Делать или декларировать?

Новшества в валютном режиме едва не поссорили депутатов и главу Нацбанка.

11 Апреля 2018 18:48 Автор: Ирина Севостьянова
Делать или декларировать?, Данияр Акишев, Нацбанк РК, валютное регулирование, Валютный контроль, ВТО , МФЦА, Хоргос, экономика
Фото: informburo.kz

В среду на пленарном заседании мажилиса развернулась горячая дискуссия между депутатами и председателем Национального банка Данияром Акишевым. Глава Нацбанка представлял проект Закона «О валютном регулировании и валютном контроле» и сопутствующий ему пакет поправок в законодательство. Предполагается несколько принципиальных новшеств. 

Во-первых, после вступления Казахстана в ВТО в стране уже расширена деятельность филиалов иностранных нефинансовых организаций, а с декабря 2020 года иностранные банки и страховые организации получают возможность работать в Казахстане через филиалы. Кроме того, в стране действуют международный финансовый центр «Астана» и специальная экономическая зона «Международный центр приграничного сотрудничества «Хоргос», на территории которых предусматривается особый режим валютного регулирования. 

В связи с этим Нацбанк предлагает расширить мониторинг валютных операций и сократить расчет в иностранной валюте на территории Казахстана, что, заметил г-н Акишев, позволит повысить эффективность валютного контроля, в том числе в целях противодействия выводу денег из страны.

«Законопроектом предусмотрено сохранение принципов либерального валютного режима. Это обеспечивает исполнение международных обязательств, принятых Республикой Казахстан в рамках интеграционных объединений и членства в международных организациях без возложения дополнительной нагрузки на граждан и субъекты бизнеса», – объяснил глава Нацбанка.

Законопроектом предлагается признать филиалы иностранных организаций в качестве резидентов. Сегодня они являются нерезидентами, что позволяет им осуществлять валютные операции внутри Казахстана при операциях с резидентами. Для казахстанских компаний это запрещено.

«Например, за 2017 год объем операций филиалов иностранных компаний с резидентами в иностранной валюте составил 2,7 миллиарда долларов. В настоящее время зарегистрировано 4,5 тысячи филиалов иностранных организаций. После полного вступления в ВТО ожидается значительное увеличение их количества. Это приведет к увеличению платежей в иностранной валюте внутри страны, что не соответствует национальным интересам. В этой связи предлагается перевести расчеты филиалов иностранных организаций с казахстанскими компаниями на тенге. Изменения не затрагивают компании, деятельность которых регулируется соглашениями, заключенными от имени государства. Они останутся в статусе нерезидента», – объяснил г-н Акишев.

Предусматривается также расширение охвата валютных операций мониторингом с одновременным упрощением процедур сбора информации о валютных операциях. Глава Нацбанка пояснил: сложные режимы регистрации и уведомления будут отменены, а вместо них вводится единая учетная регистрация валютных договоров. Критерием для учетной регистрации будет сумма и предмет договора. В этих условиях банкам не потребуется определять, какой режим валютного регулирования, регистрация или уведомление, распространяется на валютную операцию. Благодаря этому сократятся сроки обслуживания банками платежей по валютным операциям.

При этом предлагается распространить процедуру учетной регистрации на договоры по экспорту и импорту работ и услуг. Это, как полагают в Нацбанке, обеспечит полный охват договоров для повышения эффективности валютного контроля и возврата валютной выручки в страну.

Пакет мер направлен на усиление противодействия выводу денег из страны. В частности, вводится перечень валютных операций, имеющих признаки вывода денег из страны. Это предоставление резидентом финансового займа нерезиденту, не предусматривающего погашения путем зачисления денег на счета в Казахстане; предоставление нерезидентом финансового займа резиденту, не предусматривающего перевод денег на счета в Казахстане; предоставление резидентом беспроцентного финансового займа неаффилированному нерезиденту на срок свыше 720 дней; операции по оплате экспорта или импорта со сроком репатриации свыше 720 дней.

Второе направление в целях противодействия выводу денег – это активное взаимодействие с органом государственных доходов, в том числе информационное.

