Казахский рыжик уходит на Запад

Зерновой холдинг Акмолинской области планирует поставить в Калининградскую область РФ порядка 40 тыс. тонн масличных

15 Августа 2016 10:49 Автор: Жанболат Мамышев
Казахский рыжик уходит на Запад, Зерновой холдинг,фермеры,элеваторы,Ербол Ташенов,зерно,Кооператив, астық

В Казахстане нарастает понимание того, что мелким и средним фермерам стоит объединяться в сельскохозяйственные кооперативы. Одним из таких объединений стал зерновой холдинг Акмолинской области. О том какие плюсы ожидают тех, кто становится членом объединения abctv.kz рассказал председатель холдинга Ербол Ташенов.

-Есть ли ограничения по территории или размеру хозяйств, вступающих в Ваше объединение?

-У нас есть и хозяйства от 500 га. Ограничений нет. Главное требование – опыт работы, наличие технического парка, инфраструктура, чтобы не пришел человек, который только взял землю, чтобы не потащил остальных – тут же солидарная ответственность. Мы финансируем только оборотные средства, которые в конце года мы должны будем закрыть. Географически мы работаем не только в Акмолинской области, но и в близлежащих хозяйствах Северо-Казахстанской области. Просто они ближе к нашим границам. Главное требование для вхождения в члены кооператива – рекомендация действующих предприятий, которые могут сказать, что это предприятие действительно имеет опыт, парк техники.

-Вам же проще, чтобы хозяйства находились в одном-двух районах, чтобы иметь свой элеватор или еще что-то. При этом решается вопрос с транспортным плечом…

-Хороший вопрос. Мы сейчас пилотно хотим в районе города Кокшетау поставить один комбинат. В последующем территориально будем смотреть. Это будет элеватор. В планах выстроить переработку зерна, масличных. Тут добровольное участие: кому выгодно – зайдет, кому невыгодно – выйдет. Здесь ограничений нет. Главное, чтобы он работал. У нас в основном фанатичные люди, которые с интересом относятся к производству. Это настолько интересно, когда посадишь семя в землю, и наблюдаешь как корневая система меняется. Именно таких мы собрали и совместно проводим опыты с участием Аграрного университета им. Ш. Валиханова. Нам надо растить кадровый потенциал и пробудить интерес студентов к производству. Теоретически он отучился, но потом остался в городе, потому что пока он производство не увидит, интереса у него не будет. Когда студентов привлекали на практику, то у них вырастала успеваемость. Потом меня ректор благодарил, потому что они потом по-другому стали смотреть на теорию.

-Какие площади сейчас у кооператива?

- Общей пашни 400 тыс. га, пшеницы – 260 тыс. га. Мы ставим задачу не только концентрироваться на пшенице, но ставим задачу под заказ поставлять определенные объемы, например, рыжика на следующий год. Мы уже провели переговоры, хотим внедрять рыжик – одну из масличных культур. Мы хотим постепенно его в оборот вводить. Учитывая, что он важен для севооборота, а также, что некоторые растения работают как санитары. Самое главное – сбыт. Производить можно все, но не все продается. Главное – доходность предприятия, чтобы под заказ реализовать продукцию.

-О каких объемах идет речь, кто выступит покупателем?

-Потребитель берет 1 млн тонн в год. Это калининградский завод, который покупает из Европы и Бразилии. Фирма называется «Содружество» с головной компанией где-то в Мюнхене. Со следующего года мы где-то 10% площади планируем вводить под масличные культуры.

-То есть все что соберете с этих 10% отправите в Калининград?

-Да. Это, как минимум, 40 тыс. тонн.

-Они вносят какую-то предоплату?

-Мы ведем переговоры о предоплате. У нас идут переговоры, что они могут оказать помощь и в фондировании под банковскую гарантию. Главное, чтобы мы могли иметь гарантированный сбыт. Тот же рыжик практически никто не потребляет. Можно сказать, что из стран СНГ - это единственный потребитель.

-Семена откуда возьмете?

-Семена из России возьмем совместно с ними.

-Вы поставляли пшеницу в Россию?

-Уже отправили на экспорт. Первая партия составила 10,5 тыс. тонн – в декабре-январе мы отгрузили только на Россию. На азиатские страны пришлось около 5 тыс. тонн. Преимущество кооператива в том, что крупные комбинаты не ведут переговоры с фермерами, потому что им нужны плановые ежемесячные поставки по 10 тыс. тонн зерна. Но мы как кооператив можем вести такие переговоры и уже работаем с такими потребителями.

