Фискалы разучились собирать налоги

В бюджетное законодательство вводится понятие «налоговый разрыв», которое привяжет фактические сборы к плановым.

15 Июня 2018 16:47 Автор: Ботагоз Омар
Фискалы разучились собирать налоги, налоги, Налогообложение, КПН, МСБ, ИПН, Нацфонд РК, Счетный комитет

Качество администрирования сбора налогов падает, а бюджет в прошлом году, по грубым расчетам, потерял на этом свыше 1 млрд долларов, подсчитали депутаты Парламента на совместном заседании палат в пятницу, 15 июня, в ходе рассмотрения и утверждения отчетов правительства и Счетного комитета об исполнении республиканского бюджета за 2017 год.

По мнению депутата мажилиса Альберта Рау, перевыполнение доходной части бюджета происходит не вследствие эффективного налогового администрирования, не за счет качественного планирования поступления в бюджет, а больше за счет внешних факторов, таких как увеличение цен на нефть, объема импорта товаров, а также продолжающейся практики авансирования бюджета.

«Перевыполнение плана по доходам по-прежнему достигается за счет так называемой уплаты в конце года авансовых платежей по налогам в счет будущих периодов – в прошлом году они составили 82 миллиарда тенге, которые фактически были изъяты из оборота предприятий», – отметила в свою очередь глава Счетного комитета Наталья Годунова.

По ее словам, налоговый потенциал страны используется не в полной мере.

«В 2017 году, по оценкам Счетного комитета, предполагаемые потери республиканского бюджета от некачественного (налогового. – Авт.) администрирования составили 6,5 миллиарда тенге. В структуре доходов РБ отмечается устойчивая тенденция сокращения доли налоговых поступлений, с 68% в 2013 году до 50% по итогам 2017 года», – добавила она.

Увеличению и поступлению в РБ и Нацфонд способствовала стабильная макроэкономическая ситуация. В то же время отмечается рост ненефтяного дефицита, доля которого к ВВП составила 11,2%, что выше показателя сбалансированности бюджета и Нацфонда.

Остается высоким размер недоимки налогов в размере 153 млрд тенге. Ее уровень сократился на 31 млрд тенге, но при этом 55 млрд тенге составило снижение за счет признания должников банкротами.

Глава Счетного комитета обратила внимание на то, что в 2017 году 44% налоговых поступлений РБ сформировано за счет крупных налогоплательщиков. Это на 22% больше, чем в предыдущем году, и связано с сокращением поступлений от других субъектов, тогда как президент ставит задачу довести поступления в бюджет от МСБ до 50% к ВВП.

«В целях повышения качества налогового администрирования представляется целесообразным дополнить бюджетное законодательство понятием «налоговый разрыв», которое обозначает разницу между налоговым потенциалом и фактически поступившими налогами. Это практика многих стран, включая страны ОЭСР. И им удалось существенно сократить размеры налогового разрыва и удерживать его на низком уровне, в пределах шести процентов. Тогда как у нас по итогам прошлого года только по двум бюджетообразующим налогам – КПН и НДС – этот разрыв составил 15 процентов, когда при налоговом разрыве в шесть процентов в бюджет дополнительно поступило бы свыше 340 миллиардов тенге», – подчеркнула Наталья Годунова.

Депутат мажилиса Дания Еспаева обратила внимание на то, что в прошлом году сумма недополученного налога на добавленную стоимость в бюджет составила 17,2 млрд тенге.

«Так, по данным ЕАЭС, за 10 месяцев 2017 года объем экспорта отдельных товаров РФ в Казахстан превышает объем ввоза этих же товаров, по данным Комитета государственных доходов, на сумму 442,9 миллиона долларов. Таким образом, если считать, что данные Евразийского экономического союза (ЕАЭС) достоверны, объем этих товаров остался неучтенным, тогда получается, что сумма недополученного налога на добавленную стоимость в наш бюджет составила 17,2 миллиарда тенге», – отметила она со ссылкой на данные Счетного комитета.

По словам министра финансов Бахыта Султанова, все дело в том, что при экспорте из России в Казахстан экспортеры заполняют свои экспортные декларации и одновременно заполняют статистическую карточку для Федеральной таможенной службы. В свою очередь, ее представители «собирают ее и, не администрируя, не перепроверяя, пересылают в ЕЭК».

«У нас построено по-другому. У нас через Комитет статистики собирается. Поэтому повлиять на то, чтобы внутри использовать ее, сопоставлять по каждой декларации, это невозможно, поскольку к нам информация приходит в агрегированном виде. Тем не менее, сигнал, что существует разница, мы, конечно же, используем, и конкретно по данному вопросу вместе с МНЭ мы прорабатываем вопрос в рамках ЕЭК по введению единой методологии таможенной статистики», – подчеркнул глава Минфина.

«Кроме того, в рамках использования различных информационных систем, в рамках сформированного проектного офиса по повышению собираемости налогов до 25 процентов мы намерены использовать информацию третьих лиц. То есть мы не только будем использовать статистику ЕЭК, например статистику от железных дорог, других транспортирующих организаций, но и от энергопоставляющих и потребляющих организаций, для того чтобы сверять эти данные и приходить к реальной стоимости», – отметил Бахыт Султанов.

Он добавил, что в таможенном администрировании основная проблема – занижение стоимости при импорте продукции, что приводит к снижению, потерям и по налогам на импорт, и по пошлинам, которые распределяются внутри ЕАЭС. И эта проблема характерна для многих стран, а потому обсуждается в рамках интеграционных процессов.

«Суть вашего вопроса – использование той информации, которая позволит нам проводить анализ и находить точки, где можно повышать стоимость при импорте в Казахстан. Такая работа проводится не только с РФ. Вы знаете, что вопросы зеркальной статистики с КНР у нас существуют и с рядом других наших партнеров, и мы эту работу проводим», – подытожил министр финансов.

Депутат Азат Перуашев обратил внимание на расхождение в цифрах о количестве активных субъектов налогообложения.

«Согласно сведениям Счетного комитета, количество активных субъектов налогообложения упало на 41 тысячу. Причем разница в сведениях правительства и Счетного комитета составляет 112 тысяч субъектов, то есть 10 процентов от общего числа субъектов предпринимательства. У нас вызывает беспокойство такая большая неточность. И другие экономические показатели вызывают сомнения», – отметил он.

«Если же речь идет не о предпринимателях, а о плательщиках индивидуального подоходного налога, то это связано со вступлением молодых граждан во взрослую жизнь. Тогда этот результат нельзя отнести к заслугам правительства. К работе госорганов можно было бы отнести снижение недоимки по налогам, но и тут результат достигается в основном по формальным показателям, а не по фактическим поступлениям. В частности, по признанию должников банкротами и списанию начисленных сумм», – отметил депутат.

«По данным Счетного комитета, при проведении выборочных проверок по системе управления рисками сроком от 78 до 369 календарных дней суммы доначисления составили от 90 тысяч до 714 тысяч тенге. Получается экономический эффект от таких проверок не более двух тысяч в день. Зато нервов и времени предпринимателей тратится немало. Такие результаты не покрывают даже заработную плату налоговиков, проводивших эти проверки. Таксисты или продавцы на базаре больше зарабатывают. Возможно, для бюджета было бы выгоднее сократить таких специалистов, чем содержать их, да еще и отвлекать бизнес на бесполезные отчеты», – подытожил Азат Перуашев.

Ботагоз Омар