Из тени - в тень?

Как Куандык Бишимбаев и депутаты искали налоговый компромисс в темной зоне.

26 Октября 2016 18:16 Автор:
Из тени - в тень? , Куандык Бишимбаев,депутаты,налог,Экономика,НДС,законопроект

Бурная дискуссия развернулась при обсуждении в первом чтении пакета поправок в законодательство по вопросам налогового и таможенного администрирования. Данными поправками предлагается поэтапное снижение минимального порога для постановки на учет по НДС - с действующих 30 тысяч МРП до 15 тысяч МРП к 2020 году. Также законопроектом предусматривается поэтапное повышение акцизов на табачную и алкогольную продукцию: на алкоголь со ставки 2000 тенге за литр в 2017 году до 2550 тенге за литр в 2019 году; на пиво и пивные напитки с 39 тенге за литр в 2017 году до 57 тенге за литр в 2019 году; на табачные изделия с 6200 тенге за 1000 штук в 2017 году до 8700 тенге в 2019 году. 

Предлагается также перенести сроки введения всеобщего декларирования - с 2020 года, причем не поэтапно, как предполагалось ранее, а одновременно для всех граждан страны.

Кроме того, вводится поэтапный переход на обязательную выписку электронных счетов-фактур: с 1 января 2018 года – крупные налогоплательщики, подлежащие мониторингу; с 1 января 2019 года – плательщики НДС. При этом предлагается перенести сроки внедрения Е-аудита при проведении налоговых и таможенных проверок на 1 января 2019 года.

Наибольший интерес у депутатов вызвала норма о поэтапном снижении порога для постановки на учет по НДС. Министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева попросили рассказать, как эта норма будет благоприятно влиять на бизнес-среду. Как оказалось, министр это влияние понимает по-своему.

"Мы вносим поправки, которые с 2017 года для действующих предпринимателей ничего не изменят. То есть, останется тот режим, к которому они привыкли и в котором они оперировали. Сегодня в действующем налоговом кодексе предусмотрены нормы, которые с 1 января 2017 года понижают порог на НДС практически в 10 раз. Соответственно, это затронет большое количество индивидуальных предпринимателей, малый и средний бизнес, которые сегодня не состоят на регистрационном учете по НДС. Этой нормой мы создаем возможность для поэтапного перехода, и с 2017 года облегчаем для малого и среднего бизнеса этот вопрос, - объяснил он. - Что касается 2018-2019 годов, и включительно период до 2020 года, мы осуществляем поэтапное снижение. Почему мы это делаем - потому что сегодня треть казахстанских предприятий, в том числе и предприятия малого и среднего бизнеса, практически не уплачивают налогов, связанных с НДС, а также не ведут полный учет своих доходов и расходов. Соответственно, нагрузка налоговая внутри страны распределяется неравномерно. Крупные предприятия сохраняют рабочие места, уплачивают все налоги, в трудные времена обеспечивают социальную стабильность и не идут на сокращение своих рабочих мест. Кроме того, осуществляют поставку определенных видов товаров и услуг по сниженным ценам на внутренний рынок. Соответственно, если в совокупности посмотреть всю нагрузку, которая на них падает, то она достаточно высокая и превышает заявленный уровень корпоративного подоходного налога в несколько раз. Если у нас КПН 20%, то с учетом всех факторов такая нагрузка доходит до 45-50%. Это говорит о том, что часть предприятий несет повышенную нагрузку, а часть предприятий не несет никакой нагрузки. Хотя с точки зрения пользователей услуг, в том числе и предоставляемых государством, государственным бюджетом, все пользуются дорогами, бесплатной системой образования, системой здравоохранения и так далее. Поэтому если мы хотим дальше развивать эти системы, в том числе инфраструктуру в нашей стране, то, конечно, определенное повышение налоговой нагрузки должно происходить, но не за счет тех предприятий, которые уже сегодня платят налоги в полноценном режиме, а за счет тех, кто работает в абсолютно упрощенном режиме".

Депутаты логично продолжили мысль - если таким образом предполагается вывести практически все предприятия "на свет", не стоит ли поднять вопрос об исключении из уголовного кодекса пресловутой статьи 215 - лжепредпринимательство. В ответ на это министр признал, что "вопрос действительно актуален", но предложил дождаться решения генеральной прокуратуры по этому вопросу.

"Но то, что вопрос действительно становится очень актуальным для наших предпринимателей, это очевидно, и мы уверены, что какие-то подвижки в этой сфере нужно делать", - заверил он.

