Не детский уровень

Павлодарская фирма, начав бизнес с продажи товаров российского производства, сегодня сама стала брендом детской одежды.

03 Августа 2018 12:41 Автор: Марина Попова
Не детский уровень, бизнес , МСБ, Одежда, дети, трикотаж, НПП «Атамекен»

Отучившись по программе «Деловые связи», которую реализует Национальная палата предпринимателей (НПП), директор павлодарского ТОО «Три Кота Ж» Анастасия Барт надеется пройти отборочный тур, чтобы посмотреть, как в Германии шьют одежду для новорожденных.

Детский путь

Четыре года назад, столкнувшись с проблемой детской одежды для собственной семьи, Анастасия Барт вместе с мужем решила организовать свой бизнес по реализации товаров российского производства для детей. Так в Павлодаре появился магазин «Три Кота Ж». Обошлись без заемных средств – продали квартиру. Вложенные деньги в приобретение собственного помещения под магазин и закуп партии детской одежды окупились через два года.

Анастасия Барт не скрывает: в новом деле ей очень пригодились навыки главного бухгалтера, коим она работала на одном из предприятий. Сама ездила в Россию, покупала вещи в Новосибирске, Омске, Томске, Барнауле. Быстро отвергла омский трикотаж, зато устроил томский товар.

«Основную работу оставлять не собиралась. Да и магазин на тот момент не рассматривала как серьезный бизнес. Открыли его скорее на перспективу. Но со временем, поскольку одежду закупала сама, ездила по фабрикам, смотрела, как там работают, в какой-то момент закралась мысль: мы и сами, наверное, так сможем», – поделилась с abctv.kz директор предприятия.

Возможно, еще долго бы приглядывалась, но, когда соотношение рубля и тенге значительно изменилось, дальше торговать российским товаром становилось невыгодно, пришлось бы поднимать цены в магазине почти вдвое. А это значит потерять значительную часть покупателей. Путь был один – шить самим.

Сами с усами

Сказано – сделано. На тот момент директор предприятия думала, что самым сложным будет приобрести технику, так как она и дальше упорно не хотела брать кредиты.

«Возможно, взяв деньги в банке, я бы стала быстрее раскручиваться, и это моя слабая сторона. Но если посмотреть с другой стороны – кредит надо возвращать. Пусть медленнее, но развиваемся за свои деньги», – говорит директор компании.

Итак, приобретя две современные швейные машинки, Анастасия Барт столкнулась с трудностью подбора специалистов. Пригласила выпускницу местного лицея, готовящего швей, но она не смогла работать на таком оборудовании, потому что в классах стоят старые машинки. И так было с чередой кандидатов.

«Однажды я случайно узнала, что моя соседка Наталья Соболева решила поменять работу, и на таких машинках она работала. Она глухонемая. Трудности «перевода» были недолгими. Сегодня мы понимаем друг друга с полувзгляда», – говорит Анастасия Барт.

Наталья Соболева теперь руководит швейным цехом, где уже трудятся восемь человек. Дизайнера в компании нет, эту миссию взяла на себя Анастасия Барт: где-то подсмотрит новую модель, где-то опирается на собственный опыт и пожелания самих мам. Именно так произошло с новым направлением – одеждой для недоношенных детей.

«К сожалению, проблема такая в городе существовала, столкнулась с этим одна из моих работниц. Казалось, что сложного – те же ползунки, но только поменьше. Но нет. Для недоношенных все должно быть иначе: самые мягкие, стопроцентно натуральные ткани, совершенно плоские швы, ведь кожа таких малышей более нежная и чувствительная, чем у тех, кто родился в срок», – поясняет она. И такая линия одежды была запущена.

Дебет-кредит

Несмотря на то, что все ткани павлодарцы закупают в Российской Федерации, их продукция дешевле той, что завозилась, почти вполовину. К примеру, российские ползунки стоили 600 тенге, собственные – 350 тенге. Весь товар марки «Три Кота Ж» сертифицирован, как и ткани, из которых он отшивается.

«Столкнулась с такой проблемой, что российские предприятия не хотят работать с нами легально. Говорят: приезжай, отгрузим товар, оплата наличными. Меня это не устраивает. Коль скоро груз надо отправлять в Казахстан, необходимо оплачивать НДС, там почему-то всех это пугает, вернее, налоговая служба, которая контролирует отчисления. К сожалению, в Казахстане никто не изготавливает трикотаж полотном», – говорит Анастасия Барт.

Одежду предприниматели отшивают партиями, пусть и небольшими, от шести изделий. Иначе экономически это будет нецелесообразно. В месяц изготавливается 2 тыс. изделий. К слову, когда Анастасия Барт наладила швейное производство, от работы бухгалтером пришлось отказаться, полностью погрузившись в собственное дело.

Двигатель товара

Для продвижения товара Анастасия Барт пыталась наладить сотрудничество с перинатальным центром.

«Мамы, особенно из сельской местности, с удовольствием бы покупали необходимые новорожденным вещи, тем более по такой цене, как у нас», – говорит она.

Но договориться не получилось, руководство перинатального центра сослалось на закон, запрещающий всякую рекламу в медучреждениях. Правда, год в перинатальном центре она все же отработала, выиграв тендер: центр выставил на сайте сообщение, что готов сдать в аренду площадь, и предпринимательница этим воспользовалась.

«Когда руководитель центра меня увидела, была крайне удивлена, что я выиграла тендер», – уточняет директор. Однако через год это помещение было отдано охране.

Сегодня предпринимательница задумалась о расширении производства и о товарах для взрослых – белья, халатов.

Марина Попова, Павлодар

Фото из архива предпринимательницы