Озеро надежды – озеро мира

12 августа главы пяти прикаспийских государств встретятся в Актау, чтобы поставить точку в многолетних дискуссиях по определению статуса Каспийского моря.

05 Августа 2018 07:00 Автор: Кульпаш Конырова
Озеро надежды – озеро мира, Каспийское море, Каспий, нефть , газ, месторождения, Каспийский саммит, ОВОС, экология

Ты помнишь, как все начиналось...

Начало каспийской эпопеи между пятью прикаспийскими державами началось еще в 1992 году, когда после распада Советского Союза на побережье Каспия возникло четыре новых независимых государства – Азербайджан, Казахстан, Россия и Туркменистан.

Все эти годы все пять стран обсуждали спорные для себя вопросы, касающиеся совместного использования Каспия и всего того, что скрывают его глубины.

Как известно, Каспий имеет не только богатую флору и фауну, но и содержит большие запасы нефти и газа – одних из самых востребованных товаров в мире. Именно на шельфе Каспия было обнаружено крупнейшее за последние годы в мире месторождение – Кашаган, для освоения которого в далекий и малоизвестный четверть века тому назад Казахстан пришли крупнейшие акулы нефтяного бизнеса: Chevron, ConocoPhillips, Shell, Agip, CNPC, Inpex…

Казахстанские нефтяники любят говорить, что мировой рынок нефти не где-то там далеко, а здесь, именно на западе Казахстана, берега которого омывают воды Каспия. Сюда, где беспощадно жаркое лето и соленые ветра, вложены сотни миллиардов американских долларов, и отсюда на мировые рынки по проложенным тысячекилометровым трубопроводам черное золото уходит на мировые рынки.

А еще в водах Каспия обитает знаменитый осетр и белуга, а если к этому добавить и знаменитую каспийскую икру, то и здесь мы видим немалую прибыль. Именно поэтому страны, расположенные на побережье Каспия, сели за стол переговоров, чтобы прийти к единому решению, как мирно и без конфликтов пользоваться столь щедрым подарком природы.

Озеро или море

В первую очередь между переговорщиками пяти стран встал вопрос: как осуществить делимитацию водной и подводной части Каспия. Было предложено два варианта. Первый – поделить Каспий на пять равных частей, то есть по 20 процентов каждой стране. На этом настаивал официальный Тегеран. Но! С этим не соглашался никто из остальной четверки.

Второй вариант – водную поверхность и дно поделить соответственно прибрежной материковой территории, которая принадлежит той или иной стране. Здесь больше всего страдали интересы Ирана, материковая часть которого была меньше, чем у остальных соседей.

Напомним, что Каспий отличается от других водоемов тем, что не имеет прямого выхода к океану, а расположен внутри материковой части Евразии. А следовательно, не может считаться морем, но и назвать озером его тоже трудно. Словом, все уперлось в определение статуса Каспия. Если это море, то тут однозначно можно было бы применять уже существующие нормы международного морского права.

Чтобы не углубляться во все юридические тонкости предлагаемых вариантов в ходе двадцатилетних переговоров пяти прикаспийских государств, сфокусируемся уже на предстоящей встрече в казахстанском городе Актау. Планируется, что на пятом саммите прикаспийских государств наконец-то должна быть подписана конвенция по определению статуса Каспийского моря.

Посол по особым поручениям Министерства иностранных дел Казахстана Зульфия Аманжолова в преддверии саммита в интервью государственным СМИ напомнила о позиции Казахстана.

«Астана считала, что акватория моря подлежит разграничению на территориальные воды и национальные рыболовные зоны согласованной ширины. Остальная часть моря открывалась бы для свободного мореплавания судов под флагами прибрежных государств. Эксплуатацию биоресурсов предполагалось осуществлять в соответствующих рыболовных зонах и в общем водном пространстве на основе согласованных квот и путем лицензирования промысла», – сообщила г-жа Аманжолова.

Открытым оставлялось и воздушное пространство над морем для полетов по согласованным маршрутам. Внутриконтинентальным государствам обеспечивалось бы право свободы транзита для выхода в другие моря и Мировой океан. Позже, в октябре 1997 года позиция Казахстана была распространена в качестве официального документа Организации Объединенных Наций.

Документ компромиссов

Предстоящий, пятый по счету Каспийский саммит – плановое мероприятие. Подписание итоговой концепции по статусу Каспия имеет огромное значение не только для самих прикаспийских стран, но и для остального мира.

«Подписание конвенции по статусу Каспия означает, что «большая каспийская сделка» заключена. Главное – этот документ формирует согласие стран региона в том, как использовать природные ресурсы Каспийского моря и на каких условиях», – сообщил в интервью нашему изданию российский эксперт по Каспийскому региону Игорь Ивахненко.

