Главы МИДов стран Центральной Азии сверят часы

Говорить об актуализации интеграционной темы рано, но действия нового руководства Узбекистана создают запрос на конструктивные взаимодействия между соседями.

20 Июля 2018 12:24 Автор: Аскар Муминов
Главы МИДов стран Центральной Азии сверят часы, Центральная Азия, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Казахстан, политика
Фото: sputniknews.kz

В пятницу, 20 июля, в Иссык-Куле начинается трехдневная встреча глав внешнеполитических ведомств стран Центральной Азии. В ней примет участие делегация Казахстана, руководители МИД Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана.

Согласно официальной информации, министры обсудят ход реализации договоренностей, достигнутых в рамках первой консультативной встречи глав государств Центральной Азии, которая прошла 15 марта 2018 года в Астане. Кроме того, в ходе форума участники обменяются мнениями по актуальным вопросам региональной и международной повестки дня.

О том, какие темы могут стать ключевыми на трехдневных переговорах глав МИД стран ЦА, и возможна ли общерегиональная кооперация, abctv.kz спросил у экспертов.

Формирование новой волны

Координатор аналитических проектов евразийского центра «Самрау» Дмитрий Михайличенко заметил, что встреча руководителей МИДов республик Центральной Азии – это вполне рабочий формат взаимодействия. На таких встречах обычно сверяются часы и обсуждаются актуальные вопросы внешней политики.

По его словам, изменения в посткаримовском Узбекистане сформировали новую волну ожиданий в регионе, своими конструктивными действиями Шавкат Мирзиёев способствует актуализации если не интеграционной темы, то вопроса конструктивного взаимодействия соседних государств.

При этом, к сожалению, говорить о том, что у республик Центральной Азии есть общая стратегия, нельзя, считает г-н Михайличенко. Скорее речь идет о попытке найти платформу для такого взаимодействия. На уровне смыслов она более или менее формулируется: многовекторность, прагматичное сотрудничество, безопасность, стабильность и невмешательство в дела соседа, заметил эксперт. Однако на уровне реального политического процесса ту же многовекторность или прагматизм понимают соседи по-разному, а внутренних непосредственно центральноазиатских импульсов для единой стратегии пока недостаточно, сказал эксперт.

«Полагаю, к многовекторности стремится и Казахстан, и Узбекистан, однако в силу договоренностей и геополитического фактора Астана находится в фарватере российской внешней политики. На мой взгляд, это соответствует стратегическим интересам Казахстана, однако недовольство в самом Казахстане по этому поводу присутствует. Американский формат сотрудничества может быть в ограниченном виде интересен Узбекистану и отчасти Туркменистану. При этом Туркменистан, ожидая уступок по статусу Каспийского моря, сейчас ориентирован на сотрудничество с Россией», – прокомментировал Михайличенко.

По его словам, США не готовы активно интегрироваться в регион и концентрируются на геополитических аспектах и проблемах в секторе безопасности. Здесь, скорее, более интересной является политика Китая, который все плотнее интегрируется в регион, а Таджикистан и вовсе становится форпостом китайского влияния в ЦА, считает аналитик.

Четыре приоритетных направления

Политолог Эдуард Полетаев также заметил, что принято считать, что активизация регионального сотрудничества связана прежде всего с изменениями в руководстве Узбекистана и позицией нового президента страны Шавката Мирзиёева, декларирующего большее стремление к контактам с соседями. Например, на первой рабочей консультативной встрече глав государств Центральной Азии, состоявшейся в марте в Астане, Нурсултан Назарбаев отметил, что инициатива проведения регулярных рабочих консультаций для решения внутрирегиональных вопросов принадлежит президенту Узбекистана.

Полетаев заметил, что действительно региональная повестка стала одним из трендов в 2018 году. Это также было связано с тем, что Казахстан работал на посту председателя Совета безопасности ООН. В частности, в связи с этим в январе в Нью-Йорке состоялась встреча глав МИД стран Центральной Азии. Однако и ранее было множество контактов между главами государств, правительств, руководителей МИДов благодаря таким интеграционным структурам, в той или иной степени присутствующим в регионе, как СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, ШОС, перечислил Полетаев.

Он заметил, что на интеграционных площадках лидеры стран Центральной Азии часто друг с другом пересекались, обсуждая важные вопросы. Кроме того, уже не первый год проходят встречи министров иностранных дел в формате «Европейский союз – Центральная Азия».