-Ранее экспорт в Россию сдерживался дорогим тенге, курс которого доходил до 3 и менее тенге за рубль. Теперь курс упал ниже 5,2 тенге за рубль. Насколько интересен теперь экспорт в Россию?

-Нам нужно обратить внимание, что основная граница у нас с Россией, а население в 10 раз больше, чем у нас. Поэтому это большой потребитель. Мы сосредоточились на импорте, а нам нужно концентрироваться на экспорте. Чтобы пробудить производство, нам нужно сконцентрироваться на экспорте. А для этого нужна экономическая мотивация. Институт «КазАгро» разработал очень много финансовых продуктов на развитие в частности животноводства. Можно посмотреть, что за последние лет семь новых стартапов нет, хотя финансовые продукты есть. О чем это говорит? Нет экономической мотивации, то есть нам легче импортировать, потому что у нас наверно такая экономическая ситуация была. А теперь как раз-таки курсовая корректировка способствует развитию нашего производства. То есть нам дороже будет купить – давайте мы лучше сами произведем. Сейчас, я думаю, новые проекты пойдут именно в животноводстве. Возьмите даже 1990-е годы – мы все мясо экспортировали в Россию. Она не перестала кушать мясо. Они увеличили собственное производство, но они покупают из Бразилии, Аргентины, Польши до эмбарго. Как раз это шанс для нас выйти на Россию.

-В прошлом году сколько вы экспортировали зерна?

-На внешний рынок порядка 15 тыс. тонн зерна. Такие решения принимаются общим собранием кооператива. В прошлом году в области 70% зерна было неклассным – 4, 5-й класс. По качественным показателям оно не соответствовало. Поэтому мы привлекли науку, чтобы нам сосредоточиться на производстве качественного зерна. Мы заключили договор на 22 млн с Аграрным университетом им. Ш. Валиханова, из них 11 млн им субсидирует министерство образования и науки. 11 млн – мы. Мы разбили бюджет: 5,5 млн в этом году оплатили, 5,5 млн – в следующем. Поэтому мы возлагаем большие надежды на это. Надо отследить весь процесс до конечного результата - с каждой делянки урожайность. Потом они разработают методички по каждой культуре, сорту и уже сельхозтоваропроизводители будут выбирать какой ему по климату больше подходит.

-В этом году сколько планируете экспортировать?

-Экспорт, как минимум, мы планируем выйти на 100 тыс. тонн. Мы ставим задачу развить кооперативный трейдинг. Преимущество нашего кооператива – на каждом участке собственник бизнеса в отличие от крупных холдингов. Им не надо отвлекаться куда, что продать – этим занимается исполнительный орган кооператива.

-Централизованный закуп дизтоплива, техники и централизованный сбыт…

-Да.  

-Экспорт в основном придется на страны Центральной Азии?

-Центральная Азия традиционно – Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан. Афганистан и Россия – стратегический рынок. Крупным российским мукомольным комбинатам нужен улучшитель качества зерна, поэтому нам нужно концентрироваться на качестве зерна. Также, чтобы мы могли конкурировать в цене, нам нужно добиться повышения урожайности, чтобы снизить себестоимость. Также переработка, поэтому мы принимаем решение для себя, что следующий шаг – выйти на переработку зерновых. Когда мы добьемся переработки всей выращиваемой продукции, упакуем, тогда не будет колебаний цен.

-Это потребует инвестиций…

-Конечно, мы над этим работаем. Мы в уставе прописали, что 10% доходов ежегодно будем откладывать на капитализацию. Поэтому мы ведем переговоры с финансовыми институтами. Я считаю, что здесь большая перспектива.

-До какого передела вы хотите дойти или остановитесь на муке?

-Нужно доводить до конечного продукта: мука, макароны, печенье. Например, если масло, то маслозавод. Самое главное концентрироваться на качестве – 28 клейковина и выше, тогда она будет востребована везде. Мы ставим задачей обновление сортов и присутствие элитных сортов пшеницы.  

-Вы просто продавали фуражное зерно или у вас есть мысли развить на этой базе животноводство?