В запланированном виде конвенция предусматривает разделение моря на национальные сектора, исходя из сегодняшних границ на суше.

«Такое решение является компромиссом в том плане, что прежде официальный Тегеран настаивал на равномерном распределении акватории между всеми странами. Такой подход увеличил бы площадь иранского сектора, но уменьшил бы казахстанского. Теперь ясно, что споры по этому поводу закончены, Иран пошел на уступки. Можно сказать, в концептуальном плане каспийское согласие достигнуто», – подчеркнул г-н Ивахненко.

Второй, не менее важный аспект будущей конвенции: каким образом решена проблема строительства трубопроводов через Каспий? Как известно, ранее Россия и Иран выступали категорически против подобных замыслов, а, например, Туркменистан настаивал, желая создать Трансазиатский газопровод.

Вместе с тем подписанный ранее «пятеркой» протокол ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду) провозглашает, что перед реализацией таких проектов необходимо коллективное обсуждение экологических рисков всеми прикаспийскими странами, и без природоохранного разрешения каждой из них осуществление планов по строительству глубинных трубопроводов недопустимо.

«Но все зависит от того, есть ли пункт о правах сопредельных стран строить, условно говоря, газопроводы/нефтепроводы. Если можно, то это большой успех Туркменистана, который давно хочет построить Транскаспийский газопровод. Если такого пункта в конвенции нет, то это значит, Ашхабад потерпел дипломатическое поражение», – заметил г-н Ивахненко.

Что касается Казахстана, то, по мнению российского эксперта, для него конвенция не имеет такого драматичного значения. С прошлого десятилетия действует российско-казахстанская сделка о совместной разработке трансграничных месторождений. Между Казахстаном, Азербайджаном и Туркменистаном таких месторождений нет. Нужно ли Казахстану строить трубопроводы через Каспий – большой вопрос.

«Газопровод точно не нужен – это экономически бессмысленно. Нефтепровод – себестоимость кашаганской и Каламкас-моря нефти ужасно высока. Еще больше увеличивать затраты за счет строительства Транскаспийского нефтепровода, а затем его интеграции с Баку – Тбилиси – Джейхан и использования этого дорогущего маршрута инвесторы не захотят. У Казахстана уже есть КТК, есть трубопровод в Китай, российский Атырау – Самара. Кроме этого, надо увеличивать поставки на собственные НПЗ. Таким образом, в отраслевом смысле конвенция не имеет значения для Казахстана», – подчеркнул г-н Ивахненко.

А там, где нефть, там большая политика

Однако, учитывая нынешнюю ситуацию в мире, предстоящее подписание конвенции по статусу Каспия имеет геополитическое значение. Бесспорный факт, что урегулирование «каспийской проблемы» показывает, что хотя бы один мировой регион стал безопаснее и спокойнее, чем раньше.

Усиление нестабильности вокруг региона: исламистские войны в Сирии, Ираке, Афганистане, конфликт между Россией и Украиной, намерение США подвергнуть новым санкционным атакам Иран – вероятнее всего, подтолкнуло глав прикаспийских государств к достижению компромисса.

По мнению казахстанского дипломата Зульфии Аманжоловой, для всех каспийских стран приоритетом стало обеспечение мира и спокойствия в регионе. Подписание конвенции гарантирует отсутствие политических претензий и конфликтов друг к другу, и, следовательно, каспийская «пятерка» укрепила свои стратегические позиции.

С этой точки зрения, например, у США и Израиля стало меньше возможностей для давления на Иран через каспийские разногласия. США и Евросоюзу стало сложнее использовать в энергетической политике против России другие каспийские страны, поскольку конвенция и экологический протокол установили баланс между организацией национальных трубопроводных проектов и коллективным согласием на их реализацию.

«Кроме того, важна и актуальная политическая реальность, в которой развивается каспийская интеграция. Её крупнейший во всех смыслах участник – Россия. Между тем США, ЕС, их союзники сегодня стараются представить Россию как страну-изгоя, с которой никто не хочет иметь дела. Дипломатические события в Каспийском регионе показывают, что здесь разного рода санкции против России не действуют никак», – добавил российский эксперт.

Действительно, сегодня Азербайджан наращивает импорт российского газа, Казахстан увеличивает транзит своей нефти через РФ, Туркменистан расширяет закупки продовольствия из России, Тегеран старается быть союзником Москвы во всех международных делах.

«Если пользоваться терминологией XIX века, то этот раунд «большой игры» остался за Россией. Однако история знает множество прецедентов, когда практическая политика ниспровергала самые важные дипломатические договоренности. Поэтому нельзя исключать, что при радикальных изменениях в положении и политике каспийских стран или при резком усилении давления на них внешних сил достигнутые соглашения будут подвергнуты ревизии или отменены», – резюмирует г-н Ивахненко.

Кульпаш Конырова