Роль банковского сектора в экономике продолжает падать

Мантра про смягчение денежно-кредитной политики, как драйвер кредитования и экономического роста, превращается в сказку.

26 Июля 2018 11:20 Автор: Татьяна Батищева
Роль банковского сектора в экономике продолжает падать, Банки, БВУ , экономика, банковский сектор , Депозиты, кредитование, инфляция, Нацбанк РК

Банковские активы с начала года плавно сокращались и лишь к началу июля вышли в небольшой плюс, однако зафиксировать положительную динамику по итогам первого полугодия 2018 года банкам не удалось. В январе-июне активы достигали 24,2 трлн тенге против 25,1 трлн тенге годом ранее, спад составил 3,5%, или 886 млрд тенге.

К слову сказать, год назад ситуация в банковском секторе была не намного лучше. В первом полугодии 2017 года активы банков ужались на 1,6% по сравнению с периодом 2016 года. Однако в этом году, согласно текущей статистике Нацбанка, спад в банковском секторе усилился.

Сокращение активов прошло по многим статьям, ощутимым для банков и не очень. Например, сократились наличные деньги на банковских счетах и вложения в аффинированное золото. Существенно, в 8,8 раза снизился объем ценных бумаг, учитываемых по справедливой стоимости: с 509,6 млрд до 57 млрд тенге. К тому же продолжился тренд, когда банки стали меньше размещать вклады на счетах в других банках из-за падения ставок привлечения.

Кредитование свалилось в штопор

Драйвером сокращения активов выступил ссудный портфель. Балансовые требования к клиентам сократились на 2,2 трлн тенге (16,6%), с 13,5 трлн до 11,3 трлн тенге. Совокупный ссудный портфель банков с учетом операций репо ужался с 15,5 трлн до 13,4 трлн тенге (полугодие к полугодию).

Фактически сохранение высоких темпов экономического роста, когда ВВП вырос в первое полугодие 2018 года на 4,1% против 4,2% в первое полугодие 2017 года, никак не отразилось на кредитной активности банков. Как отметил министр национальной экономики Тимур Сулейменов, представляя на заседании правительства полугодовые итоги, «в целом подъем экономики происходит на фоне продолжающегося замедления инфляционных процессов и высокой инвестиционной активности».

С начала года инфляция составила 2,6%, а по итогам года достигла 5,9% – низкого пикового значения за последние три года. По словам министра, инвестиции в основной капитал выросли на 25,8% и сохраняют тенденцию дальнейшего высокого роста. При этом в региональном разрезе отмечается позитивный темп роста в отраслях экономики.

Возвращаясь к кредитованию, отметим, что максимальное сокращение портфеля получилось у Казкоммерцбанка – с 3,5 трлн тенге до 1,2 трлн тенге. Немного, на 39 млрд тенге, ужался по ссудам Евразийский банк, AsiaCredit Bank сократил портфель на 5,6 млрд тенге, потери Bank RBK были серьезнее – в 507,5 млрд тенге. Ожидаемо снизился объем ссудного портфеля у Qazaq Banki, Банка Астаны и Эксимбанка Казахстана.

Напомним, что в начале мая глава Нацбанка Данияр Акишев рассказал журналистам, что все три банка испытывают затруднения с обеспечением достаточного уровня ликвидности в связи с низким качеством кредитного портфеля. В течение мая у трех банков приостановили лицензии на привлечение депозитов физических лиц. Решения регулятора имели негативные последствия для всей операционной деятельности этих банков.

Вместе с тем качество ссудного портфеля стабилизировалось. В первом полугодии 2018 года доля неработающих кредитов составила 12,8% против 28,28% годом ранее. Доля кредитов с просроченной задолженностью свыше 90 дней (NPL 90+) по банковскому сектору составила 8,75% против 10,71% годом ранее.

Тем не менее, уровень провизирования банковского сектора увеличился и составил 14% от судного портфеля, что в абсолютном выражении составляет 1,8 трлн тенге. Для сравнения, год назад показатель находится в пределах 11,2%, или 1,7 трлн тенге.

Денежная ликвидность вымывается из банков

Сокращение активов, которое никак не может «нащупать дно», приводит к снижению ликвидности сектора. Так, уровень ликвидных активов в феврале составил 40,5%, в мае – уже 38,8%. Тем не менее, ликвидность банковского сектора в первом полугодии 2018 года оставалась на высоких уровнях. Регулятор продолжил изъятие избыточной ликвидности посредством таких инструментов, как ноты, депозиты, репо и валютный своп. Ставки на денежном рынке с начала года в основном находились у нижней границы коридора базовой ставки, которую регулятор снижал четыре раза, до 9%.

Например, увеличился объем депозитов банков на счетах Нацбанка. Требования к Нацбанку, выросли в 2,5 раза, с 270 млрд тенге до 686 млрд тенге. Дополнительно на 39,6%, до 3 трлн тенге, прирос объем нот в торговом портфеле банков.

Требования банков по операциям с валютными свопами и дилинговым операциям сократились с 413,5 млрд тенге до 298,5 млрд тенге, хотя аналогичные обязательства немного подросли, со 141,7 млрд тенге до 217 млрд тенге.

Ссужать тенге под залог валюты стали в меньших объемах – свою роль сыграл профицит тенговой ликвидности в секторе, да и ставки стали не слишком привлекательными после активизации на рынке регулятора, который с февраля ввел новые нормативы по операциям изъятия и предоставления тенговой ликвидности.