-Животноводство однозначно развивать нужно. Если мы добьемся развития животноводства, то у нас 50% зерна будет уходить на корма. Тогда, условно возьмите, 15 млн тонн зерновых, 7 млн будет уходить на корма, 8 млн без проблем у нас экспорт и внутреннее потребление. Тогда, как минимум, 50-60% высококачественного зерна у нас без проблем будет. Тогда мы можем конкурировать и на внешних рынках с качественной пшеницей. Через выход мяса и молока можно добиться конечного продукта – тогда будет стабильность в ценах. Нам нужно добиваться конечного продукта, упаковать и везти его дальше.

-Что касается Китая и Ирана…

-Это перспективные рынки. В Иран мы поставляем - он традиционный потребитель фуражных культур, ячменя. Мы планируем работать с Ираном, есть уже заключенный меморандум с ними. У нас около 10-15% фуражного зерна по хозяйствам – это около 50 тыс. тонн ячменя. Возможно, мы какую-то часть будем отправлять на Иран. Китайский рынок очень перспективный. Мы имели опыт экспорта в Китай. Китайский рынок очень большой, но он сам мировой лидер по производству зерна, то есть практически он свои потребности закрывает, импортируя около 10 млн тонн в год. Надо увеличить пропускные способности на казахстанско-китайской границе и тогда, как минимум, до 1 млн тонн туда можно будет поставлять.

-Планируете ли принимать новых членов и расширять площади? Есть ли у вас какой-то лимит?

-Мы не ограничиваем в приеме. Другой вопрос – есть определенные правила и требования. Это решение общего собрания, то есть мы хотим, чтобы новые члены были надежными. Нужно не забывать, что здесь присутствует солидарная ответственность. Многие ругали кооперацию из-за солидарной ответственности, но этого не нужно бояться, потому что качественный состав будет меняться. Недобросовестные выйдут, то есть мы их выведем решение общего собрания – такая возможность есть.

-Многие страны Центральной Азии стали применять в отношении казахстанской муки импортные пошлины, стимулируя ввоз зерна для развития собственной мукомольной промышленности. Должны ли мы определиться: все-таки мы продаем зерно или продукцию передела? Ведь это создает кормовую базу для животноводства в Казахстане и рабочие места…

-Кормовую базу и дополнительные рабочие места. Однозначно мы должны развивать переработку. Они вводят акцизы на переработанную продукцию, тем самым наша переработанная продукция заходит туда и становится неконкурентоспособной. Но в тоже время - это наши традиционные рынки муки и переработанной продукции. Поэтому в плане госполитики надо смотреть в масштабах государства. Мое видение, что надо сделать защитные меры именно в плане переработки, потому что, как правило, забывают, что у нас есть переработка. Без переработки нет будущего развития.

-Мы будем зависеть от биржевых цен в Чикаго и т.д…

-Последние годы показали это. В прошлом году мы продавали ниже себестоимости зерно, а это же убытки.

-Какие сейчас цены на рынке на пшеницу?

-Сейчас сложились хорошие цены – в районе 60 тыс. тенге за тонну пшеницу третьего класса. На переработку тоже идет по 60 тыс. тенге за тонну и килограмм муку первого сорта получается в районе 90 тенге. Прошлой осенью зерно стоило в районе 35 тыс. тенге.

-На экспорт она какой будет?

-Все будет зависеть от урожая российского зерна. Ценообразование зависит от результата России, наших соседей, а также от качественных показателей зерна.

-А какова средняя себестоимость зерна?

-Если брать среднюю себестоимость, то в районе 40 тыс. тенге за тонну если брать среднюю урожайность в районе 10 центнеров с гектара. Надо закладывать рентабельность, как минимум, 20% - это все-таки сезонное производство, то есть цена должна быть в районе 50 тыс. тенге – не меньше. Иначе это будет сказываться на отрасли – бесконечно в убытках они не могут быть.

-Многие сельхозтоваропроизводители продают зерно осенью по текущей цене. Ваши члены как поступают?

-Вот мы и хотим планово работать, чтобы это не получилось хаотично. Мы сейчас выходим с предложением на приобретение действующего комбината и потом строить переработку.

-Какова мощность элеватора, который вы хотите приобрести?

-Средний – на 65-70, до 100 тыс. тонн достаточно, потому что мы не ставим задачу завезти все выращенное на один элеватор. Наша задача – организовать оперативную приемку зерна, модернизировать, усилить мощность и потом строительство и переработка.

-Сколько он может стоить? На заемные средства приобретете?

-Да, на заемные средства планируем. Мы сейчас ведем переговоры с банком. Такой комплекс стоит в районе 1,5 млрд тенге.

Жанболат Мамышев