Инвесторы замерли в ожидании конца

Итоги судебного разбирательства между DL Construction и Kcell повлияют на весь телекоммуникационный рынок.

14 Июня 2018 11:54 Автор: Татьяна Батищева
Инвесторы замерли в ожидании конца, Kcell, Кселл, DL Construction, Суд , акции, KASE , LSE, MuzLife, Аlma TV
Фото: informburo.kz

Финансовые претензии к компании Kcell в размере 40 млрд тенге, предъявленные ТОО DL Construction, принадлежащей Данияру Балиеву – сыну Загипы Балиевой, в 2005-2009 годах занимавшей пост министра юстиции и отправленной 12 июня в отставку с поста уполномоченного по правам ребенка в РК, пока не повлияли на стоимость акций Kcell, торгуемых на Казахстанской фондовой бирже (KASE) и на Лондонской фондовой бирже (LSE). Торговый день 13 июня акции сотового оператора закрыли на отметке в 1545 тенге, показав нулевую по отношению к предыдущим торгам динамику. При этом цена спроса на акции на торговой сессии была даже выше, чем днем ранее. В Лондоне акции Kcell стоят 4,26 доллара, они чуть потеряли за день в цене, но все же остаются в зеленой зоне.

Юристы Kcell заявили вчера на брифинге в Алматы, что оспорят решение суда первой инстанции – Межрайонного экономического суда города Алматы, и, судя по всему, инвесторы будут ждать окончания и итогов судебных разбирательств.

Гораздо интереснее, что судебная тяжба пришлась на период, когда мажоритарные владельцы объявили о продаже 75% акций компании стратегическому инвестору. И, как указали юристы Kcell, наличие судебного спора у объекта продажи не требует замораживания сделки по продаже пакета акций. Решение о том, покупать или нет, остается на усмотрение инвестора, так же как и потенциальные финансовые риски в размере обозначенной суммы претензий.

Напомним, что суть спора между Kcell и DL Construction касается авторских прав. В 2017 году компания Terraline, занимающаяся развитием цифрового телевидения, совместно с Ксell запустила проект мобильного телевидения под брендом Mobi TV. В рамках сервиса были представлены порядка 150 отечественных и зарубежных каналов, в том числе телеканал Muzlife.

По мнению DL Construction, партнеры проекта нарушили авторские права, переданные DL Construction, а именно транслировали клипы, право трансляции которых телеканалом MuzLife в суде подтверждено не было. Суд первой инстанции нарушение признал и присудил взыскать с Kcell в качестве компенсации 670 млн тенге.

В Kcell отмечают, что решение алматинского суда нарушает обычаи делового оборота, установленного международной и казахстанской практикой. Операторы сотовой связи и телевещания не получают разрешения от правообладателей на ретрансляцю контента.

Ответственность, которая лежит на телеканале по «очистке» контента, по сути, переложили на оператора. При этом музыкальный канал в договорах гарантировал, что осуществляет свою деятельность в соответствии с требованиями закона. Однако в ходе рассмотрения вопроса в суде телеканал не смог подтвердить свои заверения, рассказали в Kcell.

Эксперт в области авторских прав, представитель Казахстана в третейском суде ЕАЭС Дмитрий Братусь в свою очередь пояснил, что каждый участник проекта по цифровому телевидению имеет собственные зоны ответственности. Телекомпания при формировании контента получает от правообладателей разрешение на его использование. Телеканалы являются субъектами СМИ, поэтому содержат редакцию, которая следит за соблюдением авторских прав – это прямая норма закона. В последующем, когда канал сформирует собственный контент, в отношении него телеканал заключает договор с оператором телерадиовещания, который является информационным посредником: распространяет сигнал и доводит контент до конечного потребителя, используя различные сети передачи данных. По мнению эксперта, в своем решении суд не оценил и не затронул юридическую конструкцию интернет-посредника.

Дополнительно Дмитрий Братусь отметил, что в решении первичного суда он не увидел оценки полноценных и достоверных доказательств, представленных истцом – DL Construction. Хотя суды по всем спорам, связанным с патентами или интеллектуальной собственностью, просто обязаны проследить цепочку правообладателей.

Спорным, по словам эксперта, представляется и толкование судом понятия компенсации, которая взыскивается, как правило, правообладателем вместо убытков и упущенной выгоды. Этот способ защиты прав интеллектуальной собственности суд почему-то назвал в своем решении законной неустойкой.

«Это уникальная позиция суда, так как нигде в мировой практике не приходилось видеть, чтобы установленная законом компенсация называлась неустойкой. Компенсация взыскивается за понесенные убытки, о которых надо заявить», – заметил Дмитрий Братусь.

Истец должен доказать факт нарушений, во-первых, ссылаясь на всю цепочку правообладания, во-вторых, доказать убытки в том или ином размере. Если он не знает убытков, то обращается к компенсации. В решении суда каких-либо цифр от истца нет. Судебное усмотрение, на мой взгляд, может стать тем, что во второй статье Гражданского кодекса называется недопустимостью произвольного вмешательства – как принципом гражданского права. Решение суда вызывает серьезные вопросы, резюмировал господин Братусь.

Надо сказать, что случай с Kcell не первый и не единственный. В апреле с оператора телевещания Аlma TV тот же Экономический суд г. Алматы взыскал 2,1 млрд тенге за нарушение интересов правообладетелей. И, похоже, следует ожидать подобных исков к другим участникам телекоммуникационного и вещательного рынка, поскольку сложился прецедент, когда истцы с легкостью добиваются поставленных целей.

Случаи с Kcell и Аlma TV связывают не только похожие иски и положительные решения суда в пользу истца, но также то, что иски были поданы в особые для компаний периоды. Для Аlma TV таковым явились имущественные требования от третьих лиц за долги владельцев и возникновение угрозы рейдерского захвата Аlma TV (согласно открытому письму руководства этой компании). Что касается Kcell, то компания находится на стадии продажи, и любая негативная информация, к которой, безусловно, относятся имущественные иски на значительные суммы, может уронить капитализацию компании. Хотя в самой Kcell не стали комментировать связь иска DL Construction с попыткой повлиять на стоимость компании.

Таким образом, на телекоммуникационном рынке Казахстана складывается нездоровая ситуация, связанная в том числе с нарушением прав правообладателей (об этом говорят решения суда), с необъективными решениями самого экономического суда (об этом говорят независимые эксперты), с общим негативным информационном фоном. Все это никак не способствует привлечению серьезных инвесторов в отрасль. Конечные итоги судебного разбирательства между Kcell и DL Construction будут внимательно изучены рынком, и по ним будут сделаны серьезные выводы.

Татьяна Батищева