Нацбанк «впрыснет» в экономику 1,8 трлн тенге

Эффект будет сдержанным – каждый новый заемный тенге трансформируется в 17 тиын прироста ВВП Казахстана, что в 3,5 раза меньше, чем в соседнем Китае.

04 Мая 2018 23:26 Автор: Султан Биманов
Нацбанк «впрыснет» в экономику 1,8 трлн тенге, Нацбанк РК, Кредиты, ВВП, БВУ , Данияр Акишев, экономика, Тимур Сулейменов, Фонд проблемных кредитов, 7-20-25, Льготная ипотека, Ипотека, Олег Смоляков, ЕНПФ
Фото: informburo.kz

Общая сумма кредитного портфеля казахстанских банков в текущем году в результате предпринимаемых действий со стороны регулятора может вырасти на 10-15%, или 1,8 трлн тенге. Об этом во время парламентских слушаний в сенате в пятницу, 4 апреля, заявил председатель Национального банка Казахстана Данияр Акишев.

«Коэффициент эластичности роста экономики к кредитованию [в Казахстане] равен 0,17%. [То есть] один тенге прокредитованный [приводит к росту на] 17 тиын ВВП. Не слишком высокий показатель, но он четко демонстрирует, насколько важны банковские кредиты для роста экономики», – подчеркнул министр национальной экономики Тимур Сулейменов.

Показатель и правда незначительный, если сравнивать мощность кредитного мотора с другими странами. К слову, в соседнем Китае, где активы банковской системы за последние 10 лет удвоились, данный коэффициент в 3,6 раза превышает казахстанский уровень. На каждый новый юань новых кредитов экономика рождает 0,625 юаня нового ВВП, пришли к выводу в МВФ по результатам стресс-тестирования, в котором приняли участие 33 крупнейших банка КНР и на которые приходит ¾ всех банковских активов.

По словам министра, соотношение активов банковского сектора к ВВП Казахстана составляет 25% и является низким показателем даже в сравнении с соседней Россией (50%). Есть и другие оценки на этот счет. Так, в центре интеграционных исследований Евразийского банка развития подсчитали этот показатель для России, Казахстана и Кыргызстана на уровне 95,6%, 55,9% и 38,9% соответственно (состояние на 2016 год).

Активы БВУ на начало 2018 года составляли 24,15 трлн тенге, следует из регуляторной отчетности Нацбанка РК, что сопоставимо с 46,8% номинального ВВП Казахстана за 2017 год (51,56 трлн тенге. – Минфин РК.). Отечественный бизнес слабо использует кредиты как источник для инвестиций – только «16% всех инвестиций в прошлом году было профинансировано за счет кредитов», отметил министр экономики Казахстана.

Говоря о предстоящей кредитной интервенции в экономику Казахстана в объеме 1,8 трлн тенге, глава Нацбанка кратко обрисовал источники своего финансового плана.

«Мы видим в рамках повышения программы финансовой устойчивости [банков], речь идет об 1,2 трлн тенге дополнительных [кредитов]; [льготная ипотечная] программа «7-20-25» в первый год даст как минимум 200 миллиардов тенге дополнительных [кредитных средств]; программа облигаций банков даст как минимум 200 миллиардов тенге. Общая сумма кредитного портфеля увеличится на 1,8 триллиона тенге. К нынешнему портфелю от 10 до 15 процентов прирост», – детализировал г-н Акишев.

Источник кредитного бума

Ключевым пунктом выступления главного банкира страны стала роль средних банков в наращивании кредитного портфеля. По расчетам регулятора, за последние три года они обеспечили половину прироста банковского кредитования всей экономики в Казахстане, и этот рост базировался на госденьги.

«Банки все пришли на рынок и начали привлекать деньги квазигоссектора. Так, доля госденег в структуре [их] обязательств составляет более 50 процентов, а у некоторых [доходит до] 75-80 процентов. Банки полностью зависят от квазигоссектора, и в первую очередь речь идет о небольших средних банках. По факту роль этих банков можно было свести к нулю», – подчеркнул Данияр Акишев.

Они проводили либеральную кредитную политику, продолжил он, финансируя связанные с акционерами проекты под нематериальные, а порой и вовсе без залога. При этом средняя доля плохих кредитов на их балансах достигла 70%.

«Реальный уровень плохих кредитов в 2012 году составлял 41,5 процента, сейчас – 23,6 процента. Согласно официальной статистике, уровень плохих кредитов в эти годы не превышал 10 процентов. Уровень достаточности капитала банковской системы (оценка Национального банка) с учетом реального уровня плохих кредитов находился до 2017 года в отрицательной зоне. Только после списания плохих кредитов БТА, Bank RBK и ряда других достаточность капитала вернулась в 2017 году в положительную зону. За период с конца 2016 года реальный уровень плохих займов снизился с 32 процентов до 23 процентов от ссудного портфеля. В абсолютном выражении произошло снижение с уровня 4,9 миллиарда до трех миллиардов тенге», – акцентировал Данияр Акишев.

