Казахстан и Узбекистан хотят создать свой «Хоргос»

Приграничное сотрудничество может обеспечить рост товарооборота РК и Узбекистана до 5 млрд долларов.

22 Мая 2018 11:28 Автор: Аскар Муминов
Казахстан и Узбекистан хотят создать свой «Хоргос», Казахстан, Узбекистан, торговля, Хоргос, Таможня

Казахстан и Узбекистан намерены нарастить приграничное сотрудничество, вплоть до создания соответствующей схемы по принципу «Хоргоса». Ранее, пребывая в Ташкенте, первый заместитель премьер-министра РК Аскар Мамин высказал предложение казахстанской стороны о создании Международного центра приграничного сотрудничества «Центральная Азия» (МЦПС) на границе двух стран.

О росте интереса между двумя странами свидетельствует и частота визитов двух лидеров друг к другу, и частые телефонные разговоры. Буквально накануне пресс-служба президента РК сообщила, что состоялся очередной телефонный разговор Нурсултана Назарбаева с его узбекским визави. Официально было объявлено, что в ходе беседы президенты Казахстана и Узбекистана обсудили текущее состояние и перспективы двустороннего сотрудничества, в том числе ход реализации договоренностей на высшем уровне.

Тем более что внешнеторговый оборот между странами за I квартал 2018 года увеличился на 50% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. До конца года объем двусторонней торговли планируется довести до 3 млрд долларов. Вместе с тем если проект приграничной зоны будет реализован, то этот показатель является далеко не пределом, ведь стороны наметили довести взаимную торговлю до 5 млрд долларов.

Abctv.kz попросил экспертов оценить возможность создания приграничной зоны и каким образом это может повлиять на рост торговли Казахстана и Узбекистана.

Необходимы новые решения

Ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман заметил, что торгово-экономическое сотрудничество Казахстана и Узбекистана резко растет в последние годы. Товарооборот между странами в 2017 году повысился на 31,2%, до 2 млрд долларов. Увеличение экспорта из РК в Узбекистан составило за год 35%, до 1,3 млрд долларов. Ввоз товаров в РК из Узбекистана увеличился на 25,1%, до 735,2 млн долларов.

Эксперт считает, что в значимом усилении сотрудничества заинтересованы обе стороны. Для его развития необходимы и новые транспортно-логистические решения. В частности, к ним относится создание международного перевалочно-складского и торгового комплекса «Сухой порт» на границе двух стран, по аналогии с действующей специальной экономической зоной (СЭЗ) «Хоргос» между Казахстаном и Китаем.

Основные продукты поставок Казахстана в Узбекистан: пшеница (примерно 15% экспорта ), природный газ (12%), железные полуфабрикаты (11%), мука (9%), нефть (5%), цинковая руда (4%), подсолнечник (4%) и другое. В обратном направлении идут фрукты (31% импорта), природный газ (14%), овощи (13%), полиэтилен (7%), цинк (4%), минеральные удобрения (3%) и прочее.

Гойхман подчеркнул, что между Астаной и Ташкентом только за 2017 год заключены коммерческие договоры на сумму более 1 млрд долларов. Функционируют четыре совместных торговых дома, продающие продовольствие, продукцию химии и нефтехимии. В автопроме начинает работу общий проект по экспорту на внешние рынки, прежде всего в рамках ЕАЭС. В городе Костанае начат совместный выпуск автомобилей с электродвигателями. В 2017 году железнодорожные перевозки между двумя странами выросли на 8%. А только за два первых месяца 2018 года грузооборот повысился на 44% в годовом выражении.

«В таких условиях перспектив расширения объемов и ассортимента торговли «Сухой порт» рассматривается гораздо шире приграничного сотрудничества. Это складской, транспортный, логистический хаб, узел, в котором распределяются и оптимизируются транспортные и товарные потоки вглубь стран и в транзит за их пределы. Но концепция его масштабнее, если брать в качестве примера «Хоргос». Для развития торговли в СЭЗ предусмотрены таможенные льготы и упрощенный порядок оформления грузов. Кроме того, для привлечения инвестиций в производство и инфраструктуру в законодательстве РК для «Хоргоса» есть послабления. Компании, выпускающие приоритетную продукцию, освобождены от НДС, корпоративного налога, налога на имущество, соцналога. Земля отдается в пользование бесплатно до 2035 года. Безусловно, здесь расчет в основном на китайские инвестиции. Но, возможно, при продвижении концепции нового «Сухого порта» между Казахстаном и Узбекистаном будут использованы схожие принципы», – подчеркнул аналитик.

