Дизтопливо для фермеров дешево за счет других отраслей

Льготная солярка для крестьян порождает слишком большие соблазны ее перепродажи по рыночным ценам.

09 Августа 2018 12:45 Автор: Данияр Сериков
Дизтопливо для фермеров дешево за счет других отраслей, дизельное топливо, солярка, ДТ, сельское хозяйство, АПК, ГСМ

Дизельное топливо в Казахстане необходимо поставлять фермерам по рыночным принципам. Такое мнение abctv.kz высказали опрошенные эксперты в нефтегазовой отрасли.

«По моему личному мнению, ценообразование на рынке дизтоплива в стране должно строиться по рыночному принципу. Иначе здесь получается, что мы за счет нефтегазовой отрасли дотируем совсем другую отрасль. Сельское хозяйство очень важно для развития страны, но здесь, мне кажется, нужно придерживаться рыночных взаимоотношений», – сказал в телефонном разговоре с abctv.kz вице-президент агентства Argus Media по Центральной Азии и Каспийскому региону Тимур Ильясов.

Аналогичного мнения придерживается и эксперт нефтегазовой отрасли Олжас Байдильдинов.

«Практика поддержки сельхозтоваропроизводителей – она очень такая сложная и многогранная. С одной стороны – да, страна должна поддерживать свое сельское хозяйство. Но с другой стороны, когда все сельское хозяйство, как отрасль, начинает держаться на государственных субсидиях – имеется в виду в широком контексте – дизтопливо, какие-то другие аграрные субсидии и так далее, это уже не совсем рыночно и это уже не совсем конкурентоспособно. К примеру, чем сельхозтоваропроизводитель отличается от какого-то горно-металлургического предприятия, которое также потребляет дизтопливо? Они выполняют одинаковую задачу, также развивают экономику, и если подходить таким способом, то тогда надо поддерживать всех либо не поддерживать никого», – отметил он в комментарии abctv.kz.

Напомним, на днях представители Союза фермеров Казахстана пожаловались на подорожание дизтоплива. По мнению небольших сельхозтоваропроизводителей, ежегодно государство должно им обеспечивать около 1 млн тонн солярки по заниженной цене.

Отметим, что, по информации представителей топливно-энергетического комплекса, на текущий рост цен на дизтопливо повлияло несколько факторов. Во-первых, в августе выросла цена переработки нефти на Атырауском НПЗ с 31,4 тыс. до 37,4 тыс. тенге за тонну. Кроме того, с июня повысились ставки акциза на дизельное топливо с 540 до 9,3 тыс. тенге за тонну, или с 0,4 до 7,5 тенге на литр. В то же время резко увеличился сезонный спрос на ГСМ в преддверии уборочной, а также из-за роста железнодорожных и транзитных перевозок. К тому же в последние месяцы цена на нефть оставалась на сравнительно высоком уровне, что влияло на цену дизтоплива в России, от чьих поставок солярки Казахстан все еще остается зависим в приграничных регионах.

«По дизельному топливу совершено правильная ситуация, о которой раньше говорили, которую раньше прогнозировали – после модернизации казахстанские НПЗ начнут производить меньше таких тяжелых нефтепродуктов, меньше дизельного топлива, мазута, и это неизбежно скажется на его цене, потому что будут переходить в сторону более дорогих бензинов класса Евро-4, Евро-5. Дизельное топливо, соответственно, будет более высокого стандарта, во-вторых, оно будет стоить дороже», – пояснил в электронном комментарии abctv.kz Олжас Байдильдинов.

Соблазны большого дисконта

Ежегодно Минэнерго и Минсельхоз формируют графики поставок дизельного топлива для нужд фермеров для проведения посевных и уборочных работ. Годовая потребность крестьян оценена примерно в 750-760 тыс. тонн, что составляет около 16% ежегодных объемов потребления дизеля в Казахстане.

