Сдерживание Нацбанком обменного курса будет иметь эффект пружины

Нацбанк посоветовал экспертам не реагировать остро на волатильность курса.

24 Августа 2018 14:25 Автор: Татьяна Батищева
Сдерживание Нацбанком обменного курса будет иметь эффект пружины , Нацбанк РК, курс тенге , тенге , Денежно-кредитная политика Национального банка Республики Казахстан
Фото: kapital.kz

Август явно не задался для национальной валюты, которая за месяц похудела на 17 процентных пунктов по отношению к доллару, почти как в  августе 2015 года, когда Нацбанк официально отпустил тенге в свободное плавание и прошла шестая официальная девальвация тенге.

В четверг, 23 августа, Нацбанк провёл открытый круглый стол «Денежно-кредитная политика Национального банка Республики Казахстан», на котором в формате дискуссии представители банка в ранге директоров департаментов ответили на вопросы экспертов и журналистов. Встреча прошла как нельзя кстати.

Всю текущую неделю, как и предыдущую, доллар не спускается ниже 360 тенге. Нацбанк остаётся спокойным, заявляя, что поставил на паузу продажу валюты, и не проводит интервенций, и не снимает тем самым давление с тенге. В свете перспектив ухудшения внешней конъюнктуры увеличиваются риски дальнейшего ослабления тенге, и Нацбанк решил  объясниться.

Директор департамента статистики Нацбанка Виталий Тутушкин сразу отметил, что вопрос о том, свободно плавающий в Казахстане курс или нет, является дискуссионным. Нацбанк не вмешивается в курсообразование, а волатильность курса зависит не от режима денежно-кредитной политики, а от ожиданий игроков рынка. Он вновь напомнил, что с 2015 года Нацбанк отказался от таргетирования обменного курса национальной валюты, промежуточной целью которого было обеспечение стабильности обменного курса, и перешёл к таргетированию инфляции. Это означает, что центробанк самостоятельно либо совместно с правительством устанавливает прямой целевой уровень инфляции. Промежуточным ориентиром служат процентные ставки и прогноз инфляции. 

«Здесь проблема в том, что сигнал по достижению цели идёт с большим опозданием. Мы не можем сказать, устанавливая процентные ставки, достигаем ли мы цели по инфляции, требуется большая аналитическая база и работа, система прогнозирования и моделирования экономики и другое», – признался представитель Нацбанка.

В защиту нынешней денежно-кредитной политики представитель Нацбанка привёл  в пример достигнутые результаты. Если режим фиксированного курса взрыхлял девальвационные ожидания и население охотно переворачивалось из тенговых депозитов в иностранную валюту, что привело к ситуации, когда лишь 20% вкладов были тенговыми, то сейчас картина другая, и доля тенговых депозитов существенно возросла.

Говоря об итогах кредитования в период свободного курса, спикер отметил, что ситуация не так уж плоха: реальное кредитование растёт, но списание плохих кредитов портит статистику. «Статистически кредитование не растёт и находится на нулевом уровне. Однако это больше эффект базы, поскольку в годовом выражении учитывается влияние «Дельта-банка», Bank RBK и Казкома. Первый сдал лицензию, остальные находятся в процессе реструктуризации, без них кредитный портфель растёт неплохими темпами, показывая 10-процентный рост», – прокомментировал Виталий Тутушкиин.

Директор департамента монетарных операций Нацбанка Алия Молдабекова в свою очередь заявила, что за весь период свободного курса, несмотря на активную продажу валюты в августе-октябре 2017 года, когда усилились девальвационные ожидания, нетто-покупка составила порядка 2 млрд долларов. В частности, по состоянию на 20 августа с начала года в Нацфонд поступило 1,7 трлн тенге.

«С учётом относительно высоких цен на нефть в 2018 году  поступления в Нацфонд, скорее всего, увеличатся. Гарантированный трансферт в размере 2,6 трлн тенге уже частично осуществлён. Исходя из этих цифр, можно сделать вывод, что поступления и изъятия из Нацфонда в этом году будут сбалансированы. Операции Нацфонда не окажут сильного  влияния на валютный рынок в этом году, поскольку не ожидается больших реконвертаций для осуществления трансферта», – заключила Алия Молдабекова.

Представитель Нацбанка отметила, что часто обсуждает с экспертами вопрос коммуникаций по валютным операциям Нацфонда, и, конечно, большую прозрачность рынку дала бы публикация планов по валютным операциям Нацфонда.

«Мы с коллегами этот вопрос обсуждали. К сожалению, план поступления и изъятий, который мы получаем, далёк от совершенства и не совпадает с действительностью, некоторые  месяцы не совпадают с точностью до наоборот: когда мы ожидаем нетто-поступлений, могут быть нетто-изъятия. В этом случае, наверное, неправильно коммуницировать с рынком по той информации, которая может оказаться неверной», – отметила г-жа Молдабекова.