Однако есть и риски, заметил эксперт, в частности, при сильно возрастающих товаропотоках и возможном облегченном порядке таможенно-логистического оформления грузов повысится опасность прохождения некачественной, фальсифицированной, неверно задекларированной продукции. Однако эта вероятная «болезнь роста» имеет свои методы «профилактики и лечения» и не должна восприниматься как останавливающее препятствие в развитии двустороннего сотрудничества, заметил он.

Позитивно скажется на всем регионе

Аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев считает, что возможность существенно увеличить приграничную торговлю позитивно скажется на экономике всего региона. Программа экономической политики РК «Нұрлы жол» предполагает создание подобных зон исходя из географического и экономического положения, а также возможности положительно влиять на местную промышленность. При этом приграничная зона между Узбекистаном и Казахстаном по некоторым аспектам выглядит менее затратной и более гибкой.

В частотности, в «Хоргосе» приходится осуществлять перевалку контейнеров с китайской колеи (1435 мм) на широкую (1520 мм), действующую на постсоветском пространстве, чего на границе с Узбекистаном делать не придется.

Оставшиеся со времен Союза единые стандарты по многим товарным позициям и логистическим операциям также могут упростить взаимоотношения торговых партнеров с обеих сторон. Еще одной задачей СЭЗ выступает создание эффективного индустриального парка и привлечение производственных компаний, сказал аналитик.

Он отметил, что в этой связи в СЭЗ действуют льготные условия ведения бизнеса, включая отсутствие земельного налога, налога на имущество, корпоративного налога, а также НДС и таможенных пошлин на сырье и детали, завозимые для продукции, используемой и перерабатываемой на территории центра.

Отдельным существенным плюсом существования подобных СЭЗ, включая и планируемую зону с Узбекистаном, является создание дополнительных рабочих мест. Так, предполагается, что после вывода СЭЗ «Хоргос» на полную мощность будет создано не менее 20 тыс. новых рабочих мест. А количество посетителей центра уже сейчас составляет порядка 4-5 тыс. человек, как со стороны Китая, так и со стороны РК.

«Скорее всего, и новая СЭЗ между РК и Узбекистаном не станет в этом плане исключением. Немаловажным фактором для зон приграничной торговли является и короткое логистическое плечо, что также благотворно сказывается и на стоимости товаров, и на общем обороте подобных СЭЗ. Несомненно, что создание зоны свободной экономической торговли между Казахстаном и Узбекистаном оживит приграничную торговлю и положительно скажется на промышленном потенциале предприятий, находящихся в приграничных регионах», – сказал аналитик.

Что касается рисков появления в торговой зоне контрафактных или некачественных товаров, незадекларированной или иной запрещенной продукции, то такие риски в подобных зонах торговли существуют всегда, так как упрощенный режим межграничной торговли создает у недобросовестных предпринимателей соблазн попытаться найти лазейки, комментирует Коренев. По его словам, подобные вопросы находятся в ведении правоохранительных и таможенных структур. Как показывает мировой опыт, при наличии желания и добросовестном исполнении своих обязанностей всеми контролирующими организациями доля запрещенной или некачественной продукции может оставаться в допустимых пределах. При этом экономические плюсы существования свободных экономических зон очевидны, считает эксперт.

И выгодно, и рискованно

Заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова заметила, что беспошлинная торговля выгодна и потребителям, и поставщикам. Риски в этом случае несет скорее потребитель, так как не вполне ясен контроль за качеством ввозимой продукции в таких экономических зонах, а у поставщиков есть отложенный, но вполне ощутимый в будущем риск, например изменения таможенных правил или иных изменений в законодательстве Казахстана.

Что касается создания аналогичной экономической зоны на границе Узбекистана и Казахстана, здесь могут быть другие плюсы и минусы, заметила Мильчакова. По ее словам, с одной стороны, еще в 2016 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев договорились увеличить товарооборот двух стран к 2020 году до $5 млрд. В 2017 году, по оценкам в открытых источниках, он вырос, но сильно недотягивал до заявленной цели. Для активизации торговли двух стран такая экономическая зона могла бы быть очень полезной. Другой вопрос в том, что могут предложить, например, экспортеры из Узбекистана казахстанским потребителям, ведь обе страны в основном поставляют друг другу сырье, нефтепродукты и промышленные полуфабрикаты.

«Скорее всего, речь может идти о беспошлинном ввозе в Казахстан легковых автомобилей, произведенных в Узбекистане, а также овощей и фруктов. Это будет выгодно и казахстанским потребителям, и поставщикам товаров из Узбекистана, однако казахстанские фермеры, особенно проживающие в приграничных зонах, могут обеспокоиться наличием иностранных конкурентов, которые будут продавать в Казахстане более дешевую продукцию, чем произведенная в самой стране», – заключила г-жа Мильчакова.

Аскар Муминов