Весной МСХ совместно с Министерством энергетики уже договаривалось с поставщиками о том, что они снабдят региональных операторов дизелем для крестьян в объеме 375 тыс. тонн. Тогда дизтопливо для сельхозтоваропроизводителей реализовывалось по цене 156-161 тыс. тенге за тонну, или 129-133 тенге за литр без учета стоимости транспортировки до региона потребления. В то время как рыночная цена дизтоплива на НПЗ весной составляла 180-185 тыс. тенге на тонну, или 149-154 тенге на литр, то есть скида для фермеров в период посевной составляла примерно 15% от рыночных цен.

Сейчас на уборочную поставщики дизтоплива с НПЗ выделяют примерно 394 тыс. тонн. Цена с дисконтом для аграриев сформировалась в диапазоне 180-181 тыс. тенге за тонну, или 146-147 тенге за литр при текущих рыночных ценах на уровне 210 тыс. тенге за тонну, или 170 тенге за литр. Это показывает, что скидка для крестьян на 15% сохраняется.

Но главная проблема при предоставлении льготного дизтоплива таится в том, что значительная его часть не доходит до аграриев по дисконтной цене. Согласно мониторингу, примерно 20-25% выделяемого для крестьян топлива через региональных операторов попадает на рынок и перепродается тем же фермерам по рыночной цене.

По словам Ильясова, разница между рекомендованной стоимостью солярки для крестьян и рыночной ценой на дизтопливо в стране создают операторам, распределяющим удешевленные ГСМ в регионах, большие соблазны реализовать выделенный аграриям дизель по обычным расценкам.

«Рекомендованная цена для сельхозтоваропроизводителей составляет 180 тысяч тенге с учетом НДС с завода. Цена рыночного дизтоплива достигает 215-220 тысяч тенге за тонну. Разница налицо, и, соответственно, может возникать соблазн у некоторых игроков рынка перепродавать по рыночным ценам или чуть ниже», – сказал Тимур Ильясов. Как уже писал abctv.kz, в МСХ предлагают контролировать распределение удешевленного дизтоплива через космический мониторинг убранных полей. Такую меру поддерживают в Министерстве энергетики, говорил недавно вице-министр Болат Акчулаков. По мнению руководителя исследовательского бюро «Зерновые и масличные. Казахстан» Виктора Асланова, система мониторинга распределения льготного ГСМ может оказаться многоуровневой.

«Речь идет не только об обнародовании данных, а о переводе всей системы выдачи удешевленного ГСМ через некий сайт. На уровне деклараций звучит очень привлекательно. Но не стоит забывать, что у операторов есть свои внутренние правила. Я много раз рассказывал о схеме, внедряемой в одной из компаний. Фермер имеет право на 37 тонн удешевленного ГСМ. У него есть свой бензовоз на 20 тонн. Он приезжает на нем к оператору, забирает первую партию в 20 тонн без проблем. Возвращается за остальным, а ему говорят: «У нас есть внутренние правила, согласно которым мы бензовоз заправляем только на полную емкость, поэтому вам необходимо арендовать наш бензовоз, по нашим тарифам». И заправляют эти несчастные 17 тонн в свой точно такой же 20-тонник и везут фермеру, «согласно тарифу», после оплаты которого половина удешевления сходит на нет. Поэтому выдача прав на удешевление снимает только часть головной боли», – сказал он, отвечая на вопрос abctv.kz о том, не лучше ли публиковать списки всех фермеров, получающих дизтопливо со скидкой.

По мнению Тимура Ильясова, соблазн перепродажи льготной солярки будет возникать всегда, и дальнейшую судьбу распределенного дизтоплива всегда будет тяжело администрировать, ведь каждого игрока рынка не проконтролируешь. Поэтому просто не нужно создавать соблазнов и никаких проблем не будет, считает он.

«Тяжело уследить, конкретно куда пошло дизтопливо, кто его там продал, за каждым следить невозможно. Из космоса наблюдать – не знаю, может, дороже выйдет наблюдать из космоса, чем просто по рыночным ценам реализовывать дизтопливо для сельхозтоваропроизводителей», – сказал он в телефонном разговоре с abctv.kz.