«Невозможно только нормами закона обеспечить контроль над выводом капитала. Вывод капитала может осуществляться нелегальными способами или маскируясь под законные сделки. Прямые ограничительные меры могут ухудшить инвестиционный климат и условия бизнеса для добросовестных предпринимателей. Это также неприемлемо в рыночной экономике. Постоянно действующий и эффективный информационный обмен между заинтересованными госорганами позволяет выявлять недостоверные сведения по одной и той же сделке, которые поступают в разные госорганы. Поэтому законопроект предусматривает право на передачу информации по валютным операциям, содержащей банковскую тайну, Комитету государственных доходов», – уточнил г-н Акишев. 

Также законопроектом предоставляется право небанковским обменным пунктам на покупку и продажу золотых мини-слитков, выпущенных Национальным банком. В понятие «валютные операции» включены передача валютных ценностей в доверительное управление либо на основании договора об оказании брокерских услуг, приобретение и погашение резидентом электронных денег, выпущенных нерезидентом, и наоборот. Кроме того, профессиональным участникам рынка ценных бумаг предоставлено право покупать и продавать безналичную иностранную валюту на внутреннем валютном рынке. Глава Нацбанка подчеркнул, что в случае принятия законопроекта субъектам бизнеса потребуется время на приведение своей деятельности в соответствие с новыми требованиями. Соответственно, срок введения в действие законопроекта – 1 июля 2019 года.

У депутатов возникла масса вопросов по предлагаемым нормам. Нуртай Сабильянов засомневался в целесообразности перевода филиалов иностранных компаний в статус резидента, поскольку это может повлиять на инвестиционный климат, а у компаний возникнут риски при осуществлении операционной деятельности. Глава Нацбанка эти сомнения опроверг, напомнив, что «уже сейчас филиалы иностранных компаний могут работать в Казахстане, и уже имеют определенные преимущества перед местными компаниями». 

«На самом деле такой режим, наверное, был объективным во время становления экономики Казахстана, когда инвестиционный климат, законодательная база в Казахстане не были достаточно устойчивыми для уверенности иностранных инвесторов, которые работают в Казахстане. После 25 лет независимости мы считаем правильным чтобы такого рода инвесторы работали наравне с компаниями, которые работают внутри страны, – сказал он, и отметив, что предложения обсуждались и непосредственно с инвесторами, уточнил: – Понятие «резидентство» сейчас в первую очередь будет распространяться на то, что расчеты внутри Казахстана с резидентами будут осуществляться по тому национальному законодательству, по которому работают все компании внутри Казахстана. То есть расчеты между резидентами должны осуществляться только в национальной валюте. Иностранные компании, которые работают через филиалы, должны подчиняться этому закону. Это правильно – мы живем в Казахстане, работаем в Казахстане и пользуемся своей национальной валютой. Все остальные требования, которые предъявляются к резидентам, по отношению к иностранным компаниям применяться не будут. Это касается вопросов репатриации, учетной регистрации контрактов». 

Рисков Нацбанк в этих нормах не видит. Депутат не согласился: валютные риски присутствуют, отразятся на стоимости продукции для потребителей. 

«Я не думаю, что это предмет этого законопроекта – регулирование валютного риска иностранцев, работающих в Казахстане. Мне кажется, правильнее ставить вопрос регулирования валютных рисков для всей страны, а не для отдельных компаний», – удивился в ответ г-н Акишев.

Но коллегу поддержал председатель мажилиса Нурлан Нигматулин:

«Вы не поняли вопроса. Вопрос о том, что эти иностранные компании будут закладывать в стоимость продукции и услуг возможные потери от курсовой разницы. Что вы предусматриваете, чтобы этого не было? И это как раз ложится в вопрос валютного регулирования».

Акишев вновь возразил: этот вопрос не является предметом законопроекта, поскольку он относится к выбору денежно-кредитной политики. Над совершенствованием денежно-кредитной политики Нацбанк тоже работает. Спикер, не скрывая недовольства, заметил:

«Вот это и надо было ответить, что вы над этим тоже работаете. А относится, не относится – это вопрос, знаете, философский». 

Предложение Нацбанка по усилению требований к небанковским обменным пунктам, несмотря на несогласие некоторых депутатов, председатель мажилиса, наоборот, поддержал, напомнив коллегам, что речь идет о защите интересов граждан страны. Но почти тотчас снова выразил недовольство руководством Нацбанка – уже в части работы с банками. 

Депутат Анар Жаилганова подняла вопрос об ужесточении ответственности банкиров, умышленно допустивших крупный ущерб для банка и вкладчиков. 

