Казахстан заинтересован во вступлении Таджикистана в ЕАЭС

Евразийские перспективы Душанбе интересны для Астаны больше в политической, а не экономической плоскости.

14 Мая 2018 15:05 Автор: Аскар Муминов
Казахстан заинтересован во вступлении Таджикистана в ЕАЭС, ЕАЭС, Таджикистан, Казахстан, Беларусь, Кыргызстан, Армения, Молдова, Россия, Атомная энергетика, возобновляемая энергетика, Цифровая экономика, Медицина, социальная политика
Фото: sputniknews.kz

14 мая в ходе саммита ЕАЭС в Сочи Молдова получит статус государственного наблюдателя на заседании Евразийского экономического союза, заявил помощник президента России Юрий Ушаков. Расширение статуса наблюдателей при ЕАЭС – одна из ключевых тем встречи в Сочи. Ранее такое же предложение было озвучено в адрес соседнего с Казахстаном Таджикистана. Оно прозвучало в конце апреля, и видно, что ЕАЭС активно созывает новых участников. Что это значит для развития интеграции и выгодны ли эти процессы для Казахстана, abctv.kz рассмотрел на примере заявки Таджикистана.

Россия предложила Таджикистану стать страной-наблюдателем при Евразийском экономическом союзе, сообщил первый вице-премьер правительства РФ Игорь Шувалов.

«В том числе мы предложили на фоне двусторонней повестки Республике Таджикистан серьезно посмотреть на статус страны-наблюдателя при ЕАЭС», – сказал он.

Статус не несет никакого политического аспекта. Это исключительно вопросы, которые способствуют товарообороту и взаимному проникновению экономик, поскольку вопросы фитосанитарного контроля, ветеринарного контроля, технического регулирования, стандартов – это все то, что ведет потом к более свободному перемещению товаров, подчеркнул политик.

То, что Таджикистан является страной для расширения ЕАЭС, говорят уже давно, Душанбе не раз делал реверансы в сторону союза. Однако что может дать вступление Таджикистана в ЕАЭС Казахстану и другим странам объединения? Эксперты отмечают, что с экономической точки зрения Таджикистан – малоинтересный игрок для ЕАЭС, и если он и вступит в союз, то сугубо из политических предпосылок.

Тактика остается неизменной

Координатор аналитических проектов «Самрау» Дмитрий Михайличенко заметил, что для руководства России геополитические вопросы имеют приоритетную важность.

В многолетней истории ЕАЭС – Таджикистан ключевую роль играют именно геополитические факторы. Слабая экономика Таджикистана, в которой все большую роль играет Китай, не представляет особого интереса для России и других стран ЕАЭС, однако с точки зрения геополитики и желания Москвы влиять на ситуацию Таджикистан, несомненно, интересен, считает он.

По его словам, тактика Душанбе будет прежней, там не будут говорить «нет», но и торопиться вступать в ЕАЭС также не будут. Возможно, вариант со статусом наблюдателя и будет принят, так как формально он может удовлетворить все стороны. Эксперт считает, что Таджикистан может получить определенные преференции от вступления в ЕАЭС – это и российский, и казахстанский рынок, это и дополнительные возможности для мигрантов. Однако Таджикистан не захочет терять свободу маневра и предпочтет иметь возможность бесконтрольного взаимодействия с Китаем, а для Казахстана гораздо интереснее представляется формат интеграции с Узбекистаном, чем с Таджикистаном, подчеркнул аналитик.

«Считаю, что в настоящий момент на постсоветском пространстве интерес к ЕАЭС не растет. Это связано прежде всего с ролью России в мировой экономике и санкционным давлением со стороны Запада. США и Евросоюз относятся ревностно к перспективам евразийской интеграции под началом Москвы и делают много для сворачивания проектов. На мой взгляд, в конечном счете, перспективы интеграции постсоветского пространства в Центральной Азии будут зависеть от возможности Москвы договориться с Пекином о синхронизации своих евразийских инициатив», – сказал г-н Михайличенко.

Таджикистан обещает, но не значит, что вступит

Директор информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ Сергей Рекеда отметил, что статус наблюдателя ЕЭС не накладывает никаких особых обязательств на Таджикистан, но и не дает серьезных преференций, например, в таком статусе сейчас находится Молдова. Ее правительство ориентировано на евроинтеграцию, а в стране идет постепенный сбор подписей о присоединении к Румынии.

Эксперт заметил, что таджикские коллеги изучают возможные выгоды от вступления ЕАЭС и при этом обращают особое внимание на опыт Кыргызстана, потому что у двух стран есть общие черты с точки зрения масштабов и структуры экономики, потребностей в экспорте рабочей силы. Поэтому если вспомнить создание российско-кыргызского фонда развития, преференций для работы граждан ЕАЭС в России и Казахстане, основных странах – реципиентах рабочей силы ЕАЭС, совместные производственные проекты, развитием которых занимается Евразийская комиссия, то потенциальные выгоды для Таджикистана понятны. Издержки тоже будут – связаны они с переходом на новые технические регламенты, ростом таможенных пошлин для товаров из третьих стран, необходимостью оборудования фитосанитарных лабораторий. Хотя если обратиться к опыту Кыргызстана, то можно предположить, что для Таджикистана могут также договориться о льготном периоде перехода на стандарты ЕАЭС и минимизировать издержки.