По словам аналитика рынка нефтепродуктов в Казахстане Олжаса Байдильдинова, механизмы распределения льготного топлива всегда вызывали вопросы.

«Не всегда это все было прозрачно, не всегда было понятно, исходя из каких параметров кому-то оказывают эту поддержку больше, кому-то эту поддержку оказывают меньше. В любом случае я считаю, что постепенный переход к рыночным ценам и отмена этих субсидий, льготных цен – она неизбежна по одной простой причине: мы находимся в ЕАЭС, у нас будут так или иначе открыты рынки, открыты границы, и какие-либо льготы или какой-либо дисбаланс цен – он будет отражаться на дефиците», – убежден специалист.

Стоит отметить, что в соседней России от практики распределения льготного топлива для аграриев отказались в 2011 году. Из-за недобросовестности посреднических структур в правительстве РФ решили перенести акценты на другие инструменты поддержки сельского хозяйства. Похожая тенденция сейчас намечается и в Казахстане, согласно наблюдениям Виктора Асланова.

«Мы не знаем, сколько на самом деле топлива удешевляется каждый год и кто реальный получатель этой льготы. Я периодически задаюсь этим вопросом, но руки не доходят узнать. А та инсайдерская информация, которую я получаю от фермеров и из других источников, да, дает весьма однозначное определение всей этой истории с «удешевленкой»: собачья свадьба. Здесь все поставлено в угоду интересов каких-то сомнительных персонажей и компаний, здесь на ходу выдумываются нелепые правила, здесь «срабатывают» нелепые объяснения. В результатах мониторинга исследовательского бюро «Зерновые и масличные» есть много высказываний фермеров, которые отказываются от удешевленного топлива. Отказываются ли они от него на самом деле? Выполняется ли в данном случае план? Если да, то кто в итоге забирает удешевленку? Все эти вопросы снова возвращают нас к обнародованию данных по получателям. Тот факт, что до сих пор они не публикуются и нет (во всяком случае, я не встречал) понятного и развернутого анализа ситуации вокруг ГСМ со стороны властей, настораживает», – констатирует он.

По данным Асланова, в новой госпрограмме развития АПК была использована следующая диаграмма со структурой субсидий в растениеводстве:

«Первое: удешевление закладывается в эту арифметику, оно имеет конкретную сумму, хотя всякий раз нас уверяют, что это некое соглашение, никто никаких затрат не несет. Второе: посмотрим на динамику этих затрат. Начиная с 2014 года они сокращаются, и в 2017 году поставили антирекорд. Видимо, действительно фермеры отказываются от удешевленки», – указал он в комментарии abctv.kz.

Вместе с тем у государства и национальной нефтегазовой компании сейчас нет возможности субсидировать цену дизтоплива на внутреннем рынке из-за экономических ограничений, полагает Олжас Байдильдинов.

«На сегодняшний день можно сказать, что у государства нет рычагов каких-то прямых интервенций каким-то дизельным топливом на внутренний рынок по одной простой причине: сейчас нефть поставляют на нефтеперерабатывающие заводы сами нефтяные компании на давальческой основе, затем они дальше продают готовые нефтепродукты либо перепродают кому-то. Соответственно, это рынок, и, как вы знаете, есть по-прежнему разрыв с экспортными ценами – он сейчас из-за высоких мировых цен и из-за курса достигает где-то 2-2,5 раза, то есть поставлять на экспорт как минимум в два раза выгоднее, чем поставлять его в виде нефтепродуктов на внутренний рынок. Государство не может влиять на это по одной простой причине – потому что у них нет своей нефти, нефтепродуктов, она есть у национальной компании, но национальная компания сейчас достаточно в трудном положении, перегружена долгами и субсидировать внутренний рынок долго не сможет – сколько могли, столько держали», – подчеркнул он.

Данияр Сериков