«К сожалению, вы видите, что банки, в принципе, становятся неплатежеспособными, – согласился глава Нацбанка. – Понятно, что у них не отзываются лицензии, но страдают вкладчики, население и госкомпании, которые держат деньги. Мы считаем, что те критерии уголовной ответственности срабатывают только при условии трех факторов, которые включаются здесь. Поэтому мы и сделали так, чтобы эта норма стала рабочей. Пока она нерабочая, практически вообще не используемая. Я думаю, в тех условиях, которые сейчас есть, о чем я говорю, ухудшение состояния банков, особенно в прошлые годы, мне кажется, требует того, чтобы менеджмент банка понимал свою ответственность в будущем за то, что банк будет доведен до неплатежеспособности». 

«Вопрос в том, что на сегодняшний день Уголовный кодекс, в частности часть 1 и часть 3 статьи 239, эти нормы уже содержит. У нас есть крупный ущерб, повлекший доведение до неплатежеспособности, и отдельно есть санкция за сам крупный ущерб. Самое интересное, что у вас и санкция не меняется. То есть вы один-единственный признак туда включили – снижение коэффициентов собственного капитала ниже уровня, который устанавливает уполномоченный орган. Но признак туда «сядет», но на санкцию никак не будет влиять. Поэтому вы согласны с тем, что до второго чтения надо доработать?» – уточнила депутат. 

«Это не просто расчетный показатель, это, по сути, означает, что банк «проел» все деньги, ему расплачиваться нечем. Понятно, что не всегда за этим следует отзыв лицензии, но нам нужен этот критерий, чтобы норма заработала», – объяснил г-н Акишев. 

«Данияр Талгатович, в чем вопрос? – вмешался г-н Нигматулин. – Вы декларируете правильный вопрос, депутаты его поддерживают. Надо ужесточать требования как к акционерам, так и к менеджменту банков второго уровня. Так делайте это! А вы, наоборот, декларируете одно, а что касается снижения собственного капитала, вы сделали так, что эта норма поглотилась, как я понимаю, внутри той статьи, о которой говорит депутат Жаилганова. Хотели вы или нет, вы продекларировали, извините, чтобы вам понятнее было, прокукарекали правильно, а сделали все, чтобы, наоборот, для них еще дали возможность, спрятали норму снижения уровня собственного капитала. Вы же сейчас сами говорите, что это не просто коэффициент снижения уровня собственного капитала, что это, может быть, умышленно допущено. В жизни такое бывает, банкиры должны за это отвечать, так давайте отдельно эту норму и вынесем! Тогда она у вас будет, что называется, через запятую, а вы ее спрятали внутри 193-й статьи».

«Разрешите не согласиться, что мы что-то объявили и не сделали, мы постоянно с депутатами это отрабатываем. Есть другая сторона. К сожалению, как только появится такая прямая норма, то к сожалению, я тогда могу очень много менеджмента коммерческих банков напрямую привлечь к уголовной ответственности...» – начал объяснять глава Нацбанка. Но его оборвали на полуслове. 

«Что вы и должны делать! – уже жестче заявил спикер мажилиса. – Вам об этом сказал глава государства, что акционеры и банкиры должны перестать баловаться. А вы теперь расписываете, что этого боитесь? Вы сказали, что вы сторонник того, чтобы ужесточать. Мы, депутатский корпус, вас поддерживаем, но пора наводить порядок. Когда банкиры уводят деньги за рубеж, когда непонятно, почему вдруг снизился собственный капитал, давайте введем эту норму напрямую». 

«Если я выведу это в отдельную норму и за это последует уголовная ответственность, тогда произойдет немного изменение структуры. Мы готовы обсудить этот вопрос», – ответил глава Нацбанка. 

«Продекларировали, а шаг сделать боитесь. Поэтому, в конце концов, вам нужно определиться, полумеры не нужны... вот, откровенно, вам сейчас депутатский корпус говорит: мы вас готовы поддержать в этом. Определитесь, пожалуйста», – подытожил г-н Нигматулин. 

Дискуссия длилась больше двух часов, то и дело прерываясь на возмущения, уточнения и разъяснения, где именно заканчиваются границы валютного регулирования и начинается другая «зона» контроля. Столь «горячо» в Парламенте в последние годы не обсуждали даже республиканский бюджет. В итоге через два с лишним часа бурных дебатов законопроект все же одобрили в первом чтении. 

Ирина Севостьянова