Объем господдержки в рамках программы оздоровления в прошлом году составил свыше 3,2 трлн тенге, из которых 2,6 трлн было направлено на реструктуризацию обязательств БТА перед Казкоммерцбанком; 653,7 млрд тенге получили так называемые социально значимые банки, из которых почти 40% средств, а быть может, и больше, пошло на спасение Bank RBK.

Напомним, государство через Фонд проблемных кредитов (ФПК) выкупило по стопроцентному номиналу проблемный кредит БТА на 2,4 трлн тенге. Из этой суммы около 1 трлн тенге было изыскано в Национальном фонде. Еще порядка 400 млрд тенге выделил сам регулятор из своего бюджета, остальной триллион, по-видимому, также стал результатом работы печатного станка.

Из аудированной отчетности АО «Народный банк» (владеет Казкоммерцбанком) за 2017 год следует, что частью полученного транша Казкоммерцбанк расплатился с долгами, в том числе перед регулятором; еще 1 трлн тенге через годовой валютно-процентный своп (истекает в конце первого полугодия 2018 года) направил на покупку тенговых гособлигаций на условиях запрета на их перепродажу в течение двух лет.

Поддержка социально значимых банков также была осуществлена при помощи прямой денежной эмиссии, однако по факту ликвидность носила связанный характер. То есть деньги, полученные банками от регулятора через выпуск субординированных облигаций, по условиям должны были быть инвестированы в годовые ноты Нацбанка.

Процентный доход банков от этой сделки в этом году составит 30 млрд тенге, а за 15 лет (срок обращения облигаций БВУ) его размер может достигнуть 460 млрд тенге. При этом раз в год предусмотрено высвобождение не менее трети полученных средств.

Финальные штрихи льготной ипотеки

Особый интерес вызвали рекомендации Данияра Акишева для потенциальных участников новой ипотечной госпрограммы, инициированной президентом, под названием «7-20-25», в объеме 1 трлн тенге.

Первой новеллой стало то, что не каждый банк сможет участвовать в госпрограмме.

«Сейчас мы оцениваем, что это предварительное наше обсуждение состоит в том, что это банки, имеющие рейтинг «B-», а также банки, у которых есть некоторая доля ипотечного кредита в портфеле, то есть у них уже наработаны процедуры, практики оценки кредитоспособности заемщиков. Им не нужно заново это выстраивать и использовать программу для того, чтобы повысить свои конкурентные преимущества. Они уже имеют конкурентные преимущества на рынке, поскольку выдают такие кредиты. Предварительно это порядка там десяти банков, которые соответствуют этим критериям. Но в любом случае мы обозначим все банки, которые в дальнейшем будут участвовать в этой программе», – прокомментировал abctv.kz зампред Нацбанка Олег Смоляков.

Другим сюрпризом стало то, что, помимо собственно подтверждения платежеспособности, заемщик не должен иметь другого жилья на праве собственности. При этом владельцы каркасно-камышитовых, аварийных и других объектов недвижимости, которые не совсем подпадают под критерии стандартных, возможно, будут относиться к категории нуждающихся в жилье, добавил г-н Смоляков.

К числу недосказанности из выступления главы Нацбанка можно отнести то, откуда взялась цифра в 200 млрд тенге. Напомним, ранее г-н Смоляков прямо заявлял abctv.kz, что во втором полугодии текущего года планируется разместить долговых обязательств на 60 млрд тенге с последующей капитализацией на эти средства банков под 3%, которые в свою очередь будут выдавать займы под 7% годовых конечным заемщикам.

Примечательно, что регулятор заявляет о намерении привлекать деньги с рынка по рыночным ставкам (около 8-9% годовых). Однако, кто будет субсидировать эти деньги до 3% для банков, не ясно. Весьма вероятно, что эту работу возьмет на себя Нацбанк. Во сколько это ему обойдется, до сих пор остается открытым вопросом.

Поддержка и суждение

Одной из системных проблем банковского сектора является его зависимость в части фондирования от квазигоссектора, отражающего большую концентрацию, и розничных клиентов, чьи срочные вклады по факту носят характер «до востребования» и создают риск набега и кризиса ликвидности. Помимо собственно устойчивости банков, это объективно создает помехи на пути восстановления кредитоспособности. Для этого в недрах Нацбанка подготовили ряд мер, в числе которых внедрение сберегательного вклада.

Такие вклады подразумевают большую доходность, однако в случае досрочного изъятия это чревато определенными штрафными санкциями, а сам возврат будет проходить не ранее 30 дней. Сумма госгарантии таких вкладов в тенге вырастет ориентировочно с текущих 10 до 15 млн тенге, уточнил abctv.kz Олег Смоляков.

