Игорный бизнес против ужесточения

Законодательные инициативы Минкультуры и спорта несут риски для рынка.

22 Августа 2018 19:41 Автор: Карина Алимова
Игорный бизнес против ужесточения , игорный бизнес, Казино, НПП «Атамекен», Игровые автоматы, монополия, Букмекеры

Намерение Министерства культуры и спорта РК в наведении порядка в сфере игорного бизнеса ужесточением правил регулирования отрасли аукнется обратным эффектом, заявляют участники рынка. Законодательные инициативы, которые разработало МКС, нанесёт удар по ряду сегментов азартного досуга. Об этом предприниматели заявили на круглом столе в НПП «Атамекен».

Как пояснил эксперт департамента регионального развития Национальной палаты Галымжан Дуамбеков, пакет законодательных новелл, предлагаемых профильным министерством, содержит несколько концептуальных нововведений. Первое состоит в расширении игорных зон.

«То есть данный законопроект дополняет статью 1 Закона РК «Об игорном бизнесе» двумя игорными зонами в поселке Ак Булак Талгарского района Алматинской области и в Мангистауской области – в пределах территорий, определенных МИО. Это предложение МКС РК обосновывают поручением президента РК от 10 января 2017 года, где предусмотрено расширение игорных зон путём включения ранее сказанных территорий», – сообщил Галымжан Дуамбеков.

В качестве второго концептуального новшества предлагается ввести запрет на деятельность организаций игровых залов, то есть разработчики предлагают исключить залы игровых автоматов как отдельный вид деятельности, оставив им возможность работать на площадках казино.

«При реализации данного пункта есть риск нарушения принципа равенства субъектов игорного бизнеса, потери порядка 400 рабочих мест, сокращения потока инвестиций в развитие регионов и потери госдоходов от налогов и других обязательных платежей с залов игровых автоматов, которые ежегодно составляют свыше 900 миллионов тенге с ежегодным ростом», – озвучил позицию эксперт департамента регионального развития НПП.

Адаптировать залы автоматов под стандарты казино, заявляет руководитель Ассоциации залов автоматов (АЗА) Владимир Трубин, невозможно.

«Это разные бизнесы, разные весовые категории, то есть практически мы становимся банкротами. Налоговая нагрузка у казино намного выше, инвестиций требуется намного больше и рабочих мест больше. То есть казино является более крупным предприятием, а игровые автоматы являются дополнением этой зоны, то есть мы заполняем пространство», – отмечает глава АЗА.

Захотят ли казино запускать на свою территорию новых участников – большой вопрос.

Третья инициатива выражается в намерении Министерства культуры и спорта создать единого оператора по организации пари для букмекерских контор и тотализаторов.

«Это фактическая монополизация рынка организаций пари посредством введения единого оператора пари и центра учета ставок. Введение оператора пари в сфере букмекерского бизнеса, помимо нарушений рыночных правил, представляет риск проявлений отрицательных экономических последствий в виде потери рабочих мест, уменьшения государственных доходов от налогов и других обязательных платежей в бюджет с действующих букмекерских контор и тотализаторов», – прокомментировал Галымжан Дуамбеков позицию нацпалаты.

По итогам 2017 года доход в госказну от субъектов рынка составил 4,2 млрд тенге, продолжил аргументировать позицию спикер. На сегодня, по его данным, в стране действует 47 лицензий букмекеров и 22 лицензии тотализаторов. В результате реализации предлагаемых МКС РК мер существует высокая вероятность перехода ныне действующих субъектов в теневой сектор, что способно усугубить ситуацию в неформальной сфере.

«Рынок азартных игр без того подвержен риску развития теневой составляющей. Наряду с этим предлагаемые меры негативно отразятся на инвестиционной привлекательности рынка», – отметил господин Дуамбеков.

С ним солидарна исполнительный директор CPO букмекерского и лотерейного бизнеса Гульмира Бергенова.

«Мы знаем, к чему приводит любая монополия: к отсутствию конкуренции, к возможности перекладывать свои издержки на клиента, к блокированию технической составляющей развития бизнеса, к экономии монополистом собственных средств, к снижению качества оказания услуг», – полагает она.

Кроме того, монополизация рынка может привести к активной экспансии сайтов зарубежных компаний, как следствие – отток капитала за пределы страны, снижение налоговых поступлений, отсутствие безопасности услуг для потребителя, так как зарубежные сайты не подпадают под юрисдикцию Казахстана. «Всё это на фоне возможности создания бесконечных компьютерных классов, спортбаров и подобных заведений, предоставляющих возможность осуществлять ставки онлайн без уплаты налогов и получения лицензии», – продолжила она.

При этом для рынка игорного бизнеса сегодня актуальны проблемы отсутствия упорядоченности деятельности субъектов рынка.

«Мы неоднократно выступали с предложениями и о введении процедур самозапрета, об упорядочении понятийного аппарата, который наконец закроет лазейки для недобросовестных участников рынка, о пересмотре налогообложения, так как нынешняя система просто толкает бизнес в тень», – сказала Гульмира Бергенова.

Также в пакете поправок от Минкультуры предполагается повышение налоговой нагрузки через введение обязанности организаторов игорного бизнеса и пари ежегодно направлять на развитие спорта не менее 15% от чистой прибыли.

«На данный момент налогообложение игорного бизнеса формируется из таких налогов, как: дополнительный налог 20 процентов от доходов без учёта расходов; ставка налога на игорный бизнес с единицы объекта налогообложения: на игровой стол – 1660 МРП (ежемесячная оплата), игровой автомат – 60 МРП, в кассу букмекерской конторы и тотализаторов – по 300 МРП, электронную кассу букмекерской конторы – 3000 МРП. ИПН у источника выплаты, организатор игорного бизнеса обязан в качестве налогового агента удерживать 10 процентов с каждой выплаты игроку. На практике данный вид налога уплачивается из собственных средств организаций игорного бизнеса», – сказал эксперт.

Плюс ко всему, добавляет он, с 2019 года в Казахстане начнет действовать норма, облагающая игорные заведения налогом на добавленную стоимость в размере 12%.

Карина Алимова