Спрос на привлечение тенге под залог доллара остается активным, хотя и не в таких объемах, как в первом полугодии 2017 года. За этот же период времени объем торгов на рынке валютного свопа на Казахстанской фондовой бирже (KASE) снизился на 59,8%, до 18,9 трлн тенге. В инструментальной структуре более 79% от общего объема торгов (15 трлн тенге) пришлось на сделки с двухдневным валютным свопом по доллару.

На этом фоне операции обратного репо (привлечение тенговой ликвидности под залог ценных бумаг) выросли на 14,6% (полугодие к полугодию), до 263,9 млрд тенге. Для сведения, объем торгов в секторе репо на KASE в первом полугодии 2018 года достиг 37,9 трлн тенге, что превышает годичный показатель на 5,8%, или 2,1 трлн тенге. Интерес вызывают изменения в списке банков, участвующих в сделках обратного репо по итогам полугодий.

Некоторые банки (Народный банк и Kaspi Bank) сократили свои позиции, другие же, напротив, их увеличили (Казкоммерцбанк, ForteBank, АТФ Банк, Банк «ЦентрКредит» и Bank RBK), Евразийский банк и «Цеснабанк» закрыли позиции к началу июля 2018-го.

Совокупные обязательства банковского сектора в первом полугодии 2018 года ужались на 4,3% (939,7 млрд тенге), до 21,2 трлн тенге. Прежде всего сократились, и существенно, в 2,3 раза, с 1,4 трлн тенге до 622 млрд тенге, межбанковские обязательства. Просели в объеме деньги, привлеченные банками от правительства. При этом ненамного вырос субординированный долг, а также займы, полученные от международных финансовых организаций.

Выпущенные в обращение ценные бумаги (долговые обязательства) сократились на 180 млрд тенге, с 1,4 трлн до 1,2 трлн тенге. Банки по-прежнему предпочитают привлекать короткие деньги, которые можно эффективно разместить на денежном рынке или через покупку нот Нацбанка, чем занимать средства на длинный период времени с непонятной перспективой их размещения в кредиты населению и корпоративному сектору.

Компенсировать потери банки смогли за счет резкого наращивания инвестиционного портфеля. В частности, в 2,3 раза, с 778 млрд до 1,7 трлн тенге (полугодие к полугодию), вырос портфель ценных бумаг, удерживаемых до погашения, причем портфель наращивается с начала года.

Борьба за сбережения населения обостряется

Здесь нужно отметить, что 79,5% совокупных обязательств банков составляет депозитный портфель (в абсолютном выражении – 16,8 трлн тенге). Согласно отчетности регулятора, объем депозитов в первом полугодии 2018 года показал нулевую динамику по отношению к аналогичному периоду 2017 года.

Однако важные изменения произошли в структуре депозитов. Если год назад расклад по депозитам был в пользу юридических лиц: 8,9 трлн тенге против 7,8 трлн тенге вкладов населения, в совокупности 16,7 трлн тенге, то в этом году депозиты физических лиц (8,47 трлн тенге) и корпоративных клиентов (8,39 трлн тенге) почти сравнялись.

Учитывая, что депозитные ставки для населения всегда выше, чем по вкладам корпоративного сектора, удержание пассивов обходится банкам достаточно дорого, несмотря на снижение базовой ставки и автоматически – ставок по вкладам.

В разрезе банков снижение вкладов показали многие организации, входящие в двадцатку крупных и средних банков. В топ-5 крупнейших банков потерь избежали лишь два банка – Народный банк и Сбербанк Казахстана. Казкоммерцбанк, «Цеснабанк», АТФ Банк ужали депозитный портфель, причем за счет оттока вкладов юридических лиц, который не смог перекрыть рост депозитов от населения. В топ-10 не смогли удержаться на позициях Bank RBK и Евразийский банк. Первый получил существенный отток по депозитам физических и особенно юридических лиц, второй провалился за счет депозитов юридических лиц при увеличении привлечения денег от населения.

Снижение, как видно, несущественное, однако здесь важен именно нисходящий тренд. Дело в том, что с начала этого года ситуация с привлечением депозитов складывалась для банков непростой. Легкий январский рост сменился с февраля затяжным спадом, достигшим пика в мае, после того как в начале месяца глава государства на одном из совещаний указал, что три банка имеют «ужасные показатели, из-за того что акционеры плохо руководили ими, задолжали и не могут ответить своим вкладчикам».

В течение мая у Эксимбанка, Банка Астаны и Qazaq Banki приостановили лицензии на привлечение депозитов физических лиц. Потери банковского сектора в депозитах по итогам мая составили 234 млрд тенге. Однако в июне статус депозитов был восстановлен, отток депозитов сменился ростом в 555,8 млрд тенге.

Банкиры в шоколаде

За январь-июнь 2018 года банки совокупно заработали 321,1 млрд тенге, что на 57,4% выше итогов января-июня 2017 года, когда банки показали прибыль в 204 млрд тенге. К слову, тогда прибыль упала на 0,3% по сравнению с первым полугодием 2016 года.

Расходы сектора до налогообложения сложились в пределах 15,1 трлн тенге против 14,8 трлн за январь-июнь 2017 года. Однако доходы банков все же оказались выше, показав рост с 15 трлн тенге до 15,5 трлн тенге за период полугодие к полугодию.

На показатели прибыльности банков оказывают давление высокие расходы на сохранение качества активов, снижающаяся доходность по инструментам Нацбанка, высокая стоимость фондирования, стагнация ссудного портфеля и все еще значительная доля токсичных займов. Тем не менее, чистая процентная маржа сектора за период составила 5,44%, увеличившись по сравнению с результатами прошлого года, когда показатель составлял 4,48%.

Татьяна Батищева