Понимая, что Нацбанк практикует режим свободного курса, тем не менее, эксперты задаются вопросом, что существенная волатильность тенге, которая наблюдается в последний месяц, сильно беспокоит бизнес и население, поднимая девальвационные ожидания. По мнению экспертов, Нацбанк должен прокомментировать свою реакцию и возможные действия на этот счёт.

Алия Молдабекова согласилась, что волатильнось подрывает доверие к национальной валюте, поскольку нет уверенности, какой курс будет завтра и послезавтра, но в то же время сдерживание Нацбанком ослабления или укрепления тенге будет иметь эффект пружины.

«К волатильности надо подходить с такой позиции, что курс волатилен как в одну, так и в другую сторону, и на колебания в пределах трех-, пятимесячного периода, наверное, не нужно обращать внимание или, по крайней мере, остро реагировать. Привыкание к волатильности – один из факторов, позволяющих успешно функционировать плавающему курсу», – сказала Алия Молдабекова.

Экономист Мируерт Махмутова подняла вопрос консолидации действий монетарных властей.

«Можно бесконечно обсуждать роль Нацбанка в реализации денежно-кредитной политики. Однако в какой мере достижима стабильность цен исключительно инструментами денежно-кредитной политики? – задалась вопросом эксперт. – Всегда нужно рассматривать симбиоз в вопросе фискальной и денежно-кредитной политики. Учитывать роль правительства и местных исполнительных органов, принимать во внимание открытость  экономики и зависимость Казахстана от импорта, отсутствие внутреннего производства. Меня смущает, насколько корректно обозначать основной целью Нацбанка стабильность цен».

Отвечая на вопрос, Виталий Тутушкин уточнил, что под стабильностью цен имеется в виду в целом обеспечение стабильной инфляции, поскольку ни один центробанк в мире не имеет достаточных полномочий урегулирования уровня цен. Регулятор создаёт условия для снижения или роста цен в рамках кредитного, валютного и процентного каналов – тех ориентиров, которыми живёт экономика. Снижая ставку, регулятор повышает свободный спрос и уровень цен и наоборот.

«Вопрос координации фискальной и монетарной политики, конечно же, острый вопрос. Мы ведём консультации с правительством в части проводимой нами политики, в том числе по вопросам ценовой стабильности», – дополнил свою речь банкир.

Независимый эксперт Асет Наурызбаев заявил, что поддерживает свободный курс тенге, но, тем не менее, является противником свободного допуска на валютный рынок внешних инвесторов, и никаких Clearstream на KASE по открытым счетам быть не должно. «С внедрением Clearstream на валютном рынке появятся «горячие» деньги иностранных инвесторов в больших размерах. Мы подставим собственный рынок для волатильности больших спекулянтов», – заявил эксперт. 

Такого же мнения он придерживается и в вопросе допуска иностранных инвесторов к госбумагам Минфина на площадке  МФЦА площадки через систему Euroclear. Для допуска иностранцев в качестве базы должна быть конкурентоспособная экономика и сформированный класс внутренних инвесторов, чтобы сбалансировать внешние шоки. Сейчас же, по словам эксперта, ситуация такова, что у нас не так много эффективных предприятий, и мы за счет дешевизны рабочей силы и прочих материальных ресурсов становимся сбалансированными  по объемам экспорта-импорта. 

«К сожалению, в обменный курс мы замешиваем огромное число капитальных операций, которые влияют на курс. Как мы понимаем, для спасения в Казкоммерцбанк  были вложены депозиты национальных компаний, причем большие, до миллиарда долларов, они были в тенге. Компании набрали валютных займов за рубежом, миллиард долларов замер за счетах Казкома,  компании побежали на валютный рынок для конвертации  тенге, чтобы оплатить проценты по займам. Механизм начинает влиять на курс, и начинаются колебания, – пояснил Асет Наурызбаев. – У Нацбанка должен быть гораздо больший перечень инструментов денежно-кредитной политики, включая «длинные» кредиты реальному сектору, госбумаги, выпущенные по уровню инфляции».

В свою очередь, директор департамента финансовой стабильности Сабит Хакимжанов, отметил, что свободный курс невозможен без свободного передвижение капитала. Свободное движение капитала было и до Clearstream, но барьеры для инвесторов были достаточно высокими и являлись одной из жалоб инвесторов. «Clearstream снизил барьеры, но мы пока не видим большого притока средств в ноты и на валютный рынок. Наоборот, начался отток, позиции по нотам стали снижаться, и связано это с внешним фоном. Инвесторы, которые заходят на локальные рынки понимают, что влияют на курс. Вопрос в том, какие они приносят  деньги: длинные или короткие? Пока это трудно увидеть», –  уточнил г-н Хакимжанов.

Татьяна Батищева