Эту меру будет дополнять внедрение предельных рекомендуемых ставок по вкладам со стороны АО «Казахстанский фонд гарантирования депозитов» с привязкой к сроку накопления. Не исключено, что во внимание будет браться текущая конъюнктура на денежном рынке. Предельные сроки и ставки пока не озвучиваются, но весьма вероятно, что доходность по депозитам будет прогрессировать в сторону от краткосрочных к более долгосрочным.

«[Рекомендуемая] ставка [КФГД] сейчас универсальная и действует на все сроки. Мы хотим изменить, и мы обсуждаем механизмы. Думаю, до конца года мы реализуем подход, когда ставки будут определяться исходя из параметров рынка на различных временных горизонтах. Конкуренция будет толкать институты к тому, чтобы сильно не отличаться друг от друга. На каждом горизонте будет своя предельная ставка», – комментирует зампред Нацбанка.

Другой мерой поддержки банков станет облигационная программа, куда будут на паритетных с рынком началах инвестироваться пенсионные активы казахстанцев, заявил Данияр Акишев, сославшись на решение совета по управлению Нацфондом.

«Облигационная программа банков предполагает инвестиции ЕНПФ в финансовые инструменты банков и корпоративных казахстанских эмитентов на сумму до 200 миллиардов тенге. Необходимые решения приняты советом по управлению Национальным фондом. Фондирование будет предоставляться на рыночных условиях путем приобретения облигаций сроком до пяти лет. В целях снижения риска концентрации пенсионные активы будут инвестироваться в размере не более 50 процентов от объема каждого выпуска облигаций», – пояснил глава Нацбанка.

Отдельное внимание монетарные власти обращают на переход к риск-ориентированному надзору в практике регулирования банков посредством внедрения понятия «надзорное суждение». Реализовываться оно будет в четырех областях: адекватность провизий по активам, оценка связанных лиц, деловая репутация менеджмента и акционеров, а также внутренняя система управления рисками.

«Реализация этой схемы позволит не допустить вывода активов [из банков]. Введение надзорного суждения не расширяет полномочия Национального банка. Основные изменения пройдут внутри действующего периметра деятельности банка. Фактически произойдет упорядочивание надзорных инструментов регулятора и оснований для их применения. При этом банки, как и прежде, в судебном порядке могут обжаловать любые решения Нацбанка», – подчеркнул г-н Акишев.

Дорожающая нефть выправляет текущий счет

В I квартале 2018 года текущий счет находился фактически на нулевом уровне, а если быть точнее, дефицит составил всего 95 млн долларов, озвучил глава Нацбанка предварительные данные.

«С точки зрения масштабов платежного баланса незначительная сумма и наблюдается два квартала подряд. Ожидается дальнейшее улучшение, что позитивно скажется на курсе тенге. Мы представили два сценария, и даже при ценах на нефть выше 70 долларов мы можем ожидать положительный платежный баланс. Благоприятные текущие условия создают основу для восстановления кредитной активности», – пояснил г-н Акишев.

Объективности ради стоит добавить, что, несмотря на в целом правильно очерченный тренд, уточненные данные по платежному балансу в IV квартале 2017 года оказались хуже предварительных в девять раз – рост дефицита счета текущих операций с 81 млн до 745 млн долларов, ранее сообщал abctv.kz.

Переход к плавающему курсу тенге, напоминает Акишев, позволил улучшить ситуацию в платежном балансе страны. При этом валютный рынок находится в равновесии, когда платежный баланс в равновесии, констатировал банкир, подчеркнув: негативный баланс в 2015-2016 годах стал фактором значительного ослабления тенге в 2015 году.

Менее чем за два года Нацбанку удалось снизить уровень инфляции почти в три раза, с максимального значения 17,7% в июле 2016 года до 6,5% в марте 2018 года, отрапортовал г-н Акищев.

«Низкая инфляция является безусловным благом, залогом экономической, инвестиционной активности в стране и ключевым аспектом для снижения ставок по кредитам. Поэтому текущей целью является удержание инфляции в коридоре пять-семь процентов. Среднесрочная цель – ниже четырех процентов, начиная с 2020 года», – подчеркнул он.

Снижение инфляции прямо влияет на базовую ставку, которая, по мнению регулятора, стала ключевым индикатором стоимости денег на внутреннем рынке.

«Это реально работающая ставка. Денежный рынок в Казахстане полностью работает в увязке с базовой ставкой. Банки опираются на базовую ставку, когда устанавливают ставки по депозитам и кредитам. Например, тенговые ставки по кредитам снизились с 25,8 процента в январе 2016 года до 12,8 процента в марте 2018 года», – отметил Данияр Акишев.

Однако результаты I квартала этого года разошлись с победоносными реляциями. Несмотря на серию снижений базовой ставки с начала текущего года, роста кредитования не происходит, а банки продолжают сидеть на нотах регулятора, отражаемых в регуляторной отчетности.

Султан Биманов