Но такие расплывчатые ответы депутатов не устроили. Меруерт Казбекова поинтересовалась, есть ли у главы Минэкономики данные о том, какова вообще сегодня в стране доля теневой экономики, какая часть предприятий уходит от налогообложения и какие меры планируют принимать для решения этой проблемы. В ответ господин Бишимбаев посетовал, что "в среднем собираем по стране от всего возможного НДС не более 20%, это очень низкий показатель в масштабах мира".

"То есть, когда мы говорим, что у нас большая налоговая нагрузка на МСБ и на ИП, мы должны понимать, у нас один из самых низких уровней НДС, сама ставка. Кроме того, у нас один из самых высоких порогов по постановке на НДС, то есть таких порогов ни в одной развитой стане мира вы не встретите. Если до корректировки курса  это было 400 тыс. долларов, то есть 64 млн тенге, сегодня это 200 млн тенге. В среднем по уровню стран с развивающимся средним доходом, порог для постановки на НДС для предприятий составляет 25-30 тысяч долларов. Мы в 6 раз больше предприятиям с оборотом позволяем не регистрироваться и не вести никакой учет, в отличии от того что делается вообще в мире. И эти предприятия составляют теневую экономику, потому что мы не видим их оборотов, мы не видим их доходов, объем таких предприятий, их оборотов составляет примерно треть от всех оборотов экономического состояния", - сказал министр. 

"Я говорю о теневой экономике, сколько процентов у нас? У нас 40% вообще не платят налог. Вы говорите об администрировании. Вы живете в городе Астана любой налоговик придет хоть в "Мегу", хоть куда - большая половина бутиков не выбивает чеки. Мы об этом говорим. Как вы будете это администрировать? Вот ваши резервы дополнительные. Какие меры будут приняты?" - уже конкретизировала госпожа Казбекова. 

Министр в ответ заявил: чтобы все выбивали чеки и платили налоги, надо вставать на учет по НДС, мол, "только после этого у них возникнет необходимость становиться на регистрацию".

"По нашим оценкам треть нашей экономики находится в ненаблюдаемой зоне, это связано с тем, что у нас один из самых высоких порогов для постановки на НДС. В первую очередь законопроект нацелен на то, чтобы снижать этот порог", - сказал господин Бишимбаев. 

Уклончивость ответов не понравилась и спикеру мажилиса. Нурлан Нигматулин вмешался в диалог и тоже потребовал конкретики. 

"Мы снижаем порог по НДС, начиная с 2018 года, с текущего уровня 30 тысяч МРП до 25 тысяч МРП. Еще 8 тысяч 510 субъектов станут плательщиками НДС в результате этого снижения после 2018 года. В 2019 году, когда порог снизится до 20 тысяч МРП, дополнительно 6 тысяч субъектов станут на регистрационный учет. В 2020 году, когда порог снизится до 15 тысяч МРП плательщиками НДС дополнительно станут 19 тысяч субъектов. Таким образом, мы захватываем из 69 тысяч субъектов-плательщиков НДС, которые сегодня зарегистрированы и уплачивают НДС, мы еще 50% от текущих плательщиков за счет данных мер, поэтапных, включим в реестр налогоплательщиков, которые будут состоять на учете по НДС. Это позволит нам захватить тот ненаблюдаемый оборот, о котором вы сейчас сказали", - тотчас перечислил министр.

Дебаты длились больше часа. В итоге мажилисмены одобрили поправки в первом чтении, то есть - поддержали концептуально.

А на прощанье Нурлан Нигматулин весьма критично отозвался о работе правительства, в частности  по введению всеобщего декларирования, где, по его мнению, есть очень большой резерв для улучшения налогового администрирования:

"Нужно сделать выводы и продолжить ту же самую работу, о которой говорили сегодня представители всех фракций, потому что вопросы еще остаются. Сегодня правильно говорили, должна быть четкая сбалансированность в налоговой, таможенной политике, когда нам нужно и подержать МСБ, и в то же время, не расшатать финансовую архитектуру нашей экономики. Некоторые вещи, откровенно надо сказать, без всякой обиды вы должны принимать. Сейчас депутаты напомнили о сроках всеобщего декларирования. Это было лето этого года, когда депутаты ну просто разложили по полочкам полную неготовность министерства финансов и его подразделений к продекларированным перед главой государства взятым обязательством начать декларирование. За это и ответить могли, но это не наша прерогатива. Я хочу, чтобы все здесь слышали, знали, а то некоторые тут с ошибками преподносят, что депутаты против. Да депутаты уже большую часть своей жизни находятся под всеобщим декларированием, поэтому никаких опасений депутатов нет. Вопрос был в том, что министерство финансов провалило эту работу и не смогло элементарно подготовиться к выполнению поручения по всеобщему декларированию и переносят теперь к 2020 году. А когда выходят за стены парламента, комментируют, говорят, что депутаты против. Наберитесь смелости и мужества". 

Ирина Севостьянова