыт. Еще через пять лет уже никто не будет задавать вопросы по поводу ликвидности РФЦ, поскольку они будут достаточно устойчивы. Уже наработают опыт, тот резервный фонд, который у них есть, и уже схема будет рабочая. Но, на мой взгляд, та схема, которая прописана в законе, – это работающая схема. Инвестору, конечно, надо закрыться со всех сторон, но, на мой взгляд, в секторе возобновляемой энергетики у нас вообще беспрецедентная схема поддержки, и какие-то риски все равно инвестор может на себя взять. Но здесь вопрос больше не рисков, а вопрос больше доверия к РФЦ или недоверия. Если доверяете – приходите, реализовывайте проекты. Пока что таких работающих схем, которые бы там были, а мы их не хотим использовать – такого нет, их просто нет, этой схемы рабочей, мы просмотрели все возможности», – отметила она.

«Я думаю, что будет развиваться сектор и при текущей схеме. Инвесторы, которые уже работают в этом секторе, они подтверждают, что действительно день в день оплаты идут, никаких вопросов нет. Другой разговор, что уполномоченный орган гарантирует, что расчетно-финансовый центр всегда будет работать на рынке. Если РФЦ обанкротится, то мы создаем другой РФЦ, который берет на себя, является правопреемником, и дальше рынок работает. Эта схема в законе прописана, так что я не вижу в этом абсолютно проблем никаких», – заявила директор департамента ВИЭ.

Напомним, по данным KEGOC, в 2017 году через расчетно-финансовый центр (РФЦ) нацкомпании прошло примерно 15 млрд тенге, которые получили объекты ВИЭ за произведенную ими за этот период электроэнергию.

Воздержание крупных инвесторов

По мнению Дарына Тохтарова, западных инвесторов, с которыми работает компания «Тараз Гринпауэр Дженко», настораживают частые изменения в сфере регулирования ВИЭ.

«Наш проект мы начинали с индивидуального тарифа, утвердили его по ТЭО. Потом нам сказали: «Мы меняем законодательство, теперь работайте по фиксированному тарифу». Теперь фиксированные тарифы отметают, теперь аукционы. В компаниях, которые работают с иностранным капиталом, решения не так быстро принимаются – определенный механизм нужно пройти, нужно провести анализ, предоставить отчеты. В этом есть определенная сложность. Но все равно рынок перспективный, мы здесь, мы работаем, нам нравится это направление. Поэтому мы с департаментом по ВИЭ активно сотрудничаем, мы внесем свои предложения в связи с изменением и корректировкой правил (проведения аукционов. – Ред.)», – сказал он в разговоре с abctv.kz.

Комментируя вопросы abctv.kz в перерыве саммита, директор департамента «Банки и финансы» юридической фирмы GRATA International Шаймерден Чиканаев сообщил, что проектами ВИЭ в Казахстане интересуются многие инвесторы. Среди них есть чехи, израильтяне, китайцы. Большинство местных инвесторов, по его словам, заинтересованы в проектах «зеленой» энергетики с целью последующей перепродажи. В основном инвесторов волнуют вопросы платежеспособности РФЦ, валютные риски, трудности в получении земельных участков и длинного финансирования в тенге.

«Пока у нас в основном проекты реализуются с помощью государства и с привлечением денег от банков развития. Это не показательно. Это может быть просто как потемкинские деревни», – считает он.

Вместе с тем Чиканаев не наблюдает реального потока сделок в секторе ВИЭ с крупными инвесторами вроде General Electric из-за неразвитости правовой и институциональной базы. Недавние поправки по валютной индексации «зеленых» тарифов, закрепленных по результатам аукционов, несколько улучшили ситуацию, однако в целом риски изменения курса остаются, считает он.

Государство еще не до конца понимает, нужно ли действительно развитие ВИЭ в стране, где есть дешевые энергетические ресурсы, профицит генерации и «зеленую» энергетику приходится дотировать за счет налогоплательщиков. Поэтому уверенности в том, что завтра политика в этой сфере не поменяется, нет. Если государство действительно хочет развивать ВИЭ, то нелогично, что проекты возобновляемой энергетики не могут получить статус инвестиционных особой значимости с налоговыми преференциями и инвестсубсидиями. Кроме того, заключаемые договоры PPA (Power Purchase Agreement – соглашение о закупке электроэнергии. – Ред.) на размещение объектов ВИЭ являются типовыми. Законодательно их нельзя структурировать под специфику проекта и инвестора, отметил Чиканаев в своем выступлении.

Действительно, если верить данным банкам развития, то создается впечатление, что подавляющая часть проектов ВИЭ в Казахстане финансируется этими нерыночными финансовыми институтами. Так, по сведениям Марата Елибаева, ЕБРР уже дал взаймы 70% из выделенных два года назад 200 млн евро на шесть проектов в рамках программы поддержки ВИЭ в Казахстане. Согласно информации заместителя председателя правления АО «НУХ «Байтерек» Галымжана Таджиякова, Банк развития Казахстана (БРК) профинансировал запуск ряда ГЭС, солнечных и ветряных электростанций суммарной мощностью 445 МВт на общую сумму 83 млрд тенге, причем кредиты выдавались на 15-17 лет в зависимости от окупаемости. Более того, сейчас в БРК на рассмотрении находятся четыре проекта ВИЭ с совокупным бюджетом 120 млрд тенге. К тому же в финансировании проектов ВИЭ активно принимают участие совместные фонды прямых инвестиций, связанные с «Казына Капитал Менеджмент», уточнил Таджияков.

Хотя справедливости ради стоит также отметить, что в ВИЭ Казахстана реинвестируют и крупные нефтегазовые компании, хорошо зарабатывающие на гигантских месторождениях страны. К примеру, итальянская ENI представила на саммите свой ветряной проект «Бадамша» в Актюбинской области. Объект ветроэнергетики будет возведен по технологии General Electric в сотрудничестве с Arman Holding и BI Group к декабрю 2019 года. Представитель нефтегазовой компании Донато Аззароне отказался назвать стоимость проекта в разговоре с abctv.kz. Между тем планы вложения в местные ВИЭ вынашивает и корпорация Shell. Председатель энергетического концерна в Казахстане Оливье Лазар подтвердил, отвечая на вопрос abctv.kz, что представительство компании планирует принять участие в аукционе по размещению ВИЭ.

Между тем в ходе саммита стало известно, что на днях в Актобе началось строительство первого завода по производство ветряных генераторов с участием немецкой компании United Energy Qazaqstan. Ожидается, что максимально после 2021 года площадка сможет собирать до 150 установок ежегодно. В первый год планируется производить до пяти, а в следующие годы до 30-35 установок по мере нарастания сбыта, сообщил abctv.kz генеральный директор United Energy Qazaqstan Михаэль Паульс.

Данияр Сериков