«Вопрос основной – какую выгоду получат страны ЕАЭС от вступления Таджикистана в союз? Приоритет для ЕАЭС сегодня все же развитие интеграции «вглубь», а не «вширь», и допускаю, что Казахстан и Кыргызстан могут быть не сильно заинтересованы в присоединении Таджикистана. Однако есть выгоды стратегического порядка, о которых не стоит забывать. ЕАЭС, будучи экономическим союзом, имеет, хотим мы того или нет, измерение в сфере безопасности и в гуманитарной сфере. Более прозрачные механизмы миграции позволяют снизить потоки нелегальной миграции в страны, прежде всего в Россию и Казахстан, понижают террористические риски, потому что сообщества нелегальных мигрантов являются одним из источников рекрутирования в экстремистские организации», – заметил г-н Рекеда.

По его словам, проекты ЕАЭС, нацеленные на развитие производства и рост торговли, повышают уровень жизни в стране, а значит, стабилизируют общественно-политическую ситуацию, очевидно, что дополнительные очаги нестабильности в Центральной Азии не нужны ни России, ни Казахстану. Поэтому для стран ЕАЭС вступление Таджикистана в союз было бы сопряжено прежде всего с такими выгодами стратегического характера, сказал он.

Важный экономический партнер

Эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности Григорий Трофимчук заметил, что ЕАЭС давно уже присматривается к Таджикистану, то есть подготовительная работа к более активной интеграции фактически ведется. В свою очередь, и сам Таджикистан подбирает формат участия в организации.

Эксперт заметил, что Таджикистан за все последние годы, проведенные в суверенном статусе, не вошел ни в один из межгосударственных блоков, характер которого бы полностью противоречил принципам ЕАЭС. Относительно невысокие экономические показатели Таджикистана не могут быть барьером на пути его евразийской интеграции, ведь тот же, например, Кыргызстан имел аналогичные позиции при вступлении, подчеркнул политолог.

По его словам, действующие участники ЕАЭС как минимум позитивно воспримут возможное членство Таджикистана в этом союзе или участие в совместной работе в том или ином качестве. Тем более что ЕАЭС сейчас – это не просто Россия, Казахстан, Беларусь, Армения и Кыргызстан, это еще и такие страны, как Вьетнам, Иран и другие, имеющие соглашения о льготной торговле. При этом самому ЕАЭС, и прежде всего Москве, следует более четко артикулировать тезис о том, что данный союз не является попыткой «возрождения СССР», заметил г-н Трофимчук.

«Для Астаны, безусловно, членство Таджикистана в ЕАЭС намного лучше, чем его отсутствие. Никакой дополнительной тяжестью таджикская экономика на плечи Казахстана не ляжет, так как это не союз двух стран. Более того, по факту будет усилен общий оборонительный периметр, что положительно скажется и на развитии экономики. Но только для общего подъема необходимо, в конце концов, сделать так, чтобы ЕАЭС был не только союзом чиновников, а чтобы и население стран постоянно ощущало улучшения в социально-экономической сфере. В противном случае внутри ЕАЭС не произошло бы такого потрясения, как, например, с Арменией», – сказал г-н Трофимчук.

По его словам, с теоретическим вступлением Таджикистана в ЕАЭС вес организации в целом усилится, у каждого свои мотивы для обретения более сильной и надежной «крыши», для чего иногда приходится больше тратить, чем приобретать, сказал он.

«С Таджикистаном такая формула работает тоже, так как соседство Афганистана является постоянной тревогой для Душанбе. Поэтому не думаю, что новый кабинет министров РФ откажется от тех слов по поводу перспектив сотрудничества ЕАЭС с Таджикистаном, которые были произнесены первым вице-премьером Игорем Шуваловым еще до ротации членов правительства», – подчеркнул политолог.

Стоит отметить, что по итогам 2017 года товарооборот между Казахстаном и Таджикистаном составил 840 млн долларов, что на 25% больше, чем в 2016 году. В 2017 году импорт товаров из Казахстана осуществлен на сумму 515 млн долларов, экспорт – на 325 млн долларов с увеличением на 130 млн долларов.

Казахстан в основном экспортирует в Таджикистан зерно, муку, подсолнечное масло, строительные и лакокрасочные материалы, газы нефтяные и углеводороды газообразные, нефть и нефтепродукты. Таджикистан – в Казахстан: овощи, фрукты, руды и концентраты свинцовые, цинковые, медные.

За 2007-2016 годы экспорт Таджикистана снизился на 38,6%, а импорт увеличился на 56,5%. Объемы экспорта – в пять раз меньше объемов импорта, что приводит к ежегодному оттоку иностранной валюты. Казахстан – основной рынок сбыта для таджикских товаров, на Казахстан приходится треть экспорта Таджикистана (32,5%).

Аскар Муминов