«Что касается встречи на озере Иссык-Куль. В первую очередь главы МИДов на своих встречах решают задачи, поставленные перед ними руководством стран. А по сути в публичном формате в том или ином объеме обсуждают четыре приоритетных направления сотрудничества. Это сфера региональной безопасности, углубление экономического взаимодействия между странами, их позиция по поводу широкоформатных контактов с внешними игроками и афганский вопрос – его или выделяют отдельно, или привязывают к вопросам региональной безопасности. Афганскую проблематику 20 лет уже обсуждают, эта тема неисчерпаема, ее еще 20 лет будут обсуждать. Разве что тема дискурса изменится: страну будут рассматривать не как источник нестабильности, а как источник новых возможностей», – сказал Полетаев.

Он заметил, что относительно интеграционных процессов не всем странам Центральной Азии они даются легко. Например, Узбекистан, несмотря на политику большей открытости, все же не отказался от приоритетности развития именно двусторонних отношений со странами-партнерами. Так, Туркменистан имеет определенные ограничения в контактах, он обрел нейтральный статус еще в 1995 году. Тогда Генеральная ассамблея ООН приняла специальную резолюцию о постоянном нейтралитете, который накладывает на страну ряд обязательств, в числе которых неприсоединение к политическим, экономическим, военным союзам и блокам.

«Становление Центральной Азии как региона в современной мировой системе продолжается и является незавершенным. Кроме того, торгово-экономические связи между странами остаются довольно слабыми, их необходимо укреплять. Пока же основными торгово-экономическими партнерами остаются внешние игроки. И все же демонстрация добрых политических намерений вызывает сдержанный оптимизм», – сказал г-н Полетаев.

По его словам видно, что в регионе наблюдается рост культурно-гуманитарного сотрудничества. Это дает предпосылки к разговору о том, что межстрановое взаимодействие способно стать одним из приоритетов политической, экономической и социальной сфер жизни центральноазиатских государств. Но открытым остается вопрос, насколько демонстрируемые инициативы по сближению являются долговременными, заметил Полетаев.

Естественное развитие событий

Политолог Максим Крамаренко считает, что внгутрирегиональное взаимодействие стран Центральной Азии – естественное развитие событий, продиктованное историческими, культурными, географическими и языковыми предпосылками. Все страны ЦА входили в Российскую империю, а затем в Советский Союз, то есть их становление и развитие происходило фактически внутри одного государства, заметил он.

«Нельзя говорить о том, что есть какая-то «общая внешнеполитическая стратегия» стран ЦА, поскольку каждая из республик – суверенное государство со своими интересами и видением партнерства с соседями. У Казахстана сложился добрый опыт взаимодействия с каждой из столиц, поскольку страны Центральной Азии, как и Россия, близки нам. Мы все являемся членами СНГ, с рядом государств у нас налажено взаимодействие по линии ШОС, с рядом – по линии ЕАЭС и ОДКБ. Все страны региона заинтересованы в долгосрочном, благоприятном сотрудничестве со своими соседями», – подчеркнул г-н Крамаренко.

По его словам, встречи официальных лиц государств – не прихоть или сигнал об интеграции, это разумная необходимость. Он заметил, что, например, Россия активно налаживает мосты кооперации со всеми своими партнерами по Центральной Азии, встречи между главами государств, правительств и ведомств регулярны и часты, что говорит об интересе Москвы к региону.

«Мы все в первую очередь заинтересованы в том, чтобы близкие, дружественные нам государства проводили независимую политику с учетом взятых на себя обязательств и без какого бы то ни было вмешательства внерегиональных игроков в общую повестку дня. К сожалению, есть силы, готовые влезть в регион. Никто не вправе диктовать суверенным государствам, с кем им дружить, а с кем – нет, но реальные факты говорят сами за себя. Очевидно, с кем налажена плотная экономическая, политическая, общественно-гуманитарная интеграция, а кто приходит в регион с целью поживиться ресурсами и «чужими руками» решать сложные для себя задачи, в том числе вовлекая в процессы неоднозначные стороны, как, например, Афганистан. Ведь бездумное вовлечение в регион Центральной Азии афганского узла нестабильности повлечет за собой исключительно негативные последствия для всех стран региона», – заключил г-н Крамаренко.